Развилка Ильи Муромца

Тема недели
Москва, 28.05.2012
«Эксперт Северо-Запад» №21 (567)

Масштабный проект Группы ВТБ «Набережная Европы» напротив стрелки Васильевского острова в Северной столице может быть свернут. Смольнинские чиновники, разрабатывая целевую программу «Сохранение исторического центра Санкт-Петербурга» на 2013-2018 годы, наконец поняли, о чем градозащитники говорили еще много лет назад: силуэты Ростральных колонн и Биржи окажутся «вмурованными» в стену сплошной застройки, а доминанта проекта – Дворец танцев Бориса Эйфмана – перекроет вид на Князь-Владимирский собор. Между тем инвестор уже вложил в проект 9 млрд рублей из запланированных 47 млрд, а компенсировать эти расходы из городской казны проблематично: едва ли не впервые в новейшей истории Петербурга в бюджете сокращаются не темпы роста доходов, а сами доходы. Такого не было даже в разгар кризиса.

«Набережная Европы» – типичный пример градостроительного тупика. После ревизии наследства администрации Валентины Матвиенко, которая позволяла инвесторам в историческом центре непозволительное, таких тупиков становится все больше. Еще один пример привел губернатор Георгий Полтавченко, выступая в Заксобрании с отчетом о работе администрации в 2011 году. Речь об Апраксином дворе. «Подземную стоянку по утвержденному проекту там делать нельзя. Даже инженерные сети перекладывать нельзя, потому что начнут рушиться корпуса. И как быть? – сокрушался губернатор. – Сносить и потом восстанавливать? Но каким образом? И сколько это будет стоить? А есть предложения сохранить эту зону целиком. И что тогда? Вернуть стихийный рынок и торговлю по колено в грязи? Или все-таки наша цель – появление там другой торговли и привлекательной среды – картинных галерей, антикварных салонов, студий дизайна? Но где тогда парковаться машинам?»

Полтавченко оказался на той же развилке, что и Илья Муромец в русских сказках: направо пойдешь – коня потеряешь, налево… и далее по тексту. Закрыть глаза на утвержденные предшественницей проекты в центре – значит дезавуировать свои заявления о стремлении стать главным градозащитником, превратиться, как и Матвиенко, в мишень для критики со стороны общественных активистов, экспертного сообщества, ЮНЕСКО и т.д. Проявить волю и свернуть такие проекты – значит на несколько лет законсервировать, а то и подсократить расходы на адресную инвестиционную программу и социальные нужды. Плюс доказывать другим потенциальным инвесторам, что пересмотр правил в ходе игры – лишь досадный эпизод, исключение из правил и что с ними подобного не произойдет. Кстати, девелоперы и так ропщут: мол, если власти так поступят с ВТБ, то что же они могут сделать с нами, простыми смертными?

Это выбор между очень плохим и очень-очень плохим. Но безвыходных ситуаций не бывает. В развитых демократиях власть, не решающаяся взять на себя ответственность за то или иное непопулярное решение, стремится разделить ее с избирателями. И выносит вопрос на всеобщее голосование. В Петербурге, да и в стране в целом, слово «референдум» стало каким-то ругательным. И напрасно. Почему городские власти боятся референдумов по политическим вопросам, понятно. Но что мешает провести плебисцит по такой важной, но политически нейтральной теме, как градостроительные тупики в историческом центре? Рассказать о всех плюсах и минусах каждого проекта, внести их попунктно в бюллетень и в конечном итоге разделить ответственность с горожанами?

В любом случае властям пора вступать в диалог с обществом – будь то референдум или какая-то другая форма. Иначе можно и коня потерять, и голову, и деньги, и инвестиционную привлекательность, и репутацию. И взамен не получить ничего.

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №21 (567) 28 мая 2012
    Инвестиционный климат
    Содержание:
    Звоночек для инвестора

    История с «Набережной Европы» в очередной раз подтверждает, что Санкт-Петербург развивается без четкой стратегии и строгих градостроительных правил

    Реклама