Не изобретать дредноут

2 апреля 2007, 00:00
  Северо-Запад

Редакционная статья

Решение президента РФ Владимира Путина объединить государственные судостроительные активы в рамках «Объединенной судостроительной корпорации» понятно. Концентрация капитала происходит на всех рынках, вне зависимости от формы собственности: помимо прочих преимуществ, большим компаниям проще выполнять крупные заказы (привлекать необходимые финансовые ресурсы, координировать работу участников технологической цепочки и проч.). Именно это обстоятельство, по-видимому, стало главным мотивом в нашем случае – российскому Министерству обороны нужны большие военные корабли, производство которых требует четкой координации участников технологической цепочки. В современной стране существование госструктуры наподобие советского Министерства судостроительной промышленности (для осуществления такой координации) невозможно, и потому российские власти пошли по естественному пути – образовали госкорпорацию.

Этот шаг должен способствовать решению еще одной проблемы российского судпрома – его очищению от неэффективных предприятий, полностью или частично принадлежащих государству. По оценкам специалистов, таких предприятий сейчас более половины. Все эти годы они как-то выживали – их директора бегали к своим друзьям в министерствах и просили помочь каким-нибудь госзаказом. И зачастую чиновники помогали (благо деньги на это они брали не из своих карманов, а из обезличенного бюджета). Сейчас они наверняка с радостью воспользуются открывшейся возможностью свалить проблемы своих многолетних «друзей-мучителей» на головы новых формальных хозяев – руководителей Объединенной судостроительной корпорации. Но этим руководителям будет уже не все равно: нахлебники, тем более в таком количестве, мешают обеспечить конкурентоспособность корпорации. И если они проявят твердость, то порочная практика прекратится. Неперспективные предприятия будут вынуждены пойти на радикальные реформы, вплоть до полного перепрофилирования (к чему многих из них уже подталкивает и рост цен на недвижимость).

При всем том создание Объединенной судостроительной корпорации чревато одной опасностью. Дело в том, что она будет управлять не только полностью принадлежащими государству предприятиями, но и госпакетами акций в частных компаниях. А это потребует значительных интеллектуальных, психологических и управленческих усилий, поскольку задачи государственной корпорации не всегда будут совпадать с интересами частных собственников долей в таких компаниях. Возникающие разногласия наверняка создадут угрозу срыва важных госконтрактов (когда частникам они покажутся по разным причинам невыгодными), и у власти появится соблазн разрубить «гордиев узел» отработанным методом «добровольно-принудительного» огосударствления таких предприятий (путем продажи государству пакетов акций, принадлежащих частникам). При этом усиление присутствия государства в судостроительной отрасли не сулит ничего хорошего, если иметь в виду нынешний кризис российского судостроения из-за резкого ослабления его конкурентоспособности.

Западноевропейский опыт показывает, что спасение судостроительной отрасли, оказавшейся в тяжелом положении, ее адаптация к реалиям мирового рынка требуют активного, долгосрочного и добросовестного сотрудничества между государством и бизнесом в рамках ГЧП (государственно-частного партнерства). При этом наиболее быстрых результатов достигают страны, где государство как собственник сокращало свое присутствие в отрасли. Своей главной задачей правительства этих стран видели создание благоприятных условий хозяйствования, которые позволяли бы бизнесу с наименьшим ущербом проводить реорганизацию, реструктуризацию и модернизацию производства, а также содействовать цивилизованной консолидации в отрасли. Другая важная миссия государства в рамках европейского ГЧП – поддержка национальных товаропроизводителей (от негласной выдачи прямых субсидий на реорганизацию и модернизацию до вполне законного обеспечения производителей госзаказами, в том числе крупными и регулярными военными контрактами). Словом, чтобы не упустить свой шанс, нам разумнее всего воспользоваться опытом европейцев.