Подачка на вылет

Вера Михайлова
22 ноября 2007, 00:00

В гостиничном номере зазвонил телефон. «Не желаете проиграть матч за деньги?» — собеседник не стал терять время на приветствие. «Как вы можете мне такое предлагать?» — возмутился известный теннисист и бросил трубку. Но отказываются далеко не все

Такой, каким мы его знали, большой теннис больше не существует. Скандал в благородном семействе взорвал чинный, как английский клуб, теннисный мир и разрушил иллюзорные, но милые сердцу среднего европейца стереотипы. Игра добропорядочных леди и джентльменов погрязла в денежных разборках и взаимных обвинениях теннисистов. Забыт основной принцип одного из самых почтенных соревнований планеты — Уимблдона, где «все в белом». То, что теннисист играет честно, ему теперь приходится доказывать «людям в черном» — функционерам Ассоциации теннисис­тов-профессионалов (ATP), новым охотникам за ведьмами.

Очевидно, скандал с разоблачениями назревал давно. Некоторые считают, что букмекерам надоело выплачивать слишком большие выигрыши и они лишь ждали подходящего случая, чтобы вынести тему договорных матчей на всеобщее обсуждение. Однако почему британская контора Betfair решила начать с Николая Давыденко, не очень понятно. Тем более что случай с россиянином был более чем простым. На турнире в польском городе Сопоте Давыденко, на тот момент четвертая ракетка мира, сославшись на травму, отказался продолжать матч с аргентинцем Мартином Вассальо Аргуэльо. По правилам большинства букмекерских контор в этом случае все ставки на результат аннулируются, так как встреча не была завершена. Но в Betfair, где выигрыш выплачивается при любом раскладе, остались очень недовольны непривычно большим количеством ставок на победу аутсайдера-аргентинца.

Естественно, ни о каких доказательствах речи не шло, но в некоторых случаях достаточно и просто обвинения. Зачем одному из лидеров мирового рейтинга, человеку далеко не бедному, «сливать» матч, рискуя своей карьерой и репутацией, британцы объяснить не потрудились. Однако подозрение было высказано, и руководство Ассоциации теннисистов-профессионалов уже не могло не среагировать на случившееся.

После некоторого затишья, связанного с изучением «матчасти», охотники из АТР выявили около 140 матчей, вызвавших у них подозрения. Обвинения полетели в адрес таких игроков, как Николай Давыденко, Ллейтон Хьюитт, Филиппо Воландри, Густаво Куэртен и других. Возникшая ситуация привела теннисистов в замешательство. Создалось ощущение, что игроки, для которых существование договорных матчей в теннисе давно превратились в норму жизни, оказались не готовы к тому, что подробности их закулисья стали известны всему миру.

Охота на ведьм

Постепенно и с опаской спортсмены адаптировались к новой ситуации. Не обошлось и без разоблачений. Бельгийский теннисист Жиль Эльзнер решил резать всю правду и без уловок и недомолвок заявил, что за проигрыш итальянцу Потито Стараче на Уимблдоне-2005 ему посулили $141 тыс. Серб Новак Джокович рассказал, что в прошлом году на турнире «Санкт-Петербург Опен» ему предлагали проиграть матч первого круга за 110 тыс. фунтов стерлингов. Заговорил и Дмитрий Турсунов, признавшись, правда без подробностей, что ему неоднократно сулили взятки за «сдачу» матча. Еще менее конкретным был в своих откровениях Арно Клеман. Само собой разумеется, что все эти теннисисты на сделанные им предложения отвечали возмущенным и категоричным «нет».

 pic_text1 Фото: Reuters
Фото: Reuters

Некоторые спортсмены не скрывали, что о существовании договорных матчей знают, но, по их словам, лично с этим не сталкивались. Тим Хенман заявил, что неоднократно слышал о случаях предложения взяток, с ним согласился Гастон Гаудио. Томми Хаас рассказал, что знает случаи безусловных договорных матчей, а Энди Маррей — чего уж тут мелочиться! — поведал, что «подобные истории случаются постоянно». Кстати, впоследствии ему пришлось пойти на попятную, объяснив, что его не совсем верно поняли.

Неудивительно, что слова Маррея многих не порадовали. Среди теннисистов немало тех, кто не одобряет поднявшуюся волну разоблачений. Они — патриоты тенниса, которым еще дорога репутация этой уважаемой игры. Так, дядя и тренер Рафаэля Надаля Тони Надаль за племянника поручился: «Никто из встречавшихся с Рафой не сдавал игры, да и сам он не получал подобных предложений. То же самое могу сказать обо всех испанских теннисистах. Лично я ничего такого в теннисе не вижу. Мне кажется, что эту тему сейчас слишком раздули. Если действительно кто-то замешан в этих делах, то он сильно вредит нашему виду спорта». Такое же мнение высказал и Борис Собкин, тренер Михаила Южного: «АТР, на мой взгляд, допустила огромную ошибку своими разговорами о сомнительных матчах. К Мише, например, никто никогда не  подходил и матчи сдавать не предлагал. Возможно, подобные вещи и происходят, но реально о них я никогда не  слышал. Очевидно, что сначала надо было разобраться в ситуации, а потом предавать ее огласке».

Наличие договорных матчей давно стало для теннисистов нормой жизни, но публичный скандал привел их в замешательство

Скорее всего, сторонники «чистого тенниса» немного лукавят. Вариантов мошенничества со ставками и букмекерскими конторами предостаточно. А о том, что в теннисе существует система «дополнительной мотивации», известно всем и каждому. Турнирный календарь теннисистов явно перегружен, на что сами спортсмены давно жалуются. В среднем каждую неделю одновременно в разных концах света проводится около трех турниров. Поскольку популярных игроков не так много, а руководство каждого мероприятия старается пригласить к себе сливки теннисного общества, то спортсмены регулярно получают гонорары за одно лишь согласие принять участие в том или ином турнире.

Деньги и немного игры

На фоне подобных финансовых взаимоотношений возможность договорных матчей уже не кажется абсурдной. А в руководстве АТР и ITF (Международная федерация тенниса), похоже, и вовсе ни секунды не сомневались, что у многих из их подопечных рыльце в пушку. Войдя в раж, чиновники поспешили с публичными заявлениями. Пожизненно дисквалифицировать теннисистов, уличенных в договорных матчах, предложил президент ATP Этьен де Вильерс. Сдача матчей беспокоит его больше проблемы допинга или любой другой. «Это угроза для тенниса, и мы относимся к ней крайне серьезно», — заверил де Вильерс. А президент Французской федерации тенниса Кристиан Бим заявил, что знает о случаях «договорняков» и будет бороться с ними с помощью полиции.

Вскоре последовали репрессии, и первой жертвой стал итальянец Алесио ди Мауро, получивший 9-месячную дисквалификацию. За последний год спортсмен сделал ставки на теннисные поединки на сумму 29 тыс. фунтов стерлингов. К счастью, ди Мауро не ставил на матчи со своим участием — в противном случае его могли дисквалифицировать пожизненно. По словам самого теннисиста, он и не подозревал, что спортсменам нельзя играть на тотализаторе на свой вид спорта — правило, кстати, общее для всех профессионалов.

После «дела ди Мауро» «случайных» дисквалификаций, скорее всего, поубавится, но скандал все еще далек от своего завершения. Новая информация о сдаче матчей появляется чуть ли не каждый день, как и очередные герои, которых пробивает на откровения. Хочется верить, что теннис все это выдержит, справится с непростым периодом своего развития. Однако какие выводы будут сделаны благодаря волне разоблачений, пока неясно. На корте благородного семейст­ва нашли скелет. Чтобы от него избавиться, нужно время.

Николай Давыденко хочет жить спокойно

«Шум вокруг моего имени очень расстраивает. Если обо мне что-то пишут, то лишь скандальные вещи. Они не касаются тенниса и моей игры. Меня постоянно спрашивают, сдавал я матчи или нет. Приходится объяснять: я снимался с матчей из-за травм. Тяжелый график мне не позволяет играть в полную силу. Вся эта ситуация не может меня не беспокоить. Я недоволен тем, как АТР ведет расследование. В ходе разбирательства дошло до того, что мою супругу спрашивали, далеко ли мы живем от Рублевки. Она ответила — “в тысяче километров”, чем очень удивила следователей. Они не знали, что я прописан в Волгограде».