Накачивать мускулы

Спецвыпуск
Москва, 03.11.2003
«Эксперт Северо-Запад» №41 (150)
Если к 2010 году уровень жизни в Калининградской области не сравняется с уровнем жизни ближайших соседей по региону, Россия эксклав потеряет

Длительный экономический спад сменился в Калининградской области активным ростом. За 2001-2002 годы ВРП этой территории увеличился на 10,2%, объем промышленного производства - на 22,5%. Есть и другие результаты, которые позволяют калининградцам, включая рядовых жителей, оценивать перспективы региона с большим оптимизмом. "Приезжайте к нам года через три - не узнаете область, - сказал корреспонденту "Эксперта С-З" один дружелюбный таксист. - Здесь будет второй Гонконг". Возможно, и будет, но только при одном условии: если произойдет смена экономической модели. Потенциал сегодняшней хозяйственной практики Калининграда через несколько лет будет исчерпан.

Рост низкого качества

Есть несколько поводов сомневаться в том, что рост, который сейчас идет в Калининградской области, при сохранении нынешних условий будет долговременным. Во-первых, можно согласиться с одним из экспертов, который назвал калининградский бизнес "оборотистым, не оставляющим следов". Он действительно практически не оставляет следов не только в бюджете, но и в целом в экономике - не осуществляет серьезных инвестиций в переоборудование предприятий и тем более в создание новых. По оценкам Григория Бунатяна, представителя Минэкономразвития в калининградском Агентстве регионального развития, "предприятий, которые делают крупные инвестиции, в областном бизнесе, к сожалению, существенно меньше четверти". В основном растущие доходы вкладываются в "легкие" активы - те, что приносят очень быструю прибыль, откуда капитал можно оперативно забрать. Таким образом, не создается "фундамента для надежного долговременного роста", как выразилась руководитель Центра анализа полюсов роста Института экономики РАН Наталия Смородинская.

Во-вторых, развитие калининградского бизнеса основано в значительной степени на льготах особой экономической зоны. Помогая местному бизнесу, они одновременно держат его в подвешенном состоянии. То, что Москва дает, она может легко и отобрать. У особой зоны всегда были влиятельные враги, например в Минфине, а по мере укрепления позиций калининградских предприятий на российском рынке (большинство предприятий региона поставляет продукцию "на материк") их будет становиться еще больше. "Все чаще слышатся голоса из большой России о том, что федеральный закон об ОЭЗ нарушает принцип свободной конкуренции", - отмечает директор программы регионального и трансграничного сотрудничества Института "Восток - Запад" Алексей Игнатьев.

Помимо воли власти существуют и объективные факторы. В процессе сближения российского и европейского торговых режимов, и тем более после вступления России в ВТО, импортные пошлины будут существенно снижены по всей стране и Калининград, таким образом, лишится уникальных преференций. Это значит, что региональным компаниям придется создавать естественные конкурентные преимущества вместо существующих искусственных. Но повышением конкурентоспособности надо заниматься заранее, а пока действует льготный режим, калининградские предприятия не видят для этого оснований.

Конечно, не все экономические субъекты в области действуют одинаково. Ведущие торговые сети, прежде всего группа "Виктория", занимаются снижением издержек, логистикой, внедрением новых управленческих технологий. Можно назвать ряд мебельных производств, вкладывающих деньги в торговые марки и технологии. Сборочный "Телебалт" - наиболее быстрорастущее, по рейтингу "Эксперта", предприятие Северо-Запада.

Как утверждает Григорий Бунатян, "по моим внутренним оценкам, от 10 до 25% областных компаний - это рентники-футуристы, которые, используя льготы, создают работо-способную структуру на случай их отмены". Но поскольку большинство предприятий никакой структуры не создают - работают на изношенных станках, несут огромные энергопотери, используют низкоквалифицированный труд, - ясно, что переход от сегодняшней системы к жизни без льгот чреват экономическим кризисом в регионе.

В окружении богатых буратин

Поскольку жизнь без льгот в долгосрочной (а может, и в среднесрочной) перспективе неизбежна, а кризис никому не нужен, весьма популярным становится сценарий развития области в рамках оффшора. "Я не вижу, за счет чего еще регион сможет выжить и тем более совершить экономический рывок, - говорит, например, генеральный директор Калининградского консультационного центра " Бизнес-Эксперт " Георгий Дыханов. - А рывок необходим, потому что к 2010 году уровень жизни в области должен сравниться с уровнем ближайших соседей - республик Балтии и Польши. Иначе Россия Калининград потеряет".

К 2010 году подрастет новое поколение, которое страшно далеко от материковой России - никогда там не бывало и почти ничего о ней не знает. Серьезная разница в уровне жизни при сравнении с ближайшими странами будет для молодых людей дополнительным аргументом в пользу воссоединения с более благополучной Европой. Как минимум - резко усилится поток нелегальных иммигрантов из Калининграда на Запад, что, в свою очередь, настроит ЕС против области, усилит ее изоляцию.

Впрочем, выступая за оффшор, не обязательно приводить политические аргументы: так, его сторонником является президент упоминавшейся группы "Виктория" Николай Власенко, считающий чушью любые разговоры о калининградском сепаратизме. Доводы Власенко исключительно экономические: "У нас нет серьезных сырьевых ресурсов, значительного человеческого капитала, инженерной инфраструктуры, - говорит он, - нет ничего, чтобы конкурировать с другими российскими регионами, не говоря уже о Западе. У этой проблемы может быть несколько решений, и одно из разумных - создание финансового оффшора". Калининград в этом случае, продолжает мысль ритейлер, мог бы стать "зоной очистки" для российского капитала, сбежавшего на Запад и желающего вернуться обратно. Поработав в эксклаве какое-то время, деньги снова направятся на российский материк.

Сторонником подобных идей является специальный представитель Президента РФ по проблемам КО Дмитрий Рогозин. "Модель, за которую я выступаю, - отмечает он, - предполагает организацию в области нетрадиционного оффшора - налоговой гавани для некоторых видов хозяйственной деятельности. Это прежде всего рекреационный комплекс, гражданское строительство, все виды транспорта". Рогозин особо подчеркивает, что "оффшор в Ингушетии - это позор, потому что там нет искусственных ограничений и невозможно считать деньги, которые приходят и уходят. И совсем другое дело - регион, где есть охраняемые границы, который живет в окружении богатеньких буратин, не знающих, в какой стране дураков закопать свои пять золотых.

Есть мнение, что обсуждать сценарий оффшора бесполезно, потому что такая модель противоречит российскому законодательству и власти ее не допустят. Не факт - как сказал нам один чиновник, "на самом высшем уровне принято решение: можно допустить изъятия из российского законодательства, если они будут способствовать решению калининградской проблемы".

Другой аргумент - создание оффшора противоречит политике ЕС, взявшего курс на закрытие безналоговых зон, - тоже не бесспорный. "Такая ситуация даже на руку России, - считает Георгий Дыханов, - поскольку в Европе возникает дефицит оффшоров и Калининград мог бы его покрыть. ЕС же можно объяснить, что он сам создает трудности для области, расширяясь на восток, и поэтому должен проявить понимание". Другое дело, что модель оффшора обладает серьезными экономическими минусами: поддерживая преимущественно финансовый сектор и сферу услуг, она оказывает угнетающее воздействие на производство. Оффшорный режим, безусловно, способствует "расслаблению" предприятий, их нежеланию повышать конкурентоспособность, никак не меньше, чем нынешняя модель особой зоны.

Наверное, стоит согласиться с экспертами, которые считают, что оффшор можно принять в качестве временного варианта, который позволит региону уйти от льгот ОЭЗ без особых потерь. А затем нужно будет выбрать другой сценарий.

Политический проект

Реализация экспортного варианта развития потребует усилий не только от компаний но и от власти. Прежде всего придется договориться с ЕС о беспошлинном ввозе калининградских товаров в Европу

Другой "сценарий" - это переход от действующей сейчас в Калининграде схемы импортозамещения (производство товаров из импортных комплектующих, с использованием льгот ОЭЗ, и поставка их в большую Россию) к работе региональных компаний на экспорт. У этого сценария немало противников. "Зачем лезть со своей продукцией на плотный европейский рынок, если у нас вся Россия пустая? - спрашивает Николай Власенко. - Любой маркетолог вам скажет, что оптимальный путь - выходить на развивающиеся рынки, то есть, в данном случае, на российский".

В то же время чем дальше, тем больше экспертов отмечают, что экспортная ориентация - единственный вариант надежного долговременного развития КО. "Я не понимаю, почему такой путь называют утопичным, - говорит Григорий Бунатян. - Маленькая Ирландия стала центром по сборке компьютеров, потому что там были созданы соответствующие условия. И в Калининграде это будет". Можно также привести пример Литвы: среднегодовой рост экспорта республики в страны ЕС за период с 1996 года составил 14,3%, хотя значительных ресурсов у Литвы нет.

Плюсы экспортного сценария нельзя недооценить: при поставке товаров на европейские рынки исчезают те огромные транспортные издержки, которые несут калининградские компании при обслуживании российского рынка. Соответственно, становятся ненужными льготы, созданные для компенсации этих издержек. Кроме того, исчезает жесткая зависимость экономики Калининграда от договоренностей с Литвой по вопросам доставки грузов в Россию через ее территорию.

Если присмотреться, можно найти в КО ряд экономических "точек", имеющих экспортный потенциал, например - сельское хозяйство. Давно идут разговоры о том, что в Европе пригодился бы рапс, выращенный в области, и, возможно, ячмень. "Телебалт" мог бы поставлять на Запад часть своей продукции, как, вероятно, и автосборочный "Автотор" (см. "Человек - Hummer" в журнале "Эксперт С-З" 39 от 20 октября 2003 года). Правда, чтобы выйти на западные рынки, предприятиям области придется значительно "нарастить мускулы" - усилить свои конкурентные преимущества. И, когда исчезнут льготы ОЭЗ, предприятия, вполне вероятно, этого добьются - просто потому, что не будет другого выхода. В противном случае их потеснят новые производства, которые создаст на территории КО российский капитал, желающий и умеющий работать на экспорт.

Реализация экспортного варианта развития потребует усилий не только от компаний, но и от власти. Прежде всего придется договориться с ЕС о беспошлинном ввозе калининградских товаров в Европу. По мнению авторов брошюры "Калининградская область как пилотный регион партнерства России и Европейского союза", так можно ставить вопрос, поскольку "беспошлинная продажа товаров стран ЕС в Калининградской области уже обеспечивается действующим режимом ОЭЗ". То есть речь идет о встречной уступке. Хотя предполагается, что при развитии экспортной модели льготы ОЭЗ станут ненужными, на первом этапе они еще будут действовать. Кроме того, преференции Калининграду могут быть предоставлены в качестве первого весомого шага в рамках общего сближения торговых пространств ЕС и России. Также потребуется помощь Евросоюза в осуществлении перехода областных компаний на западные технические и технологические стандарты.

Понятно, что достичь таких договоренностей будет непросто, поэтому Наталия Смородинская справедливо называет переориентацию области "политическим проектом". Иными словами, с двух сторон - российской и европейской - должны найтись люди, которые готовы долго обсуждать благополучие одного маленького региона. "Россия и Европа никогда не занимались совместным развитием территорий, - отмечает Смородинская, - но раньше и тысячелетие было другое, и другие вызовы". Собственно, лед уже тронулся: на октябрьском саммите Балтийского форума развития в Риге была признана необходимость разработки совместной (российско-европейской) стратегии для Калининграда.

Кроме трех возможных сценариев развития Калининграда - продолжение импортозамещения, оффшор и переход на экспортную модель - существует четвертый, промежуточный. Пока будет осуществляться именно он. В данный момент готовится новый закон об особой экономической зоне. Он предполагает сохранение всех преференций калининградских компаний-экспортеров (кроме нефтяников) и урезает часть льгот для предприятий, занятых поставками продукции в Россию. Таким образом, рынку дается сигнал, хотя и довольно слабый, что надо постепенно готовиться к экспортной ориентации региона.

Калининград - Москва - Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама