Промочить Садко не удалось

Великий Новгород осваивает новый для себя формат спектаклей под открытым небом

Фото: архив «Эксперта С-З»

Былинный образ богатого купца и талантливого гусляра Садко живет своей самостоятельной жизнью в Великом Новгороде уже давно. Именем легендарного персонажа – уроженца новгородской земли названы рестораны, отели, спортивные клубы, теплоход, когда-то было даже производство телевизоров «Садко». Тем не менее весь этот багаж советского прошлого сам собой как-то не сложился в целостный образ, однозначно ассоциирующийся с Великим Новгородом.

Теперь, когда в России можно найти примеры успешного применения технологий брендинга для продвижения регионов (вспомним Деда Мороза и Великий Устюг), Садко решили сделать визитной карточкой Новгородской области. Идею подсмотрели в соседней Псковской области. Там в июле прошлого года в стенах древнего Псковского кремля организовали постановку оперы Римского-Корсакова «Псковитянка» силами Государственного академического Большого театра, вложив в проект 36 млн рублей бюджетных средств.

Механизмы сработали

Губернатор региона Сергей Митин не скрывает, что идея поставить классический музыкальный оперный шедевр «Садко» (кстати, его автор Николай Римский-Корсаков – новгородский уроженец) вынашивалась давно, но взяться за проект новгородцев заставил успех соседей. Мариинский театр дает этот оперный спектакль с 1993 года и в собственных стенах, и на лучших сценических площадках мира.

За проект взялись азартно, благо партнерские отношения с музыкальным руководителем и дирижером театра Валерием Гергиевым уже налажены: оркестр Мариинки несколько раз выступал на новгородской сцене. Загорелся идеей и режиссер-постановщик Алексей Степанюк, для которого опера «Садко» стала в 1993 году дебютной работой. Для новгородских подмостков он создал специальную версию спектакля. Словом, новый проект, опирающийся на мощные творческие (в постановке заняты 400 человек) и административные силы, имел все шансы на успех. К тому же он сопровождался беспрецедентной по масштабам PR-кампанией, которая проводилась в Петербурге, Москве и Великом Новгороде. На нее, по словам организаторов, потрачено 5 млн рублей.

Все механизмы сработали. Продано 4 тыс. билетов, причем 2 тыс. приобрели петербуржцы и москвичи. Зрительскую доминанту при этом сформировали новгородцы, приехавшие даже из самых дальних уголков губернии. Хотя всевозможных пересудов и о гигантских бюджетных вливаниях (в разных источниках называют цифры от 10 до 150 млн рублей), и о непосильной цене билетов (от 1 до 15 тыс. рублей) было немало. Некоторые депутаты Областной думы рассудили, что это самый подходящий момент, чтобы разыграть политическую карту перед декабрьскими выборами. Пригласительные билеты они с максимальной публичностью передавали ветеранам, инвалидам. Губернатор сделал ответный ход – купил билет в кассе филармонии и подарил его юной талантливой пианистке, обратившейся к нему с просьбой через блог.

Губернаторской команде сполна досталось за расточительство от городских и областных законодателей. Хотя депутаты наверняка знают: продвижение региона с привлечением профессионалов мирового уровня, концентрация внимания федеральных СМИ, когда каждую минуту в мире происходит масса других событий, стоит недешево.

В новом формате

Новгородский кремль, обычно живущий размеренной патриархальной жизнью, впервые попробовал себя в качестве огромной концертной площадки на 5 тыс. мест. Она заняла все пространство – от стен златоглавой Софии до памятника «Тысячелетие России». Для маэстро Гергиева формат open-air, набирающий популярность в мире, оказался привычным (неделю назад он уже во второй раз дирижировал Венским филармоническим оркестром в парке, где собрались 120 тыс. человек), а для Великого Новгорода это была первая настоящая проба сил. Поэтому волнений и сомнений, например по поводу погоды, было достаточно.

Однако Валерий Гергиев был настроен оптимистично: «В Московском Кремле, где мы ставили „Бориса Годунова“, во время спектакля пошел снег, а стоял май. Мы и через это прошли, доиграли спектакль до конца. А здесь просто все благоприятно». Сергей Митин не преминул сообщить журналистам, что о погоде уже побеспокоились. Однако к середине первого акта стало ясно: силы небесные никому не внемлют – начался дождь, набравший силу как раз к выходу на сцену морского царя. Одни воспринимали дождь как божье благословение, как всегда бывает перед большой дорогой, другие – как сигнал ретироваться.

Ну а купцу Садко, выбравшемуся из подводного царства, дождь явно не был помехой. Как, впрочем, и Волхове. Актеры продолжали играть на одном дыхании. А преданная публика, прозорливо запасшаяся зонтами и дождевиками, постепенно перебралась с галерки в партер. В антракте многие успели съездить домой и экипироваться: дождь был отнюдь не летним – температура упала до 15 градусов. До конца спектакля остались далеко не все.

Та часть публики, что не отрывалась от сценического действа из-за такого привычного для региона пустяка, как дождь, была вознаграждена мощным финалом – стаей белых голубей, взмывших ввысь под звон Святой Софии. Зрители стоя устроили долгую овацию, воздавая должное мастерам Мариинки и маэстро Гергиеву, несмотря ни на что невозмутимо работавшему с симфоническим оркестром. И, надо надеяться, не потерявшему веру в будущее проекта и желание выступать на новгородской сцене.

Интернет-пространство тут же заговорило о провале, отвратительной организации оперного проекта и т.д. Но, очевидно, это как раз тот случай, о котором поэт сказал: «Большое видится на расстоянии». Да, просчеты, конечно, были. И это тоже опыт, что послужит на благо в другой раз. 

Великий Новгород