Продолжение следует

17 мая 2007, 00:00

Редакционная статья

Таллинцы говорят, что никогда у Бронзового солдата не собиралось столько людей, как в прошедший День Победы. На военное кладбище пришли и русские, и эстонцы. Накануне конфликта 12 эстонских профессоров, рискуя вызвать гнев соотечественников, подписали заявление против переноса памятника. Один из них, известный ученый и преподаватель Таллиннского университета Рейн Вейдеманн, написал: «Вместо того чтобы прививать культурный национализм — уважение к своим корням, некоторые политики своим поведением внушили эстонцам политический национализм как высшую ценность».

Международный конфликт, связанный с переносом памятника советским воинам, был спровоцирован не народом, не отдельными гражданами, а правительством Эстонии во главе с Андрусом Ансипом, причем спровоцирован сознательно.

Эстонский социолог Юхан Кивиряхк заявил: «Деятельность вандалов и мародеров помогла правительству вынести срочное решение о демонтаже памятника. В случившихся событиях стоит поискать твердый замысел и план. Я не знаю, какую сумму получил от правительства автор этого гениального сценария. Сумма должна быть внушительной хотя бы потому, что причиненный материальный ущерб был заранее запланирован в программе действий правительства».

К счастью, российское руководство поддалось на провокацию лишь в малой степени. Возможность ввязаться в конфликт по уши есть почти всегда, поскольку соображения популизма требуют от российских политиков жесткой реакции, а горячих голов, готовых выдумывать разные санкции, предостаточно. Можно было наломать дров не меньше, чем в осенней истории с Грузией, когда жесткие меры коснулись не только руководства страны, но и вообще всех грузин, в том числе российских граждан. Сейчас истерика ограничилась частными заявлениями ряда политиков и буффонадой у посольства.

С дипломатической точки зрения у нас не было оснований для давления на Таллин. А в политике следует руководствоваться здравым смыслом — не эмоциями. Более того, у нас нет не только оснований, но и разумных политических целей в Эстонии: никакое лояльное Москве правительство там невозможно, да и не нужно, поскольку интересы России в этом регионе незначительны.

Что касается «защиты прав соотечественников», то любое давление в этом направлении является ошибкой. «Никто из властей так и не понял, — пишет в одном из интернет-форумов эстонский русский Денис Поляков, — что мы, русские Эстонии, хотим мирной жизни, что мы лояльны к нашему государству, что Эстония — это наша родина». Напомним, что лишь меньшая часть русских эстонцев приняла в свое время российское гражданство по ускоренной процедуре, большая — стремится к гражданству Евросоюза. И в этом самом важном смысле они нам не соотечественники. Более того, публичная поддержка московских политиков им мешает. Конечно, рвать культурные связи с русскими общинами за рубежом не следует, но в политическом смысле защищать нужно прежде всего граждан России и их права. Как и в экономическом — необходимо развивать нашу территорию, наши порты и транзитные пути, а не прибалтийские.

Несмотря на то что Кремль не поддался на провокацию, реакция западной, прежде всего американской и британской, прессы была жестко антироссийской. Как будто независимо от поведения Москвы они заранее знали, о чем писать. Wall Street Journal прямо заявил, что памятник советскому солдату в Таллине — это все равно что памятник нацистам в Париже, если бы он там стоял. Американские публицисты словно забыли, что во Второй мировой СССР и США были союзниками. Британский Independent пишет: «От Прибалтики до Балкан в Европе происходит, по сути, одно и то же: в дверь, которую Европа по неосторожности не закрыла в свое время на замок, уже ломится самоуверенная, обогатившаяся на нефти Россия».

Усиление антироссийских настроений связано с укреплением наших позиций в мировой политике. Активная фаза кампании началась с дела Литвиненко, причем тема политических убийств будет наверняка раскручиваться и дальше. Кроме того, существуют другие опасные с точки зрения возможной провокации точки — прежде всего Украина и Грузия. И мы должны быть готовы защитить свои интересы, не ввязываясь в вооруженный конфликт. Сильные страны способны на политику, удел слабых — лелеять исторические обиды.