Затянуть пояса

Консервативно-либеральная правящая коалиция Литвы предложила выбираться из кризиса путем жесточайшей экономии

Литва находится на пороге политического кризиса. Правда, сроки его наступления, нарисованные политологами, отдаляются, но это объясняется нерешительностью самой оппозиции. Как резонно заметила член правящего кабинета военный министр Раса Юкнявичене, оппозиция не готова брать власть, пока экономика на дне. Но ее аппетиты возрастут, по мере того как страна будет выбираться из кризиса.

Насколько верно это утверждение, покажет итог битвы, развернувшейся в Сейме по поводу бюджета будущего года. Именно в нем и сопутствующих ему законодательных инициативах сконцентрированы противоречия между двумя концепциями выхода из кризиса. При этом расстановка политических сил такова, что позволяет оппозиции свергнуть нынешнюю консервативно-либеральную коалицию.

Исходная черта

Правая коалиция пришла к власти на октябрьских выборах прошлого года, когда консерваторы, которые восемь лет были отлучены от власти, взяли реванш: именно они заправляют в коалиции, в которую вошли две разновидности либералов и дебютировавшая на выборах Партия возрождения Литвы. Партия эта, которую создал из богемного окружения популярный шоумэн Арунас Валинскас, политически оказалась совершенно аморфной. Успех ее стал сенсацией на выборах и одновременно головной болью консерваторов. Уже летом случайно оказавшиеся в политике актеры и музыканты переругались друг с другом и партия, как и ее фракция в Сейме, развалилась, а ее лидера в первые же дни осенней сессии отправили в отставку с поста спикера, который Валинскас занял по условиям коалиционного договора. С этого момента коалиция утратила надежное большинство в парламенте и балансирует с очень тонким перевесом.

Новая коалиция пришла к власти в ситуации, когда бюджет 2009 года был уже сформирован. В нем заложен дефицит в объеме 3% от ВВП, который с учетом прогноза падения экономики должен был вырасти почти до 6%. Принимая такой бюджет, тогдашний министр финансов, ныне еврокомиссар ЕС по бюджету и финансовому программированию Альгирдас Шямета заявил: «Это позорное наследие левых, которые в условиях промышленного роста 7-8% в год проглядели кризис и палец о палец не ударили, чтобы накопить резервы».

Бывший премьер социал-демократ Гедиминас Киркилас действительно на словах отличался редким оптимизмом, заверяя, что признаков кризиса в Литве нет. Но здесь скорее проявлялось не неведение, а оставшаяся у бывших коммунистов привычка – убеждение, что не следует быть слишком откровенными, дабы не сеять панику.

В то же время Киркилас имеет полное моральное право напомнить, что при принятии осенью 2007 года бюджета на следующий год он просил Сейм отозвать законопроекты о повышении зарплат государственным служащим и политикам, аргументируя это именно надвигающимся кризисом. Однако к нему не прислушались и 2008 год прошел под знаком непрерывных митингов учителей, медиков, преподавателей вузов, полицейских и других бюджетных служащих.

Козырная карта

Новое правительство сразу пошло по пути, отличающемуся от избранного большинством стран Запада. В двух словах, Литва стояла перед дилеммой: курс на стимулирование производства и покупательной способности или курс на жесточайший режим экономии, выражающийся в формуле «жить по средствам». Литовские правые вопреки своему либерализму в идеологии избрали второй путь. Следует отметить, что сильное влияние на этот выбор оказала Даля Грибаускайте – еврокомиссар по бюджету и финансовому программированию, ставшая в июне нынешнего года президентом страны.

Вот основные аргументы, которые приводят в обоснование своей политики премьер Андрюс Кубилюс и его сторонники. В отличие от большинства стран, в Литве существует система валютного управления, не позволяющая иметь свою фискальную политику, проще говоря – Литва не может напечатать ни одного лита, не обеспеченного золотовалютным запасом. Это означает, что дефицит бюджета она может покрывать только за счет займов. Занимать деньги при нынешних банковских ставках – самоубийство. Более того, их не так просто найти, а если неплатежеспособность страны станет заметной, то будет еще труднее. Обращение за кредитами в МВФ, пока есть собственные резервы для экономии, бессмысленно, поскольку первое, что там потребуют, – максимальное затягивание поясов, то есть именно то, что предлагает правительство. Но при этом Литва потеряет свой авторитет и окажется в числе изгоев инвестиционного рынка.

У правительства есть козырная карта. Хотя правящая коалиция не накопила резервов, у Литвы есть безвозмездная поддержка ЕС. Например, в бюджете 2010 года это около 2,3 млрд евро при собственной доходной части 3,8 млрд. Именно эти средства могут быть направлены на стимулирование бизнеса, говорит Кубилюс. Но это – второй шаг, а для начала необходимо позаботиться о балансировании бюджета, с тем чтобы было чем платить зарплаты, пенсии и прочие социальные пособия.

Поэтому первое, что предприняла новая власть, – пересмотр статьи бюджета, в которой дефицит сокращался до 2,1% от ВВП. Для того чтобы изыскать на это 580 млн евро, сделана ставка на повышение налогов и сокращение расходов. Принято около 60 законодательных актов, касающихся налогов. При этом и эксперты, и правительство серьезно ошиблись в прогнозах. Например, один из авторитетных аналитиков Литвы Гитанас Науседа утверждал, что падение ВВП в 2009 году будет 2%, правительство – 4,8%. Фактически же оно составило в первом квартале 13,3%, во втором – 19,5 и в третьем – 14,2% по сравнению с аналогичными периодами 2008 года.

Уже в мае правительству пришлось провести вторую коррекцию бюджета с новым комплексом мер. Он сокращен и в доходной, и в расходной части, дефицит вырос до 5% ВВП. На этот раз акцент сделан на урезании инвестиционных проектов, государственных расходов и зарплат высокопоставленных чиновников.

Одновременно со второй корректировкой правительство разрекламировало план по стимулированию бизнеса. Главная идея – амбициозная программа реновации жилья. На нее уже в этом году планировалось потратить около 300 млн евро из фондов ЕС, однако программа с треском провалилась: на реновацию новых зданий не потрачено ни цента, хотя планировалось охватить ею вначале 2 тыс., затем – 500 домов.

Премьер и его команда задержку с реализацией этого антикризисного сценария нехотя признают недоработкой. В остальном считают свой курс единственно верным, позволившим вовремя выплачивать зарплаты и пенсии и даже добиться замедления падения экономики в третьем квартале. Что, к слову, по мнению экс-премьера Казимиры Прунскене, естественно в силу сезонных причин: третий квартал – сбор урожая.

В одном из недавних интервью Кубилюс обрисовал перспективы. 2010 год станет переломным: наконец заработает механизм стимулирования бизнеса, чему в немалой мере будет способствовать снижение налога на прибыль. Падение экономики продолжится, но сильно замедлится (до 4,3%).

Позиция оппозиции

Литовская оппозиция представлена тремя основными силами – социал-демократами, либеральными демократами (партия «Порядок и справедливость») и Партией труда. Это левоцентристский спектр, что не мешает ему исповедовать либеральную идею активного стимулирования, суть которой можно свести к следующим положениям.

Курс на экономию – тупиковый, поскольку душит бизнес, ведет к росту безработицы и падению покупательной активности, а значит, сокращает базу налогообложения. Это приведет к тому, что, когда начнется оживление мировой экономики, рост литовского бизнеса будет тормозиться резко упавшим рыночным спросом, отмечает профессор Института международной политики и отношений Йонас Чичинскас. По этим же причинам бухгалтерские расчеты правительства по регулированию бюджета превращаются в фикцию, так как планы по налогам не выполняются, зато расширяется зона теневой экономики. Например, за десять месяцев план по социальному налогу не выполнен на 25,6%, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года падение составило 11,5%.

Как отмечает лидер Партии труда Виктор Успасских, рост налогов снижает конкурентоспособность литовской экономики и на внешнем, и на внутреннем рынках. Отсюда вывод: нужно делать все наоборот – налоги нужно сокращать, а недостающие средства занимать на любых условиях, в том числе у МВФ. Идея Успасских в том, чтобы стимулировать не бизнес вообще, а ту его часть, которая ориентирована на экспорт (по его расчетам – около 8% предприятий). Для них и их работников предлагается снизить налоги по всей гамме. А недобор в бюджете перекрыть за счет обуздания монополий (предприятий энергетики и сетевой розничной торговли). Сделать это предлагается, в частности, за счет введения 5-процентного налога на недвижимость и торговые площади.

Если левый акцент здесь и присутствует, то лишь в критике того, что основную налоговую ношу правительство возлагает на плечи наименее обеспеченных слоев. Это оказалось особенно заметно в пакете мер, сопровождающих проект бюджета 2010 года, предусматривающий снижение на 5% налога на прибыль при одновременном сокращении пенсий, пособий по безработице и материнских (декретных) пособий. Дальше в рецептах возникают нюансы. Социал- и либерал-демократы призывают к введению прогрессивной шкалы подоходного налога и дифференцированного налога на недвижимость, а также к снижению НДС и возвращению льгот по нему.

Кто прав?

Критики правительственного курса резонно задают вопрос: где черта, у которой нужно остановиться, пытаясь за счет затягивания поясов сбалансировать бюджет? Ведь в течение года его дефицит по сравнению с первоначальным вырос почти в четыре с половиной раза и в проекте будущего года заложен уже в размере 9,5%. Примечательно, что Даля Грибаускайте, которая все время говорит премьеру о некой критической планке, которую нельзя превысить, несколько раз ее пересматривала: если вначале это было 3% от ВВП, то в мае – уже 5, а сейчас – 10%.

Чтобы подтвердить правильность избранного курса, правительство должно ответить на вопрос, в чем выражается польза от него. Пока от премьера можно услышать, в сущности, лишь один аргумент: курс экономии позволил сохранить доверие к Литве на финансовом рынке. Но и это утверждение спорно, поскольку наряду с поощрительными похвалами со стороны представителей МВФ, Еврокомиссии и некоторых рейтинговых агентств в адрес инвестиционной привлекательности Литвы звучит немало скептических оценок.

Между тем даже в рамках курса экономии имеется многовариантность, на которую указывает оппозиция. Она заключается в механизме перераспределения средств. Причем по двум направлениям. Во-первых, путем изменения пропорций расходов по сферам деятельности (например, в определении пропорции социальных затрат). Во-вторых, в распределении налоговой ноши через прогрессивные шкалы налогов (не только подоходного, но и на недвижимость, и на прибыль). Отказ от этих мер или перенос сроков их введения (налог на недвижимость правительство обещает ввести только в 2011 году) кажутся неубедительными и неаргументированными.

Андрюс Кубилюс утверждает, что 2010 год станет переломным, так как начнут работать финансовые рычаги стимулирования бизнеса (программа реновации, финансирование проектов мелкого и среднего бизнеса, сокращение налога на прибыль и т.д.). Но вопрос в том, дадут ли они эффект в наращивании экспорта и внутреннего потребления, если целый год власть всеми мерами только ослабляла конкурентоспособность литовского бизнеса и покупательную способность населения. В то же время нарастают темпы увеличения государственного долга. Если лимит текущего года на внешние займы установлен в пределах 2 млрд евро, то на будущий год он составит уже 3 млрд.

По мнению Успасских, курс экономии за счет повышения налогов для Европы был бы полезен, но при условии, что этой установкой будут руководствоваться все. Когда же его исповедуют одни государства Балтии, и в частности Литва, это увеличивает скорость падения страны. И как бы 2010 год не стал для Литвы путем к дефолту и девальвации лита, мрачно предупреждает он.    

Вильнюс