Спрос – не вопрос

Пятый угол
Москва, 12.07.2010
«Эксперт Северо-Запад» №26-27 (472)
Власть устала ждать, когда бизнес займется инновациями по собственному почину, и решила взять на себя формирование как предложения, так и спроса

Давно слежу за эпопеей, развернувшейся вокруг одной из петербургских инноваций – эскалаторов ЭТХ 3/75 нового типа, изготовленных для нужд ГУП «Петербургский метрополитен» заводом «Универсалмаш» (дочерним предприятием Кировского завода) и установленных на пересадочных узлах «Спасская» – «Сенная» и «Спасская» – «Садовая». Производитель на своем сайте заявляет, что «это в полном смысле слова уникальный продукт, аналогов которому нет в мировом эскалаторостроении. Новая модель на 40% экономичнее предшествующих, способна преодолеть без ремонта 300-350 тыс. км, а не 150 тыс., как было раньше».

Вряд ли с такой оценкой согласятся пассажиры петербургского метро, пользующиеся новым переходом на станцию «Спасская», которые уже в течение нескольких месяцев вынуждены ходить в обход. То ли инновация оказалась сырой, то ли подкачало исполнение, но ремонт проработавшего всего год эскалатора в очередной раз продлен, теперь до конца августа.

И это далеко не единичный случай. Зимой этого года руководству Октябрьской железной дороги пришлось длительное время разбираться с причинами выкрашивания рабочих поверхностей колесных пар высокоскоростного поезда «Сапсан». Почему этот дефект не был выявлен и устранен еще на стадии предварительных испытаний – вопрос из той же серии, что и предыдущий.

Перечень инновационных неудач можно продолжить. Представляется, что все это – результат чиновничьей вакханалии, развернувшейся вокруг инноваций. Пресловутый российский научно-технический потенциал, в существование которого верили и продолжают верить, на поверку оказался не столь плодовит. Когда выяснилось, что поиски русских инноваций, как и закромов родины, завершились тем, что ни того ни другого не обнаружено, чиновникам для отчета перед начальством приходится что-то выдавать, даже если инновации еще не созрели, не прошли необходимую апробацию или вовсе таковыми не являются.

С функциями контроля и фильтрации инноваций рынок справился бы явно лучше, однако конкуренция, которая заставляет зарубежный бизнес искать и находить действительно полезные новинки, в России приживается плохо. А без конкуренции инновации напоминают героя старого анекдота неуловимого Джо, который неуловим не потому, что его никто не может поймать, а потому, что он никому не нужен. В российском бизнесе вместо инноваций для повышения прибыли используются другие инструменты, менее рискованные и более удобные для «распилов» и «ручного управления».

История дает немало примеров того, как опасно доверять выбор направлений развития не конкуренции и рынку, а чиновничеству и генералам индустрии. Хорошо известно, что многие достижения советской инженерной мысли реализованы не столько благодаря, сколько вопреки руководящим указаниям. Главный конструктор лучшего танка второй мировой войны Т-34 Михаил Кошкин делал свою историческую машину вопреки мнению начальства, которое считало необходимым разработку колесно-гусеничного танка. В аналогичной ситуации создавалась и редкая удача российского автопрома – ВАЗ-2121 «Нива». Автор этой пионерской разработки Валерий Семушкин делал ее параллельно с выполнением задания начальства – разработкой простейшего, типа ГАЗ-67, сельского вездехода. Хорошо, что в обоих случаях нашлись люди, которые смогли не только оценить новинки, но и защитить их создателей от гнева прямых начальников.

Российское чиновничество и бизнес, поднаторевший в скупке и перепродаже активов, вряд ли захотят нести риски венчурных предпринимателей. Им легче использовать свои навыки в «ручном управлении» и в решении вопросов инновационного развития. Не зря на последнем заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики Анатолий Чубайс заявил президенту Дмитрию Медведеву, что выход надо искать в скупке зарубежных высокотехнологичных компаний с целью переноса разработанных иностранцами технологий в Россию.

«Мы убеждаемся, к сожалению, что рассчитывать на то, что мы сможем приобрести где-то там, в мире, на Западе, самые-самые передовые разработки, нереально. Самые последние технологии они не продадут. Мне кажется здравым предложение, которое высказывают некоторые представители бизнеса, о том, что в этом случае нужно содействовать бизнесу в приобретении самих компаний», – сказал Чубайс.

Так что пока многочисленные российские изобретатели могут не суетиться: в российском блокбастере под названием «Инновации» им ролей не получить, так как все роли уже заняты чиновниками. Которые, судя по всему, теперь будут определять не только то, что есть инновация, но и то, кому и как ее использовать.

У чиновников от инноваций появилась новая игрушка – проект инновационного центра в Сколково. Его вторичность скрыта не только в идеологии проекта, но и в самом названии – инженеры советских НИИ и КБ называли полную копию чужой разработки «сколкой». Интересно, сознательно или по незнанию выбрали подмосковное Сколково те, кто определял место для реализации проекта сколки «Силиконовой долины» в России. Однако перспективам проекта больше всего угрожает не его название, а поднятый аппаратный шум.

Недавно узнал о том, что финские разработчики научились окрашивать дерево в цвет на всю глубину. И хотя пока эта инновация нашла применение лишь в отделке сувениров и палуб яхт, цветное дерево может повторить успех многих других новых материалов, нашедших широкое применение во многих областях. А вот в России говорить об инновациях любят лишь во множественном числе. И когда на профильных мероприятиях просишь назвать хотя бы один пример конкретной инновации, чиновники зачастую теряются. И это настораживает. В инновациях истина должна быть так же конкретна, как в науке, где ученый, заслуги которого можно сформулировать лишь в стиле «известен трудами в такой-то области», явно проигрывает автору закона Ома.    

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№26-27 (472) 12 июля 2010
Реформа образования
Содержание:
Автономия качества

Усиление автономии школ должно привести к росту качества образования. Однако пока чиновники и педагоги имеют весьма неясное представление, как и чему должна учить новая школа

Реклама