Если проблемы нет, то ее стоит придумать

Комментарий редакции

Рассуждения скептиков и пессимистов (позволим себе назвать их псевдопатриотами) о демографической экспансии и экономической интервенции Китая на территорию России не смолкают вот уже второй десяток лет. Есть о чем поговорить. Наряду с произошедшим в конце прошлого века изменением государственного устройства страны (и со всеми известными вытекающими отсюда последствиями) Россия наконец-то стала открытой для относительно свободного перемещения населения, трудовых ресурсов, товаров и капитала.

Но слишком преждевременно говорить об опасности присутствия китайцев в Восточной Сибири как в демографическом, так и в экономическом разрезе. Достаточно оценить символичность проектов китайского бизнеса в Сибири - дальше гостиничных комплексов, небольших перерабатывающих производств и городских китайских рынков дело не двигается. Все более или менее значимые проекты в реальном и финансовом секторах экономики остаются прерогативой межправительственных отношений между двумя странами. Привлекательность восточно-сибирских регионов для бизнеса вообще считается объективно низкой, что четко понимают и в самом Китае. По данным рейтингового агентства "Эксперт РА", например, Читинская область имеет один из самых низких в 2003 году рейтингов инвестиционной привлекательности регионов - 3С1 (пониженный потенциал - высокий риск).

Попробуем переубедить "патриотов", считающих, что демографическая волна из Китая вскоре накроет восточные территории России вплоть до Урала. Несмотря на огромную численность населения Китая (порядка 1,3 млрд человек) и его высокие темпы естественного прироста (около 14 млн человек в год), средняя плотность населения в Китае составляет 130 человек на 1 кв. км. При этом население размещено крайне неравномерно: в густонаселенных приморских районах Восточного Китая плотность - более 400 человек на 1 кв. км, в Центральном Китае - более 200, а на нагорьях Западного Китая этот показатель меньше 20 человек на 1 кв. км. Через границу - в Сибирском федеральном округе - всего 4 человека на 1 кв. км; в Читинской области - на уровне 2,9, а в Иркутской - 3,5. Но и в самом Китае есть большие неосвоенные территории, и вместо того чтобы перетекать в Россию, избыточное население с Великой Китайской равнины может быть сориентировано и на внутреннюю колонизацию малонаселенных Синьцзина, Тибета, Внутренней Монголии, Маньчжурии. Сама миграция - по определению глобальный процесс, вопрос лишь в ее объемах, расстояниях и границах. Контролируемый переток граждан КНР на территорию Восточной Сибири и Дальнего Востока - нормальное явление с экономической, социальной и политической точек зрения. Пока нам выгоднее принимать, чтобы не потерять регионы совсем.

Чем неудобна инвестиционная активность китайских компаний на территории восточно-сибирских регионов? Тем, что вкладывают вообще, или тем, что инвестируют не так много, как нам хотелось бы? Скорее, второе. Сейчас Читинская область является дотационным регионом, что неминуемо ведет к оттоку людей и капитала. Поэтому каждый рубль потенциальных иностранных инвестиций должен восприниматься именно как инвестиции, а не как экономическая интервенция.

Нельзя обойти вопрос об экспансии, не затронув возможности культурной ассимиляции китайского народа в России. Нелегко найти русского, украинца или татарина, проживающего на территории России, которому были бы комплиментарны китайская культура и менталитет. Общество начинается с коммуникации и без нее невозможно. Дистанция, существующая между русским и китайским языком, гигантская, а значит, мы дистанцируем наши культуры и, в конечном итоге, общества в целом. Это непреодолимый барьер ассимиляции китайцев в России, частично сдерживающий масштабность экспансии.

КНР, с одной стороны, казалось бы, таит для России целый спектр потенциальных угроз, а с другой - сотрудничество с Китаем создает целый ряд перспектив, начиная с вопросов геополитики и заканчивая взаимовыгодным сотрудничеством приграничных регионов. Бесспорно, что китайская политика в отношении России и Сибири будет строиться только на прагматическом подходе. Сегодня Китай заинтересован в сотрудничестве с Россией и в экономическом отношении. Роль Сибири как поставщика сырья для китайской экономики сохранится еще продолжительное время. Но это плата вполне адекватная и приемлемая сегодняшнему типу растущей российской экономики. Так или иначе, степень интенсивности и формы демографической экспансии и экономического проникновения Китая в Россию будут определяться двусторонними отношениями между ними как на федеральном, так и региональном уровнях.