Team Finland спешит на помощь

Российский потребительский рынок постоянно растет, и это, конечно, важный фактор привлекательности. Однако для финского бизнеса важнее всего неизменные правила игры, говорит Терхи Хакала

Фото: архив «Эксперта С-З»

При всей прагматичности и позитивном настрое российско-финских отношений проблемы остаются – и рациональные, и эмоциональные. Директор департамента России, Восточной Европы и Центральной Азии Министерства иностранных дел Финляндии Терхи Хакала рассказала «Эксперту С-З», что радует и огорчает финских бизнесменов в России, как улучшить деловое сотрудничество двух стран и не осложнит ли «детский вопрос» российско-финские отношения.

– Как вы оцениваете динамику двусторонних отношений, какие наиболее проблемные ситуации можете назвать?

– Я возглавляю департамент всего четыре месяца, но могу сказать, что отношения между нашими странами очень насыщенные. За прошедшие месяцы у меня состоялось много встреч с ключевыми фигурами российско-финских отношений, представителями разных сфер и отраслей. Могу сказать, что сотрудничество динамично развивается, и скорый поезд «Аллегро», на котором я сейчас приехала в Петербург, как нельзя лучше олицетворяет этот процесс.

Поражена активностью передвижений через границу: в этом году число пересечений побило очередной рекорд – более 12 млн. Число виз, выданных финским консульством в Петербурге, вновь перевалило за 1 млн – интенсивность контактов растет на всех уровнях. В России ведут деятельность более 500 финских компаний, которые обеспечивают работой более 50 тыс. человек. Под Новый год российско-финскую границу пересекли около 60 тыс. человек. Я сразу же отправилась в город Нуйямаа (Брусничное) – финские пограничники заверили меня, что обстановка более или менее нормальная.

Моя оценка наших соседских отношений очень положительная. Обе стороны демонстрируют практичный и прагматичный подход, ориентированный на результат. Есть, конечно, и некоторые разногласия, тем более что Финляндия – член Европейского союза, который, в свою очередь, старается развивать свои отношения с Россией. К счастью, есть и воля решать эти проблемы, поэтому идут постоянные переговоры и поиски путей сглаживания спорных ситуаций. Существуют, например, практические вопросы, связанные с постоянно растущим трафиком и необходимостью обновления контрольно-пропускных пунктов на границах, но это совершенно нормальное состояние отношений между соседями.

– В последнее время в российских СМИ довольно много информации об опасностях, подстерегающих детей россиян в Суоми…

– Смешанные браки – естественное последствие активных контактов между странами. Вопрос сложный – очень личный и поэтому чувствительный. Зачастую публичное обсуждение семейных проблем только усугубляет их. Но я бы не сказала, что это самая серьезная проблема в наших отношениях. Гаагская конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей в достаточной степени регулирует вопросы защиты прав ребенка. Если есть воля действовать в соответствии с международными документами по данному вопросу, то их вполне достаточно.

Финское законодательство, регулирующее права ребенка, основанное на Конвенции ООН о правах ребенка и Гаагской конвенции, очень строгое. Защита ребенка – главная задача законодательства. Именно поэтому финским официальным лицам так трудно комментировать индивидуальные случаи. Даже я, государственный служащий, не могу получить эту информацию, потому что закон защищает благополучие ребенка, который не может защитить себя сам. И в любых переговорах отправная точка – защита интересов ребенка, а публичное обсуждение почти всегда вызывает волну недопонимания, неверных интерпретаций, слухов. На мой взгляд, смешанный брак ничем не отличается от любого другого брака – надо научиться решать свои проблемы.

О чем спорим?

– Назовите пять самых важных целей Финляндии в отношениях с Россией…

– Во-первых, дальнейшая активизация контактов. Мы стараемся максимально гибко подходить к визовому вопросу: 90% выдаваемых нами виз – многоразовые. Вторая – развитие торговых отношений и российско-финского бизнеса, взаимные инвестиции. В-третьих, политический диалог. Безусловно, он очень важен на высшем уровне – президентов и премьер-министров. Однако, по-моему, в долгосрочной перспективе еще более важны контакты между обычными гражданами. Мы очень позитивно относимся к постоянно растущему потоку туристов из России, приезжающих и в Финляндию, и в другие страны Евросоюза. Кроме того, нам необходимо работать над юридическим урегулированием различных аспектов наших отношений. Самые важные аспекты уже имеют достаточное юридическое оформление: подписаны соглашения об избежании двойного налогообложения, о защите инвестиций. Бизнес, безусловно, вкладывается туда, где есть приемлемый инвестиционный климат. И наконец, нужно отметить отношения в рамках международных организаций. В частности, Финляндия весьма позитивно восприняла вступление России во Всемирную торговую организацию.

– Недавний спор вокруг экспортных пошлин на кругляк оказался, пожалуй, самой заметной проблемой в наших отношениях за последние несколько лет. Как обстоят дела сейчас?

– Вопрос не закрыт, мы до сих пор ищем выход. Если ситуация с пошлинами решена, то спор о тарифных квотах продолжается. Однако на данный момент вопрос должен регулироваться в рамках правил ВТО и на уровне ЕС – Россия, а не на уровне наших двусторонних отношений. Россия вступила в ВТО совсем недавно, и мы, конечно, надеемся на решение этого вопроса в скором времени. Ведь пошлины на лес – часть пакета правил, который Россия должна принять после определенного переходного периода. Россия и Евросоюз в очередной раз обсуждали «лесной вопрос» на саммите в декабре. Дело в том, что внедрение правил ВТО идет постепенно и заинтересованные стороны не всегда одинаково их трактуют. Поэтому сейчас технические подробности обсуждают делегации в Женеве.

Бизнес сам найдет дорогу

– Вы встречались с финскими предпринимателями. О каких проблемах они рассказывают?

– Начнем с того, что достаточно сложно получить российскую рабочую визу и разрешение на работу – бюрократии в этой сфере больше, чем хотелось бы. Количество компаний, работающих на российском рынке, – лучшее подтверждение доверия финского бизнеса. Конечно, они заинтересованы в привлекательном инвестиционном климате и стабильных, прозрачных и предсказуемых правилах игры – именно поэтому Суоми так поддерживала вступление России в ВТО. Еще рано говорить о последствиях, однако улучшение бизнес-климата последует, я уверена.

– Что важнее для финских бизнесменов – оценки рейтинговых агентств или мнение коллег?

– Важнее всего для них неизменные правила игры. Российский потребительский рынок постоянно растет, и, конечно, это важный фактор привлекательности. Финляндия – небольшая страна, все друг друга знают, тем более бизнесмены, работающие в одной отрасли. Коллеги и даже конкуренты обмениваются опытом, и это обычная практика.

До того как стать директором департамента, я долгое время была послом в Индии. Огромная страна, очень перспективный рынок, но там работают всего около сотни финских компаний. Мы устраивали в посольстве встречи, чтобы бизнесмены могли обменяться мнениями, поделиться трудностями, рассказать нам, государственным служащим, о своих проблемах. Финские компании в Петербурге действуют по той же схеме.

– Известно, что Финляндия активно защищает интересы своих компаний в Индии на самом высоком уровне – вспомните историю с налогами Nokia, рассматривавшуюся в январе на уровне министров коммуникаций Финляндии и Индии. Столь публичного обсуждения проблем финского бизнеса в России давно не слышно. Значит ли это, что проблем нет?

– С недавних пор мы действуем немного в другом формате. Появилась концепция Team Finland – защита и продвижение финского бизнеса общими усилиями МИДа, Министерства экономики и занятости, агентств Finnvera и Invest in Finland и всех ведомств, заинтересованных в продвижении финского экспорта и бизнеса за границей. Безусловно, все диппредставительства Финляндии за рубежом помогают в том числе и бизнесу: если возникает проблема, мы можем обсудить ее с чиновниками страны, в которой мы работаем.

Возвращаясь к истории с Nokia: ее исход пока неясен, но иногда подобные вопросы требуют прямого вмешательства на высшем уровне. Случаются и ошибки, и непонимание, и мы в таких ситуациях стараемся поддержать свой бизнес – неважно, в Индии, в России или где-то еще. И если вы не слышите об этом здесь, в Петербурге, это значит, что серьезных проблем просто нет. Ведь публичный скандал – всегда очень плохой знак. Сегодня я встречалась с главами финских компаний в Петербурге, и они заверили, что моя помощь им сейчас не нужна – они решают свои проблемы самостоятельно. Это отличный знак.

– За последние годы стало ясно, что безвизовый режим между Россией и ЕС будет установлен не завтра. Возможно, финнам стоит взять на вооружение опыт Норвегии и ввести право на безвизовый въезд для жителей приграничных территорий?

– Мы подходим к этим вопросам максимально гибко, но необходимо придерживаться плана действий, принятого ЕС и Россией (он еще не полностью готов, поэтому не опубликован). Опыт показывает, что гибкая система с выдачей многократных виз гораздо эффективнее, чем безвизовый режим на ограниченной территории, который действует, например, на некоторых участках российско-норвежской границы. Объем бюрократической работы в обоих случаях – примерно один и тот же.

Не думаю, что подобный механизм подойдет для Финляндии. Мы же не можем сделать Хельсинки зоной безвизового въезда, хотя из Петербурга до него всего три часа на поезде. Предложение губернатора Петербурга Георгия Полтавченко разрешить пассажирам «Аллегро» проводить три дня в Финляндии без визы, кстати, поддержанное многими бизнесменами из Восточной Финляндии, нарушает шенгенские договоренности. Но если Россия введет нечто подобное для финских туристов, прибывающих на «Аллегро», мы будем только рады.

Санкт-Петербург