Вызовы действительные и мнимые

Тема недели
Москва, 06.09.2010
«Эксперт Северо-Запад» №35 (481)

Штокмановское месторождение открыто еще в 1988 году, но его разработка началась почти на два десятилетия позже. Тому много причин, но главная – у российских компаний нет опыта добычи нефти и газа на арктическом шельфе. Поэтому «Газпром» решил добывать штокмановский газ совместно с французским Total и норвежским Statoil.

Однако со времени подписания соглашения о создании консорциума Shtokman Development Company (SDC) в 2007 году произошли события, которые изменили мировой газовый рынок. Новые технологии добычи сланцевого газа позволили США значительно сократить импортные закупки, прежде всего – сжиженного природного газа (СПГ) из Европы и с Ближнего Востока. При этом «лишний» СПГ устремился на европейский рынок и реализовался там по демпинговым ценам.

Кроме того, мировой финансовый кризис привел к значительному сокращению потребления энергоресурсов в промышленно развитых странах. В этих условиях нефтегазовые компании должны были еще раз оценить инвестиции в большие газовые проекты, но до сих пор взвесить все риски, стоящие на пути столь сложного и дорогостоящего проекта, как Штокман, не представляется возможным. «Два года назад перспективы норвежского газа на рынке, особенно европейском, были необъятными. Теперь же мы знаем, что за два года может случиться многое», – сетует директор департамента шельфовой добычи Statoil Эйстейн Микельсен.

SDC пришлось изменить концепцию Штокмана: если первоначально предполагалось сжижать весь добытый газ и отправлять его морским путем в США, то теперь половину планируется доставлять в Европу по трубопроводу Nord Stream. Затем консорциум отложил принятие окончательного инвестиционного решения и перенес сроки начала добычи газа. Некоторые скептики считают, что добыча газа на Штокмане в новых условиях нерентабельна и проект следует отложить до лучших времен. Сланцевая революция грядет и в Европе, и вскоре этот неконвенциональный вид топлива в больших объемах станут добывать в Польше, Швеции, Германии и других европейских странах. Поэтому «Газпром» ждут нелегкие времена, а Штокман станет первой жертвой сжимающегося бюджета российской газовой монополии.

Трезвый анализ, однако, показывает, что в ситуации множество нюансов. Во-первых, Польша, в которой, как предполагается, ресурсы сланцевого газа наибольшие, заключила с «Газпромом» договор о покупке обычного газа до 2037 года. Во-вторых, Statoil не стал приобретать лицензии на разработку месторождений сланцевого газа в Европе, предпочитая развивать технологии в США. «Добыча требует инфраструктуры и бурения множества скважин. Европа очень плотно заселена, что серьезно ограничивает возможности добычи», – объясняет позицию концерна его руководитель Хельге Лунд. Дело также в том, что все европейские запасы сланцевого газа соизмеримы с одним Штокмановским месторождением, поэтому говорить о кардинальном изменении правил игры не приходится.

«Сланцевый газ – это маргинальный ресурс, который по определению связан с высокой ценой на энергоресурсы и, таким образом, скорее способствует росту эксплуатации шельфа», – считает норвежский исследователь Ян Хердал. Поэтому роль природного газа в ближайшие два-три десятилетия будет только возрастать. В Европе предстоят массовые перепрофилирования угольных электростанций (необходимо уменьшать выбросы углекислого газа), а запасы газа на норвежском шельфе истощаются быстрее, чем прогнозировалось. У Штокмана по-прежнему неплохие перспективы, но «Газпрому» следует интенсивнее осваивать новые технологии. Чтобы за частоколом мнимых проблем не проглядеть новую газовую революцию.

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№35 (481) 6 сентября 2010
Инфраструктурные проекты
Содержание:
Миссия выполнима

Нестабильность цен на европейском газовом рынке усложняет разработку проекта освоения Штокмановского месторождения. Новый импульс проекту могут придать негативные прогнозы добычи газа на норвежском шельфе

Реклама