Драйв художника

Культура
Москва, 15.04.2013
«Эксперт Северо-Запад» №15 (612)
За лихую драку-танец приходится расплачиваться тем, кто выжил. Тем, кто повзрослел. Но хищная красота агрессивного рывка к свободе останется и остается вечным соблазном юности

Иллюстрация: LAZAREV GALLERY

Современное искусство провокативно, плакатно, гротескно. Оно вынуждено быть таким: в противном случае кто ж заметит? Современным художникам эта эстетическая ситуация по душе. Им нравится быть резкими, яркими, бросающимися в глаза, если угодно – бьющими по глазам.

Южный человек на севере

Он родился на Украине в городе Николаеве. Учился в Крымском художественном училище им. Н.С. Самокиша. Жил в Феодосии. Эти обстоятельства повлияли на живопись Александра Жерноклюева. Во-первых, юг. Яркое жаркое солнце, яркие краски. Это впитывается в память зрения. Человек может переселиться на север, в Москву, но любовь к яростной яркости жаркого солнца у него останется.

Во-вторых, традиция, в которой учили Жерноклюева. Самокиш был замечательным баталистом, монументалистом. Драки, сражения он изображал умело и весело. Такое запоминается пальцами. Живопись пропитывается драйвом, энергией, даже если живописец рисует портрет. Все эти особенности явлены на первой в нашем городе выставке Александра Жерноклюева «Красные матросы» в Lazarev Gallery на Васильевском острове.

Ярость и яркость

Почему «Красные матросы»? Почему в этой серии художник использует главным образом два цвета – красный и белый? Нужно отдать должное его мастерству. Обилие этих цветов не утомляет глаз. Если не пройти выставку медленно, останавливаясь возле каждой картины, чтобы вглядеться, а пробежать ее, то первое ощущение будет праздничное. Правда, это жестокий праздник. Со сжатыми кулаками, с улыбками драчунов.

Такой подход, или скорее пробег, вполне возможен. Почему нет? Из 29 картин на выставке 12 посвящены дракам. Драки похожи на танцы. На одной такой «драчливой» картине изображен горбоносый. Красный фон, на нем плечом к плечу с приятелем, зажмурив глаза, он угрожающе поднимает кулак. Чаще всего на картинах с драками художник изображает моряков, зажмуривающих глаза. Не думаю, что это реалистическая деталь, скорее символическая. Ярость застилает глаза. Ярость делает мир вокруг ярко-красным.

Это позволяет предположить, что «Красные матросы» названы так потому, что трижды в российской истории ХХ века анархическая ярость матросов Балтфлота взрывалась ярко-красным протуберанцем. Первый раз в феврале 1917-го против царя и офицеров, второй – в октябре 1917-го против демократического Временного правительства, третий – в марте 1921-го против большевиков. О взрыве этой ярости предупреждал накануне Первой мировой войны депутат Государственной думы от партии кадетов, земский врач, автор книги «Вымирающая деревня» Андрей Шингарев. Во время обсуждения гигантского военно-морского бюджета он говорил о катастрофическом положении в народном здравоохранении и образовании. «Что вы делаете? – сказал он. – Вы вооружаете суперсовременным оружием малообразованных, озлобленных социальной несправедливостью молодых людей. Вы готовите бомбу». В январе 1918 года Шингарев и его друг Кокошкин были убиты матросами в Мариинской больнице на Литейном проспекте.

После их убийства на матросский митинг пришел один из лидеров большевиков Бонч-Бруевич увещевать разошедшуюся стихию. Матросы лупили в пол прикладами и весело кричали: «Захотим – и Ленина с Троцким убьем!» Вот после этих проявлений «революционной инициативы» масс Ленину и пришла в голову мысль перевести столицу из Петрограда в Москву. Впрочем, та же ярость держала Балтфлот в годы Великой Отечественной.

Такое объяснение названия серии возможно. Тем более что на выставке есть одна странная картина в первом зале: голый по пояс мускулистый матрос тащит на плечах девушку в тельняшке. Картина не самая удачная, потому что у девушки на пальцах – маникюр. Да и сама девушка уж очень зазывно нежна. Посему история, изложенная художником, оказывается туманно-дурновкусной. Вряд ли это спасение раненой, хотя нога девушки вывернута подбито, поломанно. Скорее это некая любовная сцена, но весьма своеобразная. Яркость и провокативность, впрочем, редко соединяются с хорошим вкусом.

Lazarev Gallery. Александр Жерноклюев, «Красные матросы»

У партнеров

    Реклама