Премьер с техническим характером

Сцена
Москва, 20.09.2007
Виктор Зубков пока не похож на будущего президента России — по крайней мере, такой вывод напрашивается после путешествия по местам его «боевой славы». Его функция — сделать правительство более предсказуемым и способным управлять страной, что особенно необходимо во время предвыборного ослабления президентской власти

В Приозерске, где на партийно-хозяйственных должностях Виктор Зубков проработал с 1985 по 1991 год, у вокзала на столбе под фонарем сегодня висит билборд «Планы Путина — планы народа!». На одной из площадей города слева стоит отреставрированная церковь, а справа — глядящий на православный храм Владимир Ильич с непокрытой головой и руками, заложенными за спину. А между ними — заасфальтированная площадка с трибуной.

…В Москве, на Пушкинской площади, на следующий день после того, как президент Путин объявил о замене премьера Фрадкова на Зубкова, на огромном рекламном экране весь вечер показывали интервью Виктора Зубкова. Зрелище было фантасмагорическое: голова нового премьера, лицо которого знакомо пока далеко не всем москвичам и гостям столицы, открывала рот, но звуков не издавала. А ведь именно в этом интервью он не исключил, что примет участие в президентских выборах в марте 2008 года.

Политолог и журналист Леонид Радзиховский уже предложил отмечать 12 сентября как День политолога — как раз в этот день политические аналитики с пеной у рта доказывали, что на пост главы правительства будет назначен вице-премьер Сергей Иванов. Специалисты политического прогноза оскандалились не только не угадав имени премьера: они упорно считали пост премьера трамплином для прыжка в президентское кресло, но поскольку в фигуре Зубкова преемника не признали, от версии «трамплина» тут же отказались. За что на следующий же день были наказаны: вопреки ожиданиям новоявленный премьер заявил о своем возможном участии в президентской гонке.

 Но может ли он действительно быть тем самым преемником?

Каким должен быть преемник

Одна из кремлевских легенд гласит, что передача высшей власти от Бориса Ельцина Владимиру Путину была оформлена документом, подписанным президентом и его преемником. Соглашение передали на хранение патриарху Алексию II, а его условия обсуждались в ходе многочасовой неформальной беседы между Ельциным и Путиным 14 декабря 1999 года. В новогоднюю ночь Борис Ельцин назвал своего преемника и объявил о досрочных президентских выборах. Эпоха Путина началась с честного слова и новогоднего сюрприза.

Кремлевская легенда гласит, что передача высшей власти от Бориса Ельцина Владимиру Путину была оформлена документально, условия обсуждались много часов

До этого окружение Ельцина было занято нелегким делом — поиском приемлемой замены действующему главе государства. В пестром списке преемников мелькали такие разные кандидатуры, как Евгений Примаков, Сергей Степашин, Николай Бордюжа, Анатолий Чубайс. Каждый из них представлял одну из альтернатив России, за каждым стояла своя команда и собственный визионерский проект. Мало известный тогда Владимир Путин воспринимался не столько как способный, рациональный и сильный лидер, сколько как человек слова и чести. Ведь его пакт с «семьей» наверняка предусматривал полный иммунитет от возможного судебного преследования, гарантии сохранения политического влияния и ограждение ельцинского режима от публичной критики.

В марте 2000 года Путин одержал ожидаемую победу на президентских выборах, и в мае, на инаугурации, Ельцин вручил ему Знак президента — внушительную золотую цепь из 20 пластин с драгоценными камнями. На обратной стороне одной из пластин перед торжественной процедурой передачи власти гравируется имя нового президента.

Так Борис Ельцин и его окружение изобрели оригинальный механизм смены президента, отчасти используемый и сейчас. Было бы грубой ошибкой считать, что выбор преемника — чистой воды произвол. В 2000-м он во многом опирался на ожидания народа. Правда, эти ожидания определялись не только и не столько в рамках избирательной кампании: назначение Путина премьером позволило продемонстрировать, что он, в отличие от других кандидатов, по человеческим качествам «подходит» на роль президента. Путин сразу повел себя и как лояльный Ельцину глава правительства, и как самостоятельная политическая фигура. Это дало возможность существенно снизить риски появления во главе страны «случайного человека».

Борис Ельцин хорошо понимал, какое значение для власти имеет народное доверие. Он, в отличие от Михаила Горбачева, прошел в 1991 году через всенародные выборы. Горбачева устранили административной интригой, а Ельцина не смогли и силой. Но в период ослабления своей популярности Борис Николаевич остро чувствовал, как уменьшается объем его власти и влияния.

История показывает, что к потенциальному президенту России жизнь предъявляет два важнейших требования, которые он не может игнорировать. Первое: будущий глава государства должен быть своим для административной системы, гарантировать стабильность всех обязательств правящей команды перед «сильными мира сего» как в бюрократическом аппарате, так и в крупном бизнесе, иначе он сможет прийти к власти только с помощью революции, а не на выборах. Второе: он должен проявить себя как политик — не просто «человек Путина», но и человек сам по себе, умеющий говорить и принимать решения от себя лично. И в зависимости от того, что и как он будет говорить и делать, он окажется либо «избираемым», либо нет.

Похож ли Виктор Зубков на президента

Споявлением на политической сцене Виктора Зубкова в СМИ вернулся жанр советских очерков о передовиках производства. Тут, конечно, дело в его биографии.

В поселке Раздолье, штаб-квартире совхоза «Первомайский», который Зубков когда-то вывел в передовые, его помнят все. У бывшей совхозной трактористки, а ныне пенсионерки Ларисы Жук при имени Зубкова на щеках появляется румянец, и она тут же начинает вспоминать молодость: и как на тракторе работала, и как членом бюро горкома была — разные необходимые для совхозной жизни задачи решала.

— Вот, говорят, Приозерск — кузница кадров. А я так считаю: не Приозерск, а наше Раздолье. А что касается Зубкова, то вот пример. У нас проблема со школьниками была: приходилось их возить до школы на автобусе. Я пошла к Зубкову на прием, а встретила его на улице. Там вопрос и решили. Так у нас появилась новая трехэтажная школа. Виктор Алексеевич очень любил порядок. И был справедливым. К нему можно было прийти со своими проблемами, и он всегда помогал, чем мог. Я считаю, что этот человек нужен государству, которое давно пора привести в порядок. Я вот стихи пишу про нашу жизнь, про совхоз. Две книжки уже напечатала. Сейчас третью готовлю.

— А про Зубкова стихи есть?

— А как же! Вот слушайте: «Приозерье всем пример, нами выращен премьер. Поднатужимся в момент — будет взращен президент».

— Он вроде бы человек мягкий, приятный, но, как говорится, дружба дружбой, а табачок врозь, — говорит главный редактор местной газеты «Красная Звезда» Олег Кирилов. — Причем никогда не забудет, кому и что поручил. И обязательно проверит исполнение. Как-то в середине 80-х, будучи генеральным директором агрофирмы, он уехал в Ленинград на совещание по заготовке кормов, а когда вернулся, обнаружил, что трактористов в поле нет. И тогда Зубков буквально выгнал всех на сенокос и устроил разнос главному агроному прямо в его кабинете. А агрономом у него был будущий вице-губернатор области по сельскому хозяйству Сергей Ягнюк.

Вообще, места здесь особые. Благодаря дачному кооперативу «Озеро», который, как говорят, помог создать именно Виктор Зубков, сложились неформальные отношения и даже дружба между такими коллегами Путина, как Виктор Черкесов (Госнаркоконтроль), Николай Патрушев (ФСБ), Владимир Якунин (РЖД). Многие из них, а также другие бывшие соратники Владимира Владимировича стали лидерами политического класса новой России.

Василий Козлов, ныне генеральный директор управляющей компании «Партнер-СВ», занимающейся обслуживанием жилфонда Приозерска, работал с Зубковым, когда тот был председателем горсовета.

— Я познакомился с Зубковым в 83-м году: был при нем первым замом в горисполкоме. Я сразу понял, что он человек понимающий. Из той породы, что все схватывает на лету. Это стало ясно с первой планерки, когда Виктор Алексеевич поставил четкую и конкретную задачу по вывозке торфа на поля. Он очень любил порядок и был справедливым. К нему можно было прийти со своим вопросом, будучи заранее уверенным, что он выслушает и если не сможет помочь, то хотя бы успокоит. Рукопожатие у него крепкое было: он же на флоте служил. Помню, в 88-м была очень холодная зима, за сорок, и очень много пожаров: квартиры обогревали, кто как мог. Он тогда ни одного погорельца без жилья не оставил. И делал это очень оперативно — в течение суток. Деньги на помощь люди брали напрямую из касс магазинов. Все согласовали с милицией и прокуратурой: в исполкоме таких денег не было. Народ это запомнил. Кстати, это при нем к нам пришла «Икея» и спасла деревообрабатывающий завод. Лес теперь никуда не возим, перерабатываем на месте — мебель делаем. Почти полторы тысячи рабочих мест. Для города с населением в 20 тыс. жителей это много. Молодец!

«Приозерье всем пример, нами выращен премьер. Поднатужимся в момент — будет взращен президент»

— А слабости у него были? Чисто человеческие? Он курил, например? Любил выпить?

— Да не курил он. И слабостей никаких я за ним не замечал. Да и выпивать не любил. Разве одну рюмочку, не больше. Матом не ругался. Охотой и рыбалкой не увлекался. Он в основном — в семье. Город обычно осматривал вместе с женой, прогуливаясь. Жестко контролировал милицию, так что порядок при нем в городе и районе был.

— А враги у него были?

— Наверно, как у всех. Да вот, смешной случай вспомнил. Как-то его пригласили на пленум горкома комсомола. И у него там ондатровую шапку украли.

В тот день, когда президент Путин представил стране кандидатуру Виктора Зубкова как будущего премьера, в доме пенсионера Владимира Кармановского раздался телефонный звонок.

— Володя, поздравляю! Ты теперь тоже в Москву поедешь?

Так бывший преемник Зубкова на всех хозяйственных должностях, которые тот занимал в Приозерском районе, узнал о новом назначении своего бывшего шефа. В тот день Кармановский не отходил от телефона: не поздравил его с назначением Зубкова только ленивый.

— Народ у нас такой, — улыбается Кармановский. — Думают, раз я с Зубковым знаком, значит, выгода какая-то от звонка мне может быть. А какая такая выгода? Не понимаю. Я вот и с Путиным знаком. Ну и что?

— Что, такой специалист хороший был, что его все время наверх двигали?

— Вы знаете, у него было редкое свойство — он умел собирать коллектив единомышленников и уже вместе с ними создавать хорошее хозяйство, крепкое, стабильное.

— Так это он давал вам рекомендации?

— Нет, тогда наша система руководила, она всех и отбирала. Ну а я попал в эту систему. Так я и стал после него зампред­исполкома Приозерска, когда его перевели на работу в райком партии первым секретарем. Ну а когда он ушел в обком завсельхозотделом, я занял его партийное кресло в городе. Он мне часто говорил: ты что, в затылок дышишь?

А потом эта дача сгорела от короткого замыкания. Людмила Путина чуть не сгорела: ей пришлось по простыням со второго этажа спускаться

— А после того как он к Собчаку в Питер перебрался, вы с ним встречались?

— Несколько раз. Он же помощником Путина был, а тот заведовал в мэрии внешнеэкономическими связями. Кстати, он меня с Путиным и познакомил. Как-то попросил проконсультировать Путина, как соблюсти все законы при приватизации дачного участка. Я тогда уже от всех дел государственных отошел и был частным предпринимателем. Но в вопросах землеустройства был и есть дока. Приехал к Путину на его дачу — домишко простой в два этажа на краю озера, участок маленький. Он меня провел на второй этаж, посадил в кожаное кресло, налил виски со льдом, и я ему рассказал, какие документы нужно собрать. Вечером того же дня встретились уже в моем ресторанчике. Я посмотрел документы и сказал, что все правильно. А потом эта дача сгорела от короткого замыкания. И его жена, Людмила, чуть не сгорела: ей пришлось по простыням со второго этажа спускаться. И я опять помог — правильно оформить документы для пожарных.

Когда Виктор Алексеевич возглавил налоговую инспекцию Петербурга, меня поразило, что он, бывший директор совхоза, агроном, прекрасно вписался в роль руководителя такого ранга в то смутное время. Он же тогда пришел на место убитого Дмитрия Филиппова, а до Филиппова на этой должности еще один был — фамилию сейчас не помню, — его тоже убили. Страшное время было в середине 90-х. Тогда очень сложно было найти свое место, возглавить структуру, обеспечить ее стабильное руководство. Ведь на него, я знаю, бандиты тоже наезжали. Ну а потом его в Москву перевели, и мы больше не встречались.

— А вне работы вы с ним общались?

— Нет. Только по производственным вопросам. А в гости ходить тогда не принято было.

— Ну а чем он в свободное время занимался? Рыбачил? На охоту ходил?

— Семьей занимался. Читал много. Очень он свою дочку Юлю любит.

— А как люди к нему относились?

— Ну, вот пример характерный. Новый директор совхоза решила отметить юбилей предприятия и пригласила Зубкова. Он уже в Питере в налоговой инспекции работал. Праздник отмечали в Доме культуры, который, кстати, построил Зубков. И вот когда он вышел на сцену, зал минут 10 аплодировал ему стоя. Это дорогого стоит.

— Почему же Зубков заявил о своих президентских амбициях? — Надо знать Виктора Алексеевича, чтобы оценить его юмор

14 сентября 2007 года Виктору Зубкову аплодировали уже в Государственной думе. Что ж, он обладает прекрасными административными качествами, он «питерский» в самом главном смысле слова, он бывший подчиненный Владимира Путина, он безусловно надежен. Он сделал блестящую карьеру — но административную, а не публично-политическую. Он не похож на будущего президента, по крайней мере сейчас. Да и Путин сказал, что его назначение «носит в значительной степени технический характер».

Зачем нужно было менять правительство

Ксожалению, — делился с политологами из Валдайского клуба президент, — члены правительства, как и все, — люди. Они, как я увидел, сбавили рабочие обороты, начали подумывать о том, как будет складываться их личная судьба после выборов». Высказывание слишком жесткое для «прикрытия» истинных причин. Да и Виктор Зубков, судя по множеству сообщений, до последнего времени готовился стать сенатором от Ленобласти. Вероятно, решение об отставке правительства было и вправду реакцией на какую-то информацию о состоянии дел в правительстве и было принято достаточно быстро.

Впрочем, сама проблема не нова. Еще до принятой Путиным отставки премьера и кабинета министров в беседе с «РР» один руководитель крупного частного банка рассказал, какое влияние оказывают на поведение чиновников приближающиеся выборы парламента и президента: «Перед чиновником возникла перспектива ухода. Он должен успеть использовать устоявшиеся связи: тот, кто считает свое административное положение в будущей композиции достаточно слабым, на всякий случай может попытаться предложить свои услуги, то есть продать свой административный ресурс. Перед выборами эта машина начинает работать на повышенных, если не предельных оборотах — риски потери слишком велики».

Но если решение носило не политический, а «технический характер», почему же тогда будущий премьер Виктор Зубков заявил о своих президентских амбициях? Давно знакомый с Зубковым депутат Государственной думы Геннадий Селезнев так прокомментировал этот жест: «Надо знать Виктора Алексеевича, чтобы оценить его юмор».

Важными для позиции нового премьера являются накопленная им на посту руководителя финансовой разведки информация и квалификация. Второй раз Владимир Путин назначает премьера с таким знанием и ставит перед ним задачу — наладить работу именно технического, а не политического правительства. Фрадкову вместе с этой задачей был вменен еще и проект реформы кабинета министров. Но в итоге роль и значение правительства ослабли настолько, что оно часто уже не годилось даже для исполнения своих прямых управленческих функций.

Для решения многих социальных и хозяйственных проблем — в области здравоохранения, образования, ЖКХ и АПК — пришлось создать параллельные правительству структуры управления. В январе 2005 года на улицы многих городов страны вышли толпы пенсионеров, недовольных заменой льгот денежными компенсациями. После этого правительство уже не решалось ни на одно крупное управленческое действие. И все-таки оно устояло и тогда, после провальной монетизации, и в 2006 году, после неграмотно проведенного введения новых образцов акцизов на алкоголь: от этой почти рутинной операции рынок импортного алкоголя сократился более чем на 60%, производство отечественного спирта упало на 30%, а ликероводочной продукции — на 10%. Некоторые подразделения правительства вообще работали как бы сами по себе: финансовый и военно-промышленный блоки имели независимые от Михаила Фрадкова авторитет и административную силу.

Усиление государства в последние годы означало только усиление президентской власти на фоне потери влияния парламента, правительства и губернаторов. В результате все держится на одной колонне, а эту колонну как раз и предстоит менять. Парламент, лишенный достаточно самостоятельных политических фигур, не может быть надежной «второй» опорой. Недееспособное и саботирующее решения президента правительство, в котором думают только «о том, что будет после выборов», и присматривают наиболее выгодные для себя варианты, тоже на эту роль не годится. И Виктору Зубкову, и его кабинету придется выполнять «замораживающую», стабилизирующую роль — в авральном режиме научиться реально управлять страной или как минимум контролировать верхушку административной системы. Его задача — сделать так, чтобы все участники политической игры увидели, что в период перемен, когда один президент уже уйдет, а другой еще не возьмется за рычаги управления, в стране будут «и сила, и правда».

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсант; РИА Новости; Photoxpress; Reuters

10 возможных преемников

У партнеров

    «Русский репортер»
    №16 (16) 20 сентября 2007
    Преемники
    Содержание:
    Не слабее Путина

    Редакционная статья

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Случаи
    Реклама