Глупому дому пришел конец

Эксперт Estate
Москва, 24.03.2014
«Эксперт Северо-Запад» №13-14 (661)
Энергоэффективность так и не стала драйвером для создания умных домов в России. При очевидном сокращении потребления ресурсов, что достигается автоматизацией процессов жизнедеятельности здания, экономический эффект крайне сомнителен, считают эксперты. Теперь взят новый курс – на «зеленое» строительство

Фото: архив «Эксперт С-З»

Системы автоматизации управления и контроля постепенно внедряются практически в каждом новом объекте жилой и нежилой недвижимости. Хотя счетчики воды и регулировка систем отопления и не стали повсеместным явлением, это вопрос ближайшего будущего. Однако о полноценном умном доме речь не идет, да и по большому счету непонятно, зачем он нужен.

Никому не выгодно

Если верить экспертам, то внедрение систем умного дома не приносит выгоды никому. При том, что все признают: при эксплуатации таких зданий можно экономить на коммунальных услугах. Например, экономия воды может достигать 40%, а электроэнергии – 50%. Однако в России энергоэффективность не стала стимулом для развития систем автоматизации зданий, как это происходит в Европе. Причина проста: при существующей экономии никто не выигрывает, при том что рост стоимости строительства может составить 5-10%.

«Как правило, сегодня система “умный дом” используется в российских бизнес-центрах лишь частично, – говорит управляющий директор FM NAI Becar Георгий Доденгефт, – поскольку никто не готов переплачивать за дополнительные функции и энергосберегающие технологии». По его мнению, это связано с разницей в менталитете населения Европы и России. «Не секрет, что в Европе люди работают на перспективу, тогда как у нас все думают максимум на пять лет вперед. Отсюда у девелопера и возникает страх невостребованности такого объекта, а также риск продления срока окупаемости», – отмечает эксперт.

С этим тезисом согласен генеральный директор ROSS Group Олег Рыжов. По его словам, внедрение таких систем окупается только в долгосрочной перспективе. При этом окупаемость происходит не за счет экономии энергоресурсов, а за счет большей привлекательности такого объекта для арендаторов и, следовательно, роста арендных ставок. «А поскольку рост арендных ставок скорее зависит от многих более весомых причин, нежели использование системы “умный дом” (например, от локации, изменения конъюнктуры на рынке, появления нового “якоря” и т.д.), то и окупаемость внедрения таких систем в коммерческой недвижимости, предназначенной для сдачи в аренду, остается под вопросом», – размышляет Олег Рыжов.

Использование умных систем должно быть выгодно арендатору, так как снижает коммунальные расходы, но вкладываться в их установку и обслуживание приходится собственнику недвижимости, добавляют эксперты, а значит, эти расходы будут заложены в стоимость аренды. Получается замкнутый круг. «Таким образом, собственники объектов никакой выгоды от таких систем иметь не будут – все коммунальные расходы им возмещают арендаторы, так что размер этих расходов не столь принципиален. С другой стороны, внедрение таких систем – процесс весьма затратный, и оплачивать его приходится собственнику здания. Думаю, именно по этим причинам подобные системы пока еще не получили повсеместного распространения и устанавливаются обычно лишь на объектах класса А», – отмечает Олег Рыжов.

Запад нам поможет

Драйверами систем автоматизации сегодня стали западные компании, которые проповедуют в России те же стандарты качества недвижимости, которые признаны в их странах. Правда, сама концепция умного дома за последние годы претерпела ряд изменений – здание воспринимается как высокотехнологичный объект с минимальным воздействием на окружающую среду. Речь об экономии в привычном понимании уже не идет: цель – не снизить затраты, не окупить вложения, а уменьшить потребление природных ресурсов в глобальном смысле. «Мы стремимся защищать окружающую среду путем различных практических мер, основанных на соответствующих директивах и нормативных актах, особенно в области строительства: ответственное использование ресурсов, экологически чистых технологий, четко определенная стратегия сокращения энергозатрат, ремонт помещений и строительство новых зданий, которые отвечают стандартам энергоэффективности, – отмечает главный исполнительный директор IMMOFINANZ Group Эдуард Цехетнер. – Два ключевых пункта в этом – снижение энергопотребления и увеличение использования экологически чистых источников энергии. Все новые строительные проекты как минимум должны соответствовать стандартам низкой энергоэффективности». Таким образом, автоматизация и контроль потребления энергоресурсов – это только одна из функций современного «зеленого» или пассивного дома и уже вчерашний день. Будущее – за пассивными, «зелеными» домами. И в отличие от довольно расплывчатого определения умного дома (или интеллектуального здания), европейцы прописали стандарты энергоэффективных домов с выдачей соответствующих сертификатов. Правда, ориентированы они скорее на своих – на иностранные компании, работающие в России, у которых зачастую в корпоративных правилах закреплены определенные требования к условиям работы. «“Зеленые” здания – это и дань моде, и требование рынка, и опыт западных стран, который качественные арендаторы хотят также видеть и в России. В общем и целом это способ сохранить конкурентные преимущества и заявить о себе как о профессионале, понимающем рынок и ожидания арендатора», – отмечает руководитель направления внутренней отделки помещений CBRE Павел Якимчук. Поэтому они не могут быть клонированы в массовом порядке. Так, в Петербурге, по словам генерального директора East Real Альберта Харченко, на текущий момент только один объект нового строительства в номинации «Офисные здания» получил сертификат LEED Gold – это бизнес-центр «Ренессанс Правда», расположенный на Херсонской улице. Также в Северной столице по системе BREEAM сертифицировано здание бизнес-центра Megamade.

«Высока вероятность, что список сертифицированных объектов в ближайшее время пополнится. Например, заявку на сертификацию подал бизнес-центр “Технополис” (вторая очередь), заявляют о будущем получении экологических сертификатов бизнес-центры Eightedges, Trinity Place и “ЕСО Статус”», – добавляет эксперт.

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №13-14 (661) 24 марта 2014
    Сельскохозяйственное производство
    Содержание:
    Куда пошла есть земля русская?

    В 2013 году в рамках реализации региональных программ развития сельского хозяйства бюджеты субъектов СЗФО выделяли немалые средства. По ряду направлений заметны результаты. Однако угроза кризиса в агропроме нарастает из-за высокой закредитованности отрасли и низких темпов ее модернизации

    Реклама