Белоусов против Кудрина

Актуально
Москва, 23.05.2013
«Русский репортер» №20 (298)
Слухи об уходе Андрея Белоусова с поста министра экономического развития становятся все настойчивее, хотя сам чиновник и называет их «ахинеей». Не менее настойчивы слухи о возвращении в правительство Алексея Кудрина, хотя их никто и не подтверждает официально. Все это — отголоски аппаратно-идеологических разногласий, связанных с выбором методов борьбы против новой волны кризиса, в неизбежности которой не сомневается, кажется, уже никто

Фото: Максим Шеметов/ИТАР-ТАСС

О том, что кризис не то что не за горами, а буквально на пороге, говорят практически все экономические эксперты, и правительственные, и независимые. Пока еще занимающий пост министра экономического развития Андрей Белоусов на прошлой неделе и вовсе заявил, что страна уже сейчас находится в состоянии рецессии. Это притом что менее месяца назад первый вице-премьер Игорь Шувалов утверждал, что «никакой рецессии в России нет».

Спор о терминах не меняет сути — скорого роста российской экономики не ждет никто, — зато вполне обнажает идеологические противоречия внутри и вокруг правительства. Андрей Белоусов предлагает в преддверии кризиса насытить экономику инвестициями, в то время как финансовый блок во главе со своим теневым лидером Алексеем Кудриным требует сохранить консервативный курс всех путинских лет. «РР» разбирался, в чем суть позиции каждой из противоборствующих сторон.

Вариант Белоусова

Министр считает, что экономическая политика правительства должна быть ориентирована не столько на достижение формальных макроэкономических показателей, сколько на улучшение жизни населения. Отсюда предложение увеличить зарплаты бюджетникам, начать переселение из ветхого жилья, модернизировать образование и здравоохранение, армию и правоохранительные органы, ускоренно развивать Забайкалье и Дальний Восток. Наконец, избавиться от пресловутой нефтяной зависимости.

Чтобы добиться всех этих, безусловно, впечатляющих, но кажущихся несколько нереалистичными целей, Андрей Белоусов предлагает, во-первых, улучшить инвестиционный климат, во-вторых, стимулировать экспорт неэнергетических товаров, в-третьих, повысить производительность труда, наконец, в-четвертых, активно способствовать развитию малого и среднего бизнеса.

Возразить нетрудно: мол, все это не более чем красивые лозунги, не подкрепленные конкретными предложениями. И правда, не вполне понятно, какие именно конкурентоспособные неэнергетические товары должна начать продавать наша страна и как именно должна массово повышаться производительность труда. В то же время ясно, что, например, крупные инвестиционные проекты, о необходимости которых постоянно говорит Белоусов, — это, так сказать, то, «что доктор прописал».

Коррупционные страхи, возникающие при обсуждении каждого из них, не должны быть сильнее понимания, что эти проекты реально улучшают жизнь в регионах и в долгосрочной перспективе становятся источником их роста. То же самое касается малого и среднего бизнеса, развитию которого руководство страны очевидно не уделяет должного внимания, а иногда и вовсе парализует, как было буквально в этом году с двукратным увеличением страховых взносов.

Вариант Кудрина

«Неудовлетворительной» назвал работу правительства Дмитрия Медведева в кулуарах Государственной думы Алексей Кудрин. Между тем в составе кабинета немало тех, кто в течение десятилетия под его чутким руководством формировал финансово-экономическую политику страны.

Суть кудринского курса всегда сводилась к максимальному финансовому консерватизму: как можно больше средств, вырученных от продажи нефти, должно складироваться в стабилизационном фонде — на всякий случай. Собственно, именно этот подход позволил России относительно спокойно преодолеть кризис 2008 года, и в этом главный аппаратный и идеологический ресурс Кудрина.

Проблема, однако, в том, что на практике подобная установка сводит развитие экономики к жизни от кризиса до кризиса, при которой любые реальные структурные изменения практически невозможны. Концепция так называемого сбалансированного роста — любимое детище группы Кудрина — практически несовместима с экономическим прорывом, в котором Россия остро нуждается как раз из-за социальных проблем, на которые обращает внимание министр Белоусов.

Более того, российская эмпирика опровергает один из основных тезисов Кудрина — о том, что экономика не успевает осваивать инвестиционные вливания и из-за этого разрастается денежный пузырь. Все десять лет, что Кудрин участвовал в проведении монетарной политики, номинальная денежная масса опережала рост номинального ВВП, а значит, у экономики все время были ресурсы для освоения инвестиционных предложений.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №20 (298) 23 мая 2013
    Рейтинг городов
    Содержание:
    Реклама