7 вопросов Андрею Клюкину, генеральному продюсеру «Дикой Мяты»

Интервью
Москва, 03.06.2019
«Русский репортер» №10 (475)
С 28 по 30 июня в Тульской области пройдет музыкальный опен-эйр «Дикая Мята» — один из самых масштабных в России. В деревню Бунырево приедут и шотландцы Primal Scream, и «Аквариум», и Shortparis, которых этим летом ждут на крупных европейских событиях, и дебютанты, которые вообще ни на каких фестивалях еще не выступали. «РР» поговорил с генеральным продюсером «Дикой Мяты» Андреем Клюкиным и попытался понять, почему слоган «любая музыка, кроме плохой» — это не отсутствие идеи

mintmusic.ru

В этом году вы приглашаете на фестиваль и «Альянс», и Монеточку, и Primal Scream, и Нуки из «СЛОТа», и БГ. Не лишаете ли вы себя какой-то концепции, фишки, не размываете ли понятие своего слушателя — слушателя именно «Дикой Мяты»?

— Нет! Мы с первого дня говорили, что «Дикая Мята» — это фестиваль дикорастущей музыки, где нет места штампованным продюсерским проектам. Перечисленные вами музыканты талантливы, всего добились сами и никогда не плясали под дудку алчных дяденек. Мы не какой-то там сектантский фестиваль, цель которого — популяризировать конкретный музыкальный формат или отдельный жанр. Вот почему на «Дикой Мяте» есть место любой музыке, кроме плохой. Это абсолютно естественный ход фестивальной эволюции — посмотрите на самые крутые мировые фестивальные бренды, такие как Sziget, Coachella или Glastonbury, которые не первое десятилетие исповедуют мультиформатность.

Конечно, ваш вопрос мне понятен: действительно, некоторое время назад для российского зрителя было свойственно заключать самого себя в рамки формата, но это скорее социальные процессы. Иногда человеку хочется примкнуть к некой группе, которая сформировалась вокруг придуманной идеи, и чувствовать себя ее частью. На мой взгляд, это скорее признак несвободы, мы же для тех, кто привык дышать свободно и самостоятельно решать, что хорошо, а что плохо.

Вы подбираете программу, исходя исключительно из своего вкуса? Например, прямо пишете, что Эрика Лундмоен вам очень нравится, а «Мальбэк» & Сюзанна — не очень, поэтому трио на фестивале не будет?

— Мы не связаны обязательствами ни с радиостанциями, ни с телеканалами, ни с журналами, ни со спонсорами. Мы руководствуемся только своими вкусами и вкусами нашей аудитории.

Как только заканчивается один фестиваль, мы собираемся и обсуждаем идеи по программе следующего. Первые переговоры с артистами начинаются уже в июле. В это время мы решаем, каких хедлайнеров мы хотим видеть и почему. Так в этом году было с Бастой, «Мумий Троллем», Primal Scream и Faithless.

Следующим шагом мы изучаем пожелания поклонников нашего фестиваля: читаем посты, комментарии, сводим в таблицы все упоминания об артистах. После этого оставляем в списке тех музыкантов, которые близки нам по духу. Таким образом формируется существенная часть программы. На «Дикой Мяте-2019» это «Аквариум», Dubioza Kolektiv, Дельфин, The Great Machine, Alai Oli, The Hatters и другие.

Готовы ли вы рисковать и звать музыкантов, если пока не представляете, как на них будет реагировать аудитория?

— Многие артисты сами присылают заявки, и я ежедневно посвящаю два часа их прослушиванию. С кем-то связываемся сами. За 12 лет работы над «Дикой Мятой» я приучил себя слушать не менее трех новых альбомов в день. Мне это необходимо, чтобы ориентироваться в том, что происходит в музыкальном мире. Что касается риска — мы с легкостью на него идем, ведь без новых имен неминуемо начнется стагнация. Я не хочу, чтобы «Дикая Мята» превратилась в ретро-фестиваль, где выступают одни и те же артисты, только меняясь местами. 60% групп, играющих на «Дикой Мяте», — дебютанты.

Насколько значима для вас обратная связь от гостей фестиваля? Что из недостатков прошлого года исправите сейчас?

— Зритель для нас — царь и бог! Для меня оценка фестиваля — это комментарии после него. Например, в прошлом году мы ставили эксперимент с цифровыми браслетами. Нанятая команда не справилась с поставленной задачей, в итоге в первый день зрители были вынуждены стоять в очередях. Для нас это неприемлемо, мы нашли новую команду. Кроме того, мы увеличили количество бесплатных душей с горячей водой, число точек разлива кипятка, повысим комфортность комнаты матери и ребенка.

На фестивале в этом году выступит много зарубежных артистов, которые пока неизвестны нашей широкой публике. Кого из них вы считаете своим личным открытием и почему?

— Всех! Иначе зачем бы мы тратили деньги на их привоз, проживание, визы? В течение года я и руководитель нашего шоу-кейса Галя Метельская мотаемся по мировым фестивалям и собираем интересные группы. На «Дикой Мяте» зрители чувствуют себя меломанами-первооткрывателями. Хотя, конечно, мы привозим и популярных артистов: у нас выступали Шинейд О’Коннор, Горан Брегович, Milky Chance, Alex Clare, а в этом году будет Primal Scream, — потому что всем хочется под вечер услышать знакомые и любимые песни.

В этом году большое число информационных поводов было связано с независимыми рэп-исполнителями, их альбомами и рэп-баттлами. Почему этот тренд не отражается в вашей программе и почти нет фрешменов, которые работают в этом жанре?

— Хороший вопрос. Все, что выделяет нас из животного мира, — это искусство. Только человек способен, собирая свои впечатления, знания, эмоции, создавать новые миры. Только человек способен плакать, смотря фильмы, которые никак не связаны с реальностью, сопереживать героям романов, чувствовать эйфорию, разглядывая картины великих художников. Музыкант тоже создает миры, погружаясь в которые слушатель черпает энергию, чувствует сопричастность, наполняется светом. Музыка рождает новые вселенные. Так вот, погружаться в подъездные мирки дешевых понтов мне не хочется. И тем более мне не хочется погружать в это болотце наших зрителей. Пусть соревнование «кто говнее говна» проходит в другом месте.

Думаете, сейчас, когда многие музыканты сначала приобретают известность благодаря интернету и онлайн-площадкам, фестивали еще способны открыть для слушателя кого-то по-настоящему нового?

— Ну конечно. Еще до своей тотальной популярности на сцене «Дикой Мяты» выступали такие артисты, как Mgzavrebi, «Моя Мишель», The Hatters, «Аффинаж» и так далее. Интернет — это, несомненно, очень важное средство для продвижения нового артиста, но он никогда не заменит энергетический обмен, который происходит во время живого концерта. Именно поэтому мы сейчас постоянно видим, как «звезды» интернета отменяют туры — зрителя невозможно обмануть, а любовь к артисту измеряется не количеством фолловеров.

У партнеров

    Реклама