Спорный закон

Экономика и финансы
Москва, 12.12.2011
«Эксперт Северо-Запад» №49 (545)
Обязательное страхование ответственности владельцев опасных промышленных объектов открывает новые горизонты для страховщиков, но одновременно увеличивает финансовую нагрузку на бизнес

Иллюстрация: picvario.com/Russian Look

Страховой рынок страны стоит на пороге события, сопоставимого по масштабам лишь с введением ОСАГО. С 1 января 2012 года в силу вступает федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте». Количество опасных промышленных объектов (ОПО), подпадающих под требования этого закона, прибавится, а перечень рисков и страховое покрытие значительно увеличатся. В результате объем рынка, составляющий сейчас 2,6 млрд рублей, вырастет на порядок. Однако в той же пропорции повысится нагрузка на владельцев опасных объектов – государство, муниципалитеты, бизнес.

Диспуты двух сторон – страховщиков и промышленников – о целесообразности роста затрат на промышленность в условиях макроэкономической нестабильности и о справедливости утвержденных страховых тарифов не утихают до сих пор – буквально на пороге вступления закона в действие.

Будет им счастье

«Объем рынка страхования ОПО будет большим. Мы ожидаем прорыва в этой сфере», – выразила чаяния всех страховщиков начальник управления страхования опасных производственных объектов Северо-Западной дирекции СК «РОСНО» Лариса Брагина.

В Государственном реестре РФ зарегистрировано порядка 298 тыс. опасных производственных объектов и гидротехнических сооружений, владельцы которых «добровольно-принудительно» страховали гражданскую ответственность и ранее. С 2012 года к ним добавятся около 15 тыс. автозаправочных станций (АЗС), которые, строго говоря, ОПО не считаются, но под действие нового закона подпадают. Опасные объекты, находящиеся в частной собственности, будут страховаться по новым правилам уже со следующего года, а принадлежащие государству или муниципалитетам и финансируемые за счет бюджетных средств, а также лифты и эскалаторы в многоквартирных домах включатся в процесс годом позже.

С учетом роста тарифов в десятки и сотни раз, по сегменту ОПО ожидается резкая динамика сборов. Минфин РФ предполагает, что объем собираемых премий уже в 2012 году достигнет 22 млрд рублей. Однако, по мнению аналитиков центра стратегического анализа рынка СК «Согласие», эти оценки чересчур оптимистичны. «Прогноз, построенный на основании неофициального анализа портфелей крупнейших операторов рынка, с учетом экстраполяции полученных результатов на общие сборы дает максимальные сборы в следующем году 15 млрд рублей, – утверждает заместитель генерального директора СК „Согласие“ Елена Бочарова. – Только после распространения закона на объекты, находящиеся в госсобственности, сборы поднимутся до 22 млрд рублей. А после окончательного упорядочения законодательной базы и практики – до 26,4 млрд».

Что касается Северо-Западного федерального округа (СЗФО), в списках Ростехнадзора на сегодняшний день значатся 25 тыс. ОПО. «Сумма среднего полиса в этой сфере априори пока неизвестна, но если предположить стоимость полисов от 50 до 500 тыс. рублей (средний – 150-200 тыс.), то объем рынка страхования ОПО на Северо-Западе – в районе 2 млрд рублей», – считает заместитель генерального директора ОСАО «РЕСО-Гарантия» Дмитрий Большаков. Его коллеги оценивают потенциал нового вида страхования в регионе несколько выше – в 2,5 млрд рублей. В 2010 году этот сегмент страхования в СЗФО составил всего 171 млн рублей.

Дополнительным бонусом для страховщиков может стать взрывной рост кросс-продаж (договоров по добровольным видам страхования). По данным агентства «Эксперт РА», приток взносов в корпоративном страховании за счет кросс-продаж может оказаться на уровне 5 млрд рублей в 2012 году и 10 млрд в 2013-м. Но сами страховщики исполнены сомнений. «После ввода ОСАГО очень многие предприятия в корне пересмотрели подход к страхованию. К его необходимости все настолько привыкли, что введение обязательности страхования ОПО не даст ощутимого дополнительного толчка», – рассуждает заместитель территориального директора компании «СОГАЗ» по СЗФО Анна Врублевская. Первый заместитель директора филиала САО «ГЕФЕСТ» в Санкт-Петербурге Анатолий Кузнецов поддерживает коллегу. «В ближайшие два-три года после введения страхования ОПО не стоит ожидать „эффекта ОСАГО“, поскольку проверка качества работы страхового полиса – это выплаты. Как только все убедятся, что страховщики действительно платят, предприятия более активно начнут страховаться в рамках других видов страхования», – уверен он.

Альтернативная арифметика

Скептики, скорее всего, правы: бизнес-сообщество отнеслось к Закону об ОПО резко отрицательно, и вряд ли новый вид обязательного страхования подвигнет промышленников и предпринимателей на приобретение дополнительной добровольной страховки. Против вменения нового вида страхования консолидированно выступили Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), Российская торгово-промышленная палата, «Опора России» и «Деловая Россия», написавшие в июле совместное письмо премьер-министру РФ Владимиру Путину с просьбой отложить ввод закона на год. Главный аргумент «оппозиции» – многократное повышение затрат на страхование без соответствующего увеличения уровня выплат. По мнению РСПП, по тарифам, установленным Минфином, уровень выплат по разным категориям ОПО составит от 6 до 26% вместо предусмотренных законом 80%. Так, дополнительная финансовая нагрузка по этому виду страхования для РЖД вырастет в 255 раз, для Федеральной сетевой компании – в 383 раза.

Как сообщили на Архангельском ЦБК, по предварительным расчетам, страховая премия составляет около 30 млн рублей. «Трехгодичный договор страхования ОПО в соответствии с прежним законодательством обошелся комбинату в 100 тыс. рублей, то есть в 300 раз дешевле», – подчеркнули представители комбината. На взгляд специалистов компании «Гефест», наиболее дорого обойдется страхование объектов, связанных с транспортировкой опасных грузов, – от 120 тыс. до 7,8 млн рублей.

Кампания предпринимателей против страхования ОПО проходит под девизом «Мы готовы платить за повышение безопасности, но – по обоснованным тарифам». По мнению бизнеса, стоимость страховки сильно завышена. «Насколько мне известно, за последние десять лет на АЗС было всего два случая, которые можно признать страховыми в соответствии с новым законом. В принципе, система безопасности, заложенная в технологическую схему АЗС, такова, что авария здесь практически невозможна. Поэтому я считаю, что тарифы 15 тыс. рублей в год за станцию не соответствуют уровню риска», – комментирует заместитель генерального директора Петербургской топливной компании (ПТК) Леонид Чурилов. Общая нагрузка на бизнес ПТК после вступления в силу нового закона вырастет на 750 тыс. рублей в год.

Как сообщил руководитель подкомитета по обязательным видам страхования РСПП Андрей Денисов в интервью «Коммерсанту», ключевая ошибка расчетов Минфина в том, что актуарии опирались на статистику Фонда социального страхования, в которую попадают любые производственные травмы – «даже те, которые работники получают по пути на службу и обратно». РСПП, в свою очередь, взял за основу ежегодные отчеты Ростехнадзора, содержащие информацию о количестве аварий только на опасных объектах и количестве пострадавших при этих авариях. В итоге появились альтернативные тарифы. В начале ноября на сайте Минэкономразвития был размещен проект постановления, в котором содержатся коррективы к уже принятым минфиновским расценкам. Предлагается заметно снизить тарифы для 11 категорий ОПО. Например, для предприятий электроэнергетики – с 4,05 до 0,03% страховой суммы, для промышленных объектов, использующих взрывчатые вещества, – с 1,96 до 0,21, для горнорудной и нерудной промышленности – с 0,94 до 0,14, для объектов нефтепродуктообеспечения – с 0,13 до 0,1, а для гидротехнических сооружений – с 0,1 до 0,004%.

Страховщики против

Реакция страхового сообщества на предложение Минэкономразвития была предсказуема. «Тарифы, утвержденные правительством, разработаны на основании существующей статистики, и мы полагаем, что причин для их корректировки пока нет. Возможно, через несколько лет работы на утвержденных условиях появится другая статистическая база, но не факт, что она даст возможность снизить тарифы», – объясняет Лариса Брагина. «По опасным объектам аварии были, но ввиду специфики законодательства о большинстве из них молчали. Поэтому данные статистики, использованные при подготовке закона, наверняка сильно занижены. Ведь наружу вылезали в основном катастрофические события, связанные со значительным причинением вреда жизни и здоровью», – развивает мысль коллеги Анна Врублевская.

По мнению игроков рынка, увеличение затрат на страхование ответственности владельцев ОПО на порядки вполне обоснованно. Прежде всего потому, что суммы страхового покрытия повышаются многократно: если по действующему законодательству они колеблются в диапазоне от 100 тыс. до 7 млн рублей, то по новому закону – от 10 млн до 6,5 млрд рублей в зависимости от класса опасности предприятия и возможного количества пострадавших. «Мы делали расчет по тарифам обязательного страхования ОПО для наших клиентов. Выяснилось, что бюджет увеличивается не катастрофически. Например, для газовых котельных при добровольном страховании сумма – около 1 млн рублей, а базовый тариф – 2%. Соответственно, страховая премия – 20 тыс. рублей, – конкретизирует Врублевская. – По новому законодательству страховая сумма должна составлять 25 млн рублей, а базовый тариф снизился до 0,02%. Премия выросла всего в два с половиной раза – до 50 тыс. рублей. Но страховая сумма-то – в 25 раз!»

Также расширится перечень рисков. Страховщикам придется взять на себя возмещение вреда, нанесенного жизни и здоровью любых людей, в том числе сотрудников предприятий, и выплачивать пострадавшим до 2 млн рублей, семьям погибших – 2 млн. «Раньше платили только третьим лицам, а гибли при авариях прежде всего работники страхователя», – вспоминает Брагина.

Теперь, продолжают страховщики, включен принципиально новый риск – в связи с нарушением условий жизнедеятельности. Иными словами, если вследствие аварии на соседнем предприятии жить в квартире стало невозможно или люди из-за разрушения дорог после катастрофы на ОПО отрезаны от всего цивилизованного мира, пострадавшие получат по 200 тыс. рублей. Правда, непонятно, чем эта сумма поможет, если квартира навсегда пришла в негодность. Заложенные в законе выплаты за вред имуществу физических и юридических лиц (не более 360 тыс. и 500 тыс. рублей соответственно) тоже весьма скромны. «Грубо говоря, страховка может покрыть ущерб от потери небольшого строения мелкой фирмы или автомобиля бюджетной марки для частного лица», – заметил один из собеседников «Эксперта С-З».

Если случится невероятное и промышленникам при поддержке Минэкономразвития удастся отстоять снижение базовых тарифов, страховщики прогнозируют катастрофическое повышение убыточности по этому виду страхования. «Как показывает опыт введения ОСАГО, убыточность по нему стала расти только в 2005 году, когда уже все были застрахованы и начали собираться какие-то статистически значимые результаты. По ОПО что-то определенное можно будет сказать тоже только минимум через два года», – убеждена Анна Врублевская. По мнению руководителя отдела рейтингов страховых компаний «Эксперт РА» Алексея Янина, в случае принятия поправок большинство страховщиков не захотят работать по таким тарифам и новый вид страхования провалится.

Лазейка для демпинга

Промышленники не строят иллюзий относительно исхода противостояния Минэкономразвития и Минфина и готовятся к увеличению страховых бюджетов. Причем вырастут как прямые затраты на страхование ответственности владельцев ОПО, так и косвенные. В новом законе, в отличие от прежних, по которым в «добровольно-принудительном» порядке страховалась ответственность владельцев ОПО, из перечня рисков исключен вред окружающей среде. «Этот риск полностью ляжет на предприятия. Страховщики будут предлагать застраховать риск вреда окружающей среде на добровольной основе либо в виде бонусов к обязательному договору за сравнительно небольшие деньги», – указывают специалисты Архангельского ЦБК.

На их взгляд, не удастся также сэкономить за счет отказа от страхования сотрудников от несчастных случаев на том основании, что по Закону об ОПО они включены в число лиц, которым полагается компенсация за причиненный ущерб. Но страховщики обязуются платить только в случае аварии. В остальных ситуациях ответственность за жизнь и здоровье сотрудников остается на работодателе. «Думаю, во избежание выплат тот или иной случай будет скорее подводиться к несчастному, нежели трактоваться как авария», – размышляет представитель комбината.

Есть два пути сокращения расходов, связанных с вводом нового вида страхования. Первый, «цивилизованный», – повышение степени безопасности объекта. Понижающий коэффициент к тарифам, по идее, должен подтолкнуть владельца ОПО к осуществлению мероприятий, направленных на уменьшение рисков. (Правда, пока это поощрение будет не слишком ощутимым – в течение двух лет максимальная скидка «за безопасность» составит всего 10% стоимости полиса. Но с 2014 года она вырастет до 30, с 2016-го – до 40%.)

Однако даже страховщики не строят особых иллюзий по поводу эффективности этого инструмента стимулирования повышения безопасности. «На балансе многих предприятий числятся объекты, которые находятся в плохом состоянии. Их ремонт будет в десятки и сотни раз превышать стоимость страхования. Конечно, если бы цена полиса равнялась затратам на ремонт, то страхование привело бы к повышению безопасности ОПО», – отмечает Анатолий Кузнецов. «Руководителю предприятия, возможно, будет проще заплатить повышенную страховую премию, чем вкладывать средства в повышение промышленной безопасности на нем», – добавляет Анна Врублевская. По ее наблюдениям, промышленный контроль на многих предприятиях практически сведен к нулю. Значительная часть оборудования давно выработала свой ресурс, но разрешения Ростехнадзора на эксплуатацию продлеваются и продлеваются. Большинство страховых случаев на ОПО, по статистике «СОГАЗа», связаны именно с износом оборудования.

Вероятно, можно будет сэкономить на обязательном страховом полисе и по-иному – купив его «со скидкой». Как свидетельствуют участники рынка, Национальный союз страховщиков ответственности (НССО) учел опыт запуска ОСАГО, когда на рынок обязательного автострахования прорвалось много сомнительных игроков. В новом виде страхования по максимуму прописаны требования к участникам рынка, чтобы поставить барьер для слабых и откровенно схемных страховщиков.

Но все лазейки не закроешь. «Не исключено, что есть техническая возможность выйти на рынок с емкостью приблизительно 1 млрд долларов, собрать первые взносы с компаний по договорам с понижающим коэффициентом, „получить“ все санкции, не заплатить их и аккуратно отойти», – предупреждает Дмитрий Большаков. По его словам, предложение застраховать ОПО по сниженной цене должно настораживать прежде всего владельцев таких объектов, поскольку за этим, скорее всего, скрывается либо продажа поддельного полиса, либо намерение страховщика, собрав деньги, раствориться в тумане. По прогнозам «Эксперт РА», наиболее вероятен демпинг в сегменте страхования небольших рисков (со страховой суммой 100 млн рублей), так как они не будут в обязательном порядке перестраховываться в пуле и окажутся менее подконтрольными НССО.      

Санкт-Петербург

Страховщики, входящие в ТОП-10, собирают 74% премий по страхованию ОПО
После распространения Закона об обязательном страховании ОПО на объекты, находящиеся в госсобственности, рынок вырастет на порядок

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №49 (545) 12 декабря 2011
    Балтийский завод
    Содержание:
    Лед тронулся

    Чтобы приступить к размещению заказов на строительство ледокольного флота и сохранить работоспособность Балтийского завода, государство решилось на банкротство предприятия

    Реклама