Умные бомбы против Бушера

Актуально
Москва, 26.08.2010
«Русский репортер» №33 (161)
21 августа Иран запустил построенную российскими специалистами АЭС в Бушере. Накануне все гадали, допустит ли Израиль начало работы станции или уничтожит ее авиаударом. Повод был: критики Ирана давно говорили, что Бушер — часть программы по созданию ядерного оружия. В итоге Израиль на военный конфликт не решился. Но это не значит, что его не случится чуть позже

Торжества по случаю открытия Бушерской АЭС сильно напоминали советские митинги по случаю завершения больших комсомольских строек. Оркестры, поздравительные речи глав иностранных делегаций, в том числе главы Росатома Сергея Кириенко. В то, что Израиль решится атаковать реактор за несколько минут до его запуска, никто не поверил.

Хотя всю предыдущую неделю нервозность присутствовала. Масла в огонь подлил бывший американский посол в ООН Джон Болтон, который накануне призвал Израиль атаковать Бушер именно до официального открытия — потом, мол, поздно будет. Но в итоге вроде бы перевесили аргументы тех, кто убеждал: АЭС в Бушере использовать для производства ядерного оружия нельзя — уран для нее будет поставляться Россией, туда же будет возвращаться и отработанный материал.

Тем не менее в самом Израиле тема удара по Ирану продолжает обсуждаться. Вспоминая историю, здесь не исключают, что молчание военных означает как раз обратное: подготовка к атаке находится в завершающей стадии.

Пик разговоров об ударе по Ирану пришелся на 2004–2008 годы. Махмуд Ахмадинежад вовсю хвастался своими успехами в реализации ядерной программы на фоне неэффективности направленных против его режима экономических санкций. В июне 2007-го бывший начальник генерального штаба и министр обороны Израиля  Шауль Мофаз, будучи вице-премьером в правительстве Эхуда Ольмерта, заявил, что «если Иран продолжит развитие ядерной программы, мы его атакуем».

Ему оппонировал «голубь» израильской военно-политической элиты, бывший замминистра обороны Эфраим Снэ. Но даже он признавал, что, если санкции не помогут в течение года, «нужно будет думать и о других путях». То есть «ястребы» призывали атаковать немедленно, а левые давали на разборки дипломатам аж целый год.

Но прошло уже два. Иранская ядерная программа практически не претерпела изменений, зато изменился сам Израиль. Премьерское кресло занял Беньямин Нетаньяху, который демонстративно уклоняется от каких-либо комментариев на тему возможной атаки. Если не обращать внимания на историю вопроса, то можно подумать, что Израиль просто-напросто уступил инициативу. Однако не стоит забывать, что у Израиля есть опыт ликвидации ядерных объектов на территории враждебных ему государств. В 1981 году был уничтожен иракский ядерный реактор, в 2007-м сирийский.

Документы, касающиеся 1981 года, уже частично опубликованы и демонстрируют педантичное отношение израильтян к эффекту внезапности и вытекающей отсюда абсолютной секретности. Атака на иракский реактор французского производства «Осирак» изначально была запланирована на 10 мая 1981 года. Но накануне премьер-министр и по совместительству министр обороны Менахем Бегин получил письмо от главы парламентской оппозиции Шимона Переса, в котором тот всячески предостерегал премьера от этой военной авантюры. Бегин, прочитав письмо, решил, что если о предстоящей дате операции знает лидер оппозиции, то об этом может знать и кто угодно. В результате Бегин авианалет сначала отменил, а потом вновь назначил — уже на 7 июня.

А в 2007-м Израиль нанес удар по сирийской территории. Судя по всему, был уничтожен реактор корейского производства, по час­тям доставленный в Сирию при содействии иранских спецслужб. Хотя власти Сирии заявили, что израильские ВВС разбомбили здание заброшенной консервной фабрики.

И сегодня военные эксперты отмечают явные признаки подготовки израильских ВМС и ВМФ к возможной атаке на Иран. Например, закупки «умных» бомб GBU-39, способных эффективно поражать бункеры и другие укрепленные объекты. Это и постоянные тренировки резервистов ПВО, которым предстоит отра­зить иранский ответ на предполагаемую бомбардировку ядерных объектов.

Показательна активность израильских дипломатов в отношениях с Египтом и Иорданией — странами, чье воздушное пространство им придется нарушить в случае атаки на Иран. А совсем недавно директор спецслужбы МОССАД Мэир Даган зачем-то посещал Саудовскую Аравию.

На днях помощник президента США Барака Обамы по вопросам нераспространения ядерного оружия Гэри Сеймор в интервью The New York Times высказал мнение, что Ирану потребуется лишь год, чтобы разработать атомную бомбу. Если это так, весь вопрос теперь в решимости правительства Нетаньяху начать новый военный конфликт и в том, что будет целью: Бушерская АЭС или какой-то другой объект, имеющий непосредственное отношение к атомной программе.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№33 (161) 26 августа 2010
Игорный бизнес
Содержание:
Фотография
От редактора
Вехи
Репортаж
Путешествие
Реклама