Книги

Афиша
Москва, 11.10.2012
«Русский репортер» №40 (269)

Мнение

Страна врачей и эмигрантов

Уже четвертый сезон (из них второй — как член жюри) я участвую в работе литературной премии «НОС». В сентябре мы с коллегами объявили лонг-лист. Его я комментировать не буду: он хороший. А мы с вами поговорим лучше о плохих книгах. О тех, что не прошли. Вернее, о базовых темах, которые волнуют среднестатистического российского писателя.

Во-первых, это медицина. В этом году впечатляющее количество литераторограждан описывают болезни и методы их излечения, больничный быт и врачебные байки. Причем медицинская проза есть на любой вкус: и хорошая, и плохая, и сознательно коммерческая, и подчеркнуто высокопарная. Причину популярности стоит искать как в обилии врачебных сериалов на нашем телевидении, так и в окончательном развале системы государственной медицинской помощи.

Второй сегмент я бы условно назвал бессмысленными мемуарами. Вообще я долгое время думал, что бессмысленных мемуаров быть не может, что жизнь даже самого скучного, заурядного и тихого человека может стать основой для любопытной книги. И вот второй год убеждаюсь в своей неправоте. Я  регулярно встречаю книги, авторы которых мечтают рассказать подрастающим поколениям историю своей жизни, но она оказывается настолько скучна и бессмысленна, что читать ее невозможно. Или они просто рассказывать не умеют?

Особенно отличаются эмигранты, бывшие соотечественники, ныне проживающие в Германии или в Штатах. Им там скучно, в их бытовых парадизах, и очень хочется что-нибудь написать. Эти люди до сих пор считают, что небрежное упоминание пары деталей из их зарубежной жизни должно произвести фурор на родине. Мастерство, с которым значительная часть современных мемуаристов отфильтровывает из своей жизни все мало-мальски интересное, не может не восхищать.

Третий сегмент — семейные мелодрамы, могучие глыбы-саги. Беда в том, что по бедности диалогов и скудости проблем и сюжетных поворотов эти саги удивительным образом напоминают сериалы, идущие по телеканалу «Россия-1». И, видимо, именно эта, не имеющая никакого отношения к реальным семейным историям продукция ВГТРК, и является питательным бульоном для данного жанра. То есть теперь не плохое телевидение ворует сюжеты у плохой литературы, а плохая проза беззастенчиво тырит почти все у плохого телевидения.

Мы вернемся к главным темам современной русской литературы ровно через неделю.

Константин Мильчин, литературный обозреватель «РР»

Салман Рушди

Джозеф Антон

Издательство Corpus

Одна из главных книг года. Салман Рушди, писатель, которого 23 года назад приговорили к смерти исламские радикалы в Иране, описывает свою жизнь. Чужак в юности (иностранец без особых талантов, который пытается найти свое место в Англии), беглец в зрелости, между этим был короткий период относительной славы и спокойствия. Свою жизнь Рушди описывает в том же волшебно-цветастом стиле, что и сочиняет свою прозу.

Майкл Миллер

YouTube для бизнеса

Издательство «Манн, Иванов и Фербер»

Книга о том, что такое YouTube и как его использовать в коммерческих или просветительских целях. Но в первую очередь, конечно же, коммерческих. Автор объясняет, как раскрутить свою продукцию при помощи интернет-видео, и приводит истории успеха. Например, хорошо снять обучающий ролик, связанный с деятельностью вашей компании. Если вы собираете мебель, то сделайте видео о том, как собирать мебель. Только все секреты рассказывать, конечно же, не надо.

Петер Загер

Оксфорд и Кембридж

Издательство Ольги Морозовой

Путеводитель по географии и истории Оксбриджа. Кстати, само слово ввел в обиход Уильям Теккерей в середине XIX века, но известно оно стало лишь спустя сто лет, когда вытеснило бывшее в употреблении Кемфорд. Подробный рассказ про все колледжи, традиции, обычаи и байки, где какой великий человек учился, а также перечисление, в каком романе какой колледж описан и в каком фильме какие здания показывали. В общем, карманная книга абитуриента на все времена.

Джон Кампфнер

Свобода на продажу

Издательство Corpus

Английский журналист-международник рассуждает о том, почему разные страны отказываются от демократии. Механизм прост: власть убеждает обеспеченных граждан, что их удел — зарабатывать и тратить деньги. А правят пусть другие. Власть же никому не мешает и всячески оберегает богатых от внутренних и внешних угроз. И так повсюду — в Сингапуре и России, и даже в Америке Буша и Англии Блэра. Впрочем, работает этот механизм, только пока идет экономический подъем и власть действительно эффективно обеспечивает безопасность.

Дэниел Франклин, Джон Эндрюс

Мир в 2050 году

Издательство «Манн, Иванов и Фербер»

Очередная книга, в которой солидные американские ученые рассуждают о том, каким будет мир через 40 лет. Население России сократится, Китай начнет импортировать женщин из Вьетнама, Франция обгонит Германию по численности населения, а Нигерия станет такой же населенной, как США, и столь же перспективной, как нынешние страны БРИКС. «Политическая система к 2050 году будет представлять собой результат борьбы между гражданским долгом и так называемым экономизмом».

Юрий Сигов

Сингапур

Издательство «Альпина нон-фикшн»

Про Сингапур, но восторженно. Как на маленьком, заросшем малярийными джунглями (в них водились страшные тигры, которые жрали рабочих и крестьян) острове, построили рай с небоскребами и без коррупции. Как именно? Мудрость одного конкретного демиурга Ли Куан Ю, трудолюбие местного населения, а также правильно расставленные акценты: в Сингапуре столь высока трудовая этика, что быть безработным просто неприлично. Все что-нибудь непрерывно делают.

Новости партнеров

    «Русский репортер»
    №40 (269) 11 октября 2012
    Грузия
    Содержание:
    Грузинские ответы на главные русские вопросы

    Михаил Саакашвили стал президентом Грузии в 2004 году, после чего буквально перевернул бывшую советскую республику с ног на голову — или с головы на ноги. Он провел целую серию реформ, о которых в России только говорят. И сделал это предельно жестко, без оглядки на авторитеты предыдущего поколения, сложившиеся политические и бытовые традиции, неформальные связи и личную дружбу. В этом смысле результат правления Саакашвили очень интересен для исследования как возможный ответ на популярные русские вопросы — от борьбы с коррупцией до необходимости шоковых реформ. На примере Грузии мы можем наглядно проследить, что произойдет, если то или иное политическое начинание довести до его логического конца

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Реклама