Арнольд Мери: «Правые запугивают эстонский народ!»

В июле 1941 года Герой Советского Союза Арнольд Мери, спешно организуя (фактически уже находясь в окружении) сопротивление наступающим на Ленинград гитлеровцам, не мог себе представить, что через 60 с лишним лет Золотая Звезда, полученная им за этот подвиг, может оказаться поводом для обвинений против него самого. 

«А так и получается, – комментирует ситуацию Арнольд Мери, выпустивший недавно книгу воспоминаний „Судьба и выбор. История Арнольда Мери“ на эстонском языке. – Ведь если какому-нибудь отморозку взбредет в голову сорвать у меня с груди боевую награду, а я, естественно, окажу ему сопротивление, то уголовное дело могут возбудить именно против меня: это я, по новому закону (если он вступит в силу), являюсь носителем символики тоталитарного режима, возбуждающей рознь».

Мери – человек, которому судьба не раз предлагала сложный выбор. В послевоенные годы он был исключен из партии и лишен всех наград – за то, что не обеспечил должным образом высылку своих соотечественников в Сибирь. Сегодня мы сидим в его таллинской квартире на улице Палли и рассуждаем о судьбе «Бронзового солдата» и о поправках к пенитенциарному кодексу Эстонской Республики, согласно которым, использование и распространение разжигающих рознь символов оккупационных режимов становится наказуемым.

«На мой взгляд, – говорит Мери, – история эта глупейшая, и объясняется она только тем, что в борьбе за возможность прорваться к кормушке современные эстонские политики отбрасывают и здравый смысл, и соображения политической пользы. Да, в схватке за места в парламенте (а выборы состоятся 4 марта) эти действия кому-то действительно могут принести сиюминутную выгоду. Но впоследствии это создаст им такие проблемы!»

– Арнольд Константинович, какова, на ваш взгляд, причина обострения такой «паранойи»? Ведь 15 лет ни «Бронзовый солдат» на Тынисмяги, ни символы оккупационных режимов вроде бы никому не мешали. То есть время от времени страсти вокруг них разгорались, но каждый раз здравый смысл брал верх и даже самые горячие головы остывали. И вдруг... В чем дело?

– В настоящий момент главная причина – предвыборная кампания, которая все больше приобретает черты психоза. При этом используются факторы, так сказать, долговременного действия, в частности до ненормальных размеров растравленные национальные чувства. Ведь когда исчерпаны все более или менее нормальные методы политической борьбы, в ход пускается махровый национализм.

Смотрите, что получается. В последние три-четыре года откровенно правые, я бы сказал ультранационалистические, силы начинают терять поддержку избирателей. В ходе предыдущих выборов в парламент партия Isamaaliit («Союз Отечества») едва преодолела пятипроцентный барьер, необходимый для вхождения в Рийгикогу. В Таллине на муниципальных выборах эта партия вообще потерпела поражение. Спешно созданная под выборы-2003 партия Res Publica, благодаря своей новизне и кажущейся прогрессивности, тогда с триумфом вошла во все властные структуры, но затем, продемонстрировав свое истинное, национал-радикальное лицо, катастрофически стала терять популярность и к нынешним выборам пришла с весьма плачевными результатами – фактически рассыпалась. Для каждой из этих партий потеря хотя бы одного, даже половины процента избирателей означала бы потерю мест в парламенте. Надо было срочно что-то делать! Что? Единственный их козырь – национализм. Вот и началось снова разжигание антироссийской истерии. Попался под руку «Бронзовый солдат»? Хорошо! Пошли в атаку на «Бронзового солдата». Теперь вот – еще и символы оккупационных режимов…

Но самое-то страшное, что они своими нынешними действиями запугивают народ! Недавно со мной произошла такая история: пошел я на кладбище – прибрать могилы родителей, почистить территорию, помыть надгробия. Занимаюсь своим делом, вдруг – подходит пожилая женщина. Стоит, мнется… Стала расспрашивать, чем я мою плиту, но я же вижу – что-то ее очень тревожит. Спрашиваю: «Что вас так волнует?» Она пугливо оглядывается и показывает мне на двух молодых людей, стоящих поодаль: «Видите их? Меня они очень пугают!» Я спрашиваю: «Они вам угрожали, приставали, чем-то мешали?» Про себя думаю: надо пойти призвать молодежь к порядку. А она опять мнется, а потом шепотом так говорит: «Да нет, ничего такого они не делали. Но ведь они говорят по-русски!» То есть вы понимаете? Рядовых обывателей наши ультрапатриоты так запугали всем русским, что те уже своей тени скоро станут бояться!

– А резкая реакция российских политиков на действия Эстонии в отношении памятников и другие недружественные жесты – как вы это оцениваете?

– Вы знаете, я отвечу, опираясь на пример совсем недавнего прошлого. Когда бывший президент Эстонии Арнольд Рюйтель отказался ехать в Москву на празднование 60-летия Победы над гитлеровской Германией, российский истеблишмент тоже отреагировал на это очень бурно и резко. А я считаю, что вовсе незачем было превращать в политическую фигуру мирового масштаба человека, который вовсе таковой не является. То же самое я бы сказал и по поводу нынешней ситуации.

– Я знаю, что сегодня вы носите Звезду Героя Советского Союза практически всюду, где бываете. Не боитесь, что вас обвинят в разжигании розни?

– Мне нечего бояться, я ни перед кем ни в чем не виноват. А Золотую Звезду я действительно сейчас ношу даже чаще, чем во времена Советского Союза. Знаете, я никогда не принадлежал к тем людям, которые пользовались своими ветеранскими привилегиями, чтобы, образно говоря, без очереди попасть к пивному ларьку. А сегодня я просто обязан носить свою награду. Это – моя дань памяти тем, кто воевал рядом со мной. По-иному не умею!