Закусить нельзя прочувствовать

Среда обитания
Москва, 13.12.2012
«Русский репортер» №49 (278)

Фото: архив пресс-служб

Начало декабря, Будапешт, предрождественская ярмарка. На мокром столике громоздятся пластиковые тарелки с тушеным шукрутом, огромными ломтями сырокопченой свинины, кровяной колбасой и солеными огурцами. Все это стремительно остывающее великолепие хочется чем-то запить. В авангарде стола выстроен ряд стаканчиков с палинкой — яблочной, смородиновой, такой, сякой. Но сладковатый вкус фруктового самогона, который к тому же принято пить маленькими коньячными глотками, никак не вяжется с огурцом или кислой капустой. Я неожиданно для себя тоскую — то ли по водке, то ли по родине, то ли просто по русской традиции шорт-дринка.

Несмотря на сегодняшнее увлечение винной культурой, односолодовым виски и коктейлями, Россия — страна быстрых напитков. Алкоголь здесь всегда принимается не как амброзия, а как горькое лекарство, микстура от плохого настроения и адского холода, которую нужно поскорее заесть чем-то вкусным. Собственно, весь русский стол, начиная от торжественного вступления холодных закусок и заканчивая триумфальным выносом кастрюли борща, идеально подходит для употребления водки, словно искусство кулинарное и винокуренное эволюционировали параллельно. Батарея стаканчиков палинки — результат совсем другой эволюции.

В России алкоголь служит аккомпанементом застолью, ему не дают ведущей партии. Выпивка немыслима без закуски — даже самый «долгий» из всех напитков, коньяк, русский человек приноровился пить залпом, закусывая лимоном. И даже виски, напиток-одиночку, который если чем и закусывают, то разве что пивом, можно встроить в гастрономический оркестр: добавляйте его в утреннюю овсянку. Ложку, две, стопку — превращая скучную детсадовскую еду в серьезную антипохмельную меру.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №49 (278) 13 декабря 2012
    Итоги года
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Афиша
    Реклама