Книги

Афиша
Москва, 17.04.2014
«Русский репортер» №15 (343)

Евгений Гришковец

Боль

Издательство «Азбука»

Мнение

Боль и техподдержка

Про Евгения Гришковца есть пара известных анекдотов. Например: Гришковец позвонил в службу техподдержки и наговорил на новую пьесу.

Или другой анекдот, мой любимый: Гришковец завтракает с семьей, и сын просит передать ему соль. Гришковец берет соль и говорит: «Сынок! Посмотри на соль. На эти маленькие гранулы. Они прямо как люди — они вместе, но каждая из них так одинока!» Сын ему: «Спасибо, папа, все понял, в школе позавтракаю».

Слава пришла к Гришковцу чуть больше десяти лет назад за его умение остроумно рассуждать о трогательных вещах. Рассуждать так, что всех, даже скептиков и циников, цепляло за душу. Трогательность появлялась, кажется, на пустом месте — насчет звонка в техподдержку, конечно, выдумка, но ведь превратил Гришковец историю про линейные корабли в сентиментальный спектакль «Дредноуты», на котором зал то плачет, то смеется. Этого приема хватило на несколько пьес и пару романов. «Рубашка» была прямо-таки великолепна.

А потом прием начал буксовать. Появились в том числе и процитированные мною анекдоты. В сборнике «Боль» все на месте. И остроумие, и трогательность, и умение зацепить читателя житейскими ситуациями. В основной повести два хороших человека, удачливый бизнесмен Борис и не очень удачливый, но яркий Вадим, несколько раз ссорятся, несколько раз мирятся, успевают выпить изрядное количество алкоголя, обсудить проблемы глобальные и житейские. Гришковец показывает, что он все еще помнит, как добраться до души читателя. И да, как и раньше, не оторваться, и да, как и раньше, проза Гришковца заставляет думать, а образы героев вполне живые. Но, господи боже мой, сколько же в этой книге лишних слов! Уже донеся до самого медлительного читателя мысль, Гришковец возвращается к ней еще на протяжении пяти страниц, причем в тех же словах.

Константин Мильчин, литературный обозреватель «РР»

Пауль Маар

Новости о господине Белло

Издательство «Самокат»

Пес Макса по кличке Белло выпил загадочную синюю жидкость из бутылочки и превратился в человека — господина Белло. Ну то есть он человек, носит одежду, разговаривает, приходится Максу лучшим другом, но при этом любит поспать на коврике и крайне нервно реагирует на кошек. Одна беда — действие синей жидкости вот-вот должно закончиться, и господин Белло, прямо как некоторые герои «Сумерек», снова станет представителем семейства псовых. Поиски рецепта удесной жидкости приводят сперва к дядюшке из Иностранного легиона, а затем в башню безумного профессора.

Ян Чипчейз

На самом видном месте

Издательство «Азбука-Бизнес»

Чипчейз — эксперт по экстремальному сравнительному маркетингу. Он путешествует по миру, чередует дорогие отели и трущобы. «Таблички “запрещено” могут производить на свет и перлы субкультуры и контркультуры. Надпись “Не тренируйте замах гольф-клюшкой» в стильном парке одного из микрорайонов Токио говорит столь же много о спортивных предпочтениях японцев среднего возраста, сколь и об опасности подобных занятий в данном месте».

Кен Дженнингс

Brainiac

Издательство «Манн, Иванов и Фербер»

Кен Дженнингс — простой американский программист, который 74 раза подряд побеждал в телевикторине Jeopardy! (оригинальная версия «Своей игры»). Перед нами полные самоиронии мемуары, в которых автор, с одной стороны, рассказывает свою собственную историю помешательства на викторинах, а с другой — про историю викторин и телевикторин (в 1950-х на американском телевидении они сопровождались громкими скандалами) и наконец дает советы потенциальным маньякам.

Фазиль Искандер

Кролики и удавы

Издательство «Вита Нова»

Подарочное издание избранных повестей и рассказов Фазиля Искандера. Несколько текстов из знаменитого сборника «Сандро из Чегема», повесть «Созвездие Козлотура» и заглавная сказка «Кролики и удавы». В истории литературы есть два произведения, которые на очень простых примерах объясняют, как устроено авторитарное государство, — это «Скотный двор» Оруэлла и «Кролики и удавы» Фазиля Искандера. Тут и террор, и история государственной пропаганды — отличный сборник советов начинающему диктатору.

Наталья Кудрякова

Необыкновенное расследование

Издательство «Клевер Медиа Групп»

Про двух рассудительных мальчиков, которых религиозные родители назвали Саввой и Гурием («— Знаешь, — говаривал Савва другу своему Гурию. — Нам еще повезло, что они только в святцы смотрели. А вдруг бы какой-нибудь Брахмапутрой увлеклись. Тогда и не выговоришь... А так будем мучиться все наше долгое детство…») Но история не про имена, а про расследование. Мальчики будут следить за подозрительной старухой, которая посеяла яйца в Покровском-Стрешневе, научатся выращивать одних динозавров и ловить других.

Даниэль Маклимор

Правила Брэнсона

Издательство «Манн, Иванов и Фербер»

Изречения Ричарда Брэнсона на каждый день. Все-таки он очень харизматичен. Например, свою космическую компанию он рекламировал так: «Для вашей тещи или свекрови вы можете приобрести у нас билет в один конец». Или вот, например: «Джордж Клуни как-то обмолвился, что охотно поменялся бы со мной местами. Моя жена была в восторге!» А вот рассказ о том, как он придумал называть свои компании Virgin: «В пятнадцать я придумал такое имя для компании. В шестнадцать я ее лишился».

Новости партнеров

Реклама