2004 N 12 (26)

28 июня 2004, 00:00
  Сибирь

Персонал переходит границу

Хочу поделиться своим мнением относительно проблемы с молодыми специалистами в России.

Кто они - новые менеджеры?

Традиционно складываются возрастные этапы карьеры. В 22 года, после окончания университета, молодые люди приходят в компании на низовые должности. После 4-5 лет работы получают МВА (международный статус высококвалифицированного менеджера), и в 30-35 лет серьезная карьера только начинается. Управленческих вершин можно достичь в среднем к 45 годам. А ведь так хочется много успеть и стать директором, молодым, красивым, успешным, гораздо раньше.

Как перепрыгнуть ступеньки карьерной лестницы? Ведь современная история знает немало примеров, когда молодые люди достигали фантастических успехов. Достаточно назвать известные всей стране имена: Михаил Ходорковский, который начал управлять крупнейшей в стране нефтяной компанией ЮКОС в 35 лет, Андрей Мельниченко - президент МДМ-Групп, которому сейчас 32 года.

Как известно, российский рынок, быстро меняющийся в условиях переходного периода, предъявляет повышенные требования к персоналу. Менеджер должен не только много знать и держать в памяти большой объем информации, но и мгновенно реагировать на изменения различных ситуаций. В связи с этим одна из самых актуальных проблем управления - невозможность принятия нестандартных решений. Поэтому от молодых руководителей ожидают свежего взгляда на вещи, творческого подхода при решении задач.

Человеку свойственно воздвигать непреодолимые препятствия... у себя в голове. Поменяйте точку зрения, и сегодняшняя непреодолимая стена покажется просто грудой камней. У нас есть возможность избежать повторения чужих ошибок. Нам не нужно импортировать чужие решения двадцатилетней давности. Сегодня мы знаем, что они не были безупречными. Растущий российский бизнес ищет молодых и бесстрашных топ-менеджеров, лидеров по своей природе. И такие люди в стране есть!

Катерина

2004 N 13 (27)

Нужна ли России Сибирь?

Важно заметить, что истинные объемы запасов углеводородов в Сибири неизвестны. По некоторым оценкам, нефти и газа в России в два раза больше, чем предполагалось ранее. Однако возможность прокладки трубопровода в Китай или Японию, как, впрочем, и вообще развитие Сибири в целом зависит в первую очередь от истинных размеров ее извлекаемых запасов. Если в Восточной Сибири нефти недостаточно, тогда действительно приходится делать ставки лишь на Западную Сибирь, где развитие сырьевого сектора напрямую зависит от совершенствования процессов добычи, глубины переработки и, конечно, от открытия новых месторождений. Если же в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке запасы углеводородов искусственно завышены, следует пересмотреть федеральную политику по отношению к регионам. Государство зря рассчитывает, что Сибирь будет развиваться, если правительство будет оставлять регионам немногим больше сегодняшнего. Сначала нужно разведать запасы, и, отталкиваясь от этого, вести региональную политику - как внутреннюю, так и внешнюю.

Igor D

А давайте представим, что закончилось углеводородные запасы в Сибири! Почему все рассматривают Сибирь как какой-то склад ГСМ с неизвестной вместимостью? Надо иметь пару десятков запасных вариантов зарабатывания денег. Пусть уголь, нефть, газ и т. п. останутся козырями, ведь по мере убывания запасов цены на них будут расти. Надо думать не на пять лет вперед, а минимум на пятьсот.

Роман Куреляк

Может, перенести столицу России куда-нибудь в Сибирь? Кстати, это вполне могло бы принести вполне определенную геополитическую выгоду: если, например, сделать главным городом страны Владивосток, то отпали бы многие вопросы у китайцев и японцев. Кроме того, тем самым можно было бы показать тихоокеанскую ориентацию России в новое время - ведь, собственно, будущее страны именно за этим регионом. Также это могло бы способствовать более интенсивному грузопотоку и пассажиропотоку на Транссибе, как следствие, произошло бы оживление всех сибирских городов и сел, расположенных вдоль магистрали, БАМ оживился бы. Перенос столицы в Петербург в свое время был очень смелым шагом и тем не менее вполне удачным с исторической точки зрения.

Илья Сидоров

Из "Искры" возгорится бизнес-пламя

Не пойму, чему радуемся. Сначала развалили мощнейший завод, выпускавший вполне приличные, пользующиеся устойчивым спросом телевизоры. Потом на его месте попытались создать много маленьких фирм и считаем это великим достижением. Конечно, было бы гораздо хуже, если бы заводские корпуса просто пустовали. Но речь о другом. Как объяснить, что успешные предприятия вдруг стали банкротами? Ведь пример с "Искрой" не единичен.

Очень похожая история произошла с производственным объединением "Вега" в городе Бердске Новосибирской области. Производимые предприятием магнитофоны и радиоприемники в магазинах не залеживались, шли, что называется, влет. Веговская аппаратура была известна всей Сибири. В начале 1990-х завод приватизировали. Банк, принимавший участие в приватизации и ставший в результате хозяином "Веги", заниматься производством не собирался. Вместо того чтобы вкладывать деньги в модернизацию, новые хозяева даже пальцем не пошевелили, чтобы завод мог удержаться хотя бы на достигнутых позициях. Звезда "Веги" стала стремительно закатываться. Затем рухнул и сам банк, похоронив под своими обломками предприятие.

В результате некогда знаменитое производственное объединение сегодня как таковое не существует. Остались стены и крыша. Куда подевалось оборудование, даже прокуратура не может разобраться. Пустующие помещения, как и в Красноярске, заняли десятки, а может и сотни разных фирм, которые используют их в основном под склады. Практически такая же участь постигла не менее известный завод "Комета", также выпускавший радиоаппаратуру. Этот скорбный список можно продолжать...

Хорошо, конечно, что сегодня в наших магазинах можно купить импортные телевизоры и магнитофоны. Но свою радиоэлектронную промышленность, которая отнюдь не была отсталой, мы фактически уничтожили. Когда я читаю о том, как успешно бывшие заводские корпуса используются различными фирмами, "вяжущими веники", радости у меня это не вызывает.

Юрий Костромин