Лучше по отдельности

Комплексное страхование пока плохо приживается в России. Обязательное страхование ответственности владельцев опасных производственных объектов, возможно, даст ему шанс

Страхование как ключевой элемент риск-менеджмента компании – в теории естественное явление. Логика прозрачна: либо фирма резервирует средства на случай простоя, вызванного поломками, или восстановления после масштабной аварии, либо она покупает страховку, перепоручая вопрос резервирования страховщику. Собственно, на Западе страхование имущества воспринимается большинством предприятий как необходимый элемент, в том числе когда производственные мощности располагаются за границей. На мировом рынке даже есть понятие «глобальное страхование» – это страхование всего имущественного комплекса предприятия, включая аффилированные структуры и филиальную сеть (в случае с транснациональными компаниями). Отечественные страховщики знакомы с данным продуктом, поскольку зачастую выступают партнерами иностранных компаний (у нас в стране страховую деятельность могут вести только те, кто имеет лицензию в России).

При этом зарубежный бизнес не ограничивается базовыми страховками имущества от огневых рисков, особенно когда речь идет о производстве. Зачастую в дополнение к этому страхуют ответственность, несчастные случаи на производстве, чтобы в итоге получить комплексный продукт, максимально настроенный под конкретные риски предприятия. «Страховщик, реализующий комплексный подход к клиенту, при составлении страховой программы подробно изучает его, учитывает все особенности и потребности, историю страхования, статистику убытков, политику по риск-менеджменту, кадровую политику и т.д.», – говорит заместитель директора по корпоративным продажам Северо-Западной дирекции «РОСНО» Наталья Ушакова. В итоге комплексное страхование – не столько механический набор различных рисков, сколько целостный подход к управлению ими, риск-менеджмент, когда страхуется не все подряд – для комплекса, а именно то, что нужно, и от того, от чего нужно, разъясняет начальник управления страхования имущества и ответственности Санкт-Петербургского филиала «СОГАЗа» Игорь Иноземцев.

Поскольку набор рисков зачастую напрямую связан со спецификой деятельности, существуют даже универсальные комплексные страховки отраслевой направленности. Например, в банковской среде многих стран популярно так называемое Bankers Blanket Bond (ВВВ) – комплексное страхование от преступлений и наносящих ущерб организации неправомерных или ошибочных действий персонала и третьих лиц, а также ряда других операционных рисков, рассказывают в «СОГАЗе». Особые правила страхования разрабатываются и для предприятий нефтегазовой отрасли. Они предусматривают такие специфические риски, как риски линейной части трубопроводов, приводит пример комплексного страхования в России Иноземцев. Однако эта отрасль – редкое исключение из общего правила, а в целом по стране ситуация со сложным комплексным страхованием обстоит значительно хуже.

Подмена понятий

Отечественные проблемы с комплексным страхованием начинаются с терминологии, поэтому важно определить, что в России понимается под этим термином. «Мы включаем в комплексное страхование имущества юридических лиц также риски линейной части трубопроводов и энергосетей, страхование машин и механизмов от поломок и т.д.», – поясняет Игорь Иноземцев. Однако это не самое распространенное определение, продолжает он: зачастую под комплексным понимают совокупность различных видов имущественного страхования совместно с разными видами личного страхования и страхования ответственности.

Варианты комплексного страхования часто начинаются с таких видов, как ДМС и имущество, а заканчиваются расширенным пакетом: имущество, ответственность, личное страхование и др., отмечает Наталья Ушакова. В обоих случаях речь идет о продаже набора или комплекса страховок, однако разница все же значительна. Страховщик отталкивается либо от имущества и ответственности для настройки максимально индивидуального продукта, либо от понятных рынку каско и ДМС и фактически предлагает скидку в диапазоне от 5 до 15% на оптовую покупку страховых полисов, говорит директор петербургского филиала компании «ГЕФЕСТ» Анатолий Копка.

Второй вариант, с преобладанием личного страхования, предполагает и несколько иной тип конкуренции – не за счет оптимального набора рисков и франшизы, а, скорее, наоборот. «Чаще всего страховщики конкурируют в данном сегменте за счет расширения страхового покрытия. То есть попросту предлагают клиенту один полис на все случаи жизни», – описывает начальник управления имущественного страхования и страхования ответственности петербургского филиала страховой компании «Россия» Шевкет Ибадуллаев. Также можно снизить стоимость защиты при сохранении условий страхования, дополняет руководитель центра обслуживания клиентов СЗРЦ «РЕСО-Гарантия» Ирина Астанаева. Такой подход – скорее из практики массового рынка каско или ДМС. Когда дело касается базирующихся на страховании имущества страховок с большими и сложно просчитываемыми рисками, страховщик в целом обладает ограниченной свободой в снижении стоимости страховки при сохранении страхового покрытия: определенный вес имеет перестраховщик, берущий на себя значительную часть рисков.

Разное наполнение комплексной страховки сказывается на знаниях и навыках, которые необходимы страховщику. В случае с набором страховых продуктов способность тонко настраивать тариф по имуществу с учетом особенностей предприятия (менеджмента, оборудования и системы его эксплуатации, собственных систем управления рисками и т.д.) зачастую отодвигается на второй план умением совмещать имеющие различную убыточность тарифы, чтобы портфель в целом был прибыльным.

Проверка и перезагрузка

В целом некоторая «ненормальность» отечественного комплексного страхования объяснима. Страхование имущества – основа комплексного страхования в мировом понимании – не может быть способом приучить клиента к страхованию. «Говорить о том, что если юридическое лицо страхует свое имущество, то вместе с ним оно страхует и ряд других рисков, нельзя. Соотношение чистого страхования имущества и продуктов комплексного страхования – 90 к 10%», – оценивает Шевкет Ибадуллаев. Большая доля в этих 10% – страхование строительно-монтажных работ, когда страхуются работы, ответственность и гарантии (на данном рынке это необходимо для получения заказа). Страхование имущества не служит стимулом к страхованию других рисков, поскольку зачастую носит вмененный характер, объясняет Ирина Астанаева. От огневых рисков имущество страхуют при получении кредита (оно становится залогом) или приобретении оборудования в лизинг (до окончания договора лизинга оно считается собственностью лизинговой компании).

С другой стороны, каско и ДМС – понятные и востребованные продукты. Именно они в большинстве случаев становятся локомотивом в страховании юридических лиц. «Именно положительный опыт по данным продуктам позволяет страховщикам предлагать новые», – рассуждает Астанаева. Однако они же приводят к тому, что отношения отдельного страховщика и отдельного страхователя не становятся прочными.

Кризис расставил все по местам. Очевидно, свою роль сыграло и то, что наиболее интересными в этот период были стандартные страховки, которые могли предложить активно демпингующие компании, и то, что страховщики чаще конкурировали через расширение страхового покрытия, а не через поиск оптимального (клиенты не знали, какую роль может сыграть франшиза). В итоге от большей части страховых продуктов клиенты отказались, сохранив лишь то, без чего обойтись не могли (вмененные продукты). «Компании стремились уменьшить затраты по всем страховым статьям, особенно по ДМС», – констатирует Ирина Астанаева. Большинство фирм отказались практически от всех составляющих комплексной страховки, кроме собственно страхования имущества, подтверждает Ибадуллаев. Лишь предприятия из нефтегазовой отрасли и другие монополисты, не сильно ощутившие экономический кризис, остались верны своим принципам в страховании.

Страховщикам остается признать, что на комплексные программы (как классического комплексного страхования, так и нашего варианта) в настоящее время нет большого спроса. Страхуя по принуждению от риска пожара и по желанию предоставляя каско и ДМС, подавляющее число компаний не стремятся завязать все страховки на одну. Имея некий набор страховок, клиенты параллельно имеют и набор страховщиков, их предоставляющих. «То, что, по нашим данным, 80-90% страхователей имеют лишь один-два договора с одной страховой компанией, свидетельствует об огромном потенциале комплексного подхода в будущем», – уверена Наталья Ушакова.

И в этом отношении, конечно, нельзя не сказать о том, какую роль может сыграть обещанное введение обязательного страхования ответственности владельцев опасных производственных объектов. Количество компаний, которые будут обязаны иметь страховку ответственности (достаточно широкую, включающую страхование юридических и физических лиц, которые пострадают в результате возникновения проблем на объекте, а также сотрудников предприятия), вырастет на порядок. А это важный дополнительный стимул к тому, чтобы задуматься о страховке и самого имущества: ответственность вмес те с имуществом благодаря комплексному подходу дает возможность заметно экономить. При грамотном комплексном страховании имущества предприятия скидки по страхованию его ответственности могут достигать 50%, подчеркивает Игорь Иноземцев.   

Санкт-Петербург