Русские не прошли

Актуально
Москва, 28.02.2008
«Русский репортер» №7 (37)
Премию «Оскар» не случайно называют главным кинематографическим дефиле. Формально она призвана продемонстрировать главные тенденции американской киноиндустрии за прошедший год, но реально итоги церемонии оказывают сильнейшее влияние на мировой прокат и определяют, что будут снимать и смотреть в мире весь год

Вотличие от Каннского фестиваля «Оскар» не претендует на то, чтобы угадать тенденции будущего. Он нацелен на то, чтобы оформить прошедший прокатный год во внятную картину развития американского (читай: мирового) кино. «Оскар» сообщает широкому зрителю, что он, зритель, пропустил в том году и что ему придется наверстывать в этом. У фильмов-триумфаторов после церемонии открывается второе прокатное дыхание: к примеру, «Нефть» Пола Томаса Андерсона, получившая две статуэтки, в России выходит только сейчас, как и «Джуно» («Оскар» за лучший оригинальный сценарий).

В отличие от Канн, формирующих тенденции «умного» проката, «Оскар» определяет тенденции проката широкого: рекордсменами по количеству наград в свое время были и слезоточивый «Титаник», и придурковатый «Влюбленный Шекспир». Большой оскаровский стиль последних лет — это масштабные картины с красивыми костюмами и впечатляющими спецэффектами. Тем более удивительно, что именно такому фильму — по всем параметрам голливудскому, но тем не менее тонкому «Искуплению» Джо Райта — досталась лишь статуэтка за лучший оригинальный саундтрек. А триумфатором стал жесткий трагифарс братьев Коэнов: картина «Старикам здесь не место» получила четыре награды, в том числе и за лучший фильм.

Оскаровский прокат получился «умным»: ленту Коэнов вполне можно представить в Каннском конкурсе и вообще в любом месте, где собираются любители кино «не для всех». При этом фильм Коэнов — самая американская из номинированных картин: драйвовая история о техасском охотнике, который натыкается на кучу трупов, партию героина и чемодан с $2 млн. История, которая становится притчей о том, что Америка до сих пор живет по законам первых поселенцев, вынужденных убивать коренных жителей континента, потому что те вынуждены убивать их. И все это — не порочный круг, а естест­венная необходимость вроде той, что выгоняет хищников на охоту, а газелей — на водопой. И старикам здесь действительно не место.

Не место здесь — среди лауреатов — и русским кинематографистам, хотя в этом году шансы России были высоки как никогда. Никита Михалков и аниматор Александр Петров имели возможность получить по второй статуэтке (что редко удается даже американским оскароносцам). Михалков был выдвинут от России с фильмом «12», а Петров — с анимационной лентой «Моя любовь». Кроме того, Казахстан номинировал Сергея Бодрова с «Монголом». Но веерные ставки не сработали: «иностранный» «Оскар» ушел австрийцу Стефану Рузовицки за фильм «Фальшивомонетчики» (о нацистской шарашке по производству фальшивых купюр), а анимационный — Сьюзи Темплтон («Петя и Волк»).

Темой номинации «Лучший фильм на иностранном языке» вообще стала война: кроме «Фальшивомонетчиков», «Монгола» (о завоеваниях Чингисхана) и «12» (о последствиях чеченской войны) здесь были «Катынь» Анджея Вайды (о пакте Гитлера и Сталина, в результате которого были расстреляны больше 10 тыс. польских офицеров) и израильский «Бофор». Три из пяти картин — о войнах с русскими. Но победила Вторая мировая — даже не Великая Отечественная. Что делать — глобализация. Да и воевать с русскими все уже устали.

Основные награды

У партнеров

    «Русский репортер»
    №7 (37) 28 февраля 2008
    Выбор
    Содержание:
    Право власти

    От редакции

    Фотография
    Вехи
    Фигура
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама