Осеннее обострение красок

Софья Гольдберг
15 октября 2007, 00:00
  Сибирь

Проходящий в Альт-Галерее «Осенний салон» — попытка крупнейших художников Новосибирска подвести очередные итоги

Вслед за ставшими традиционными рождественским и весенним салонами в начале октября Альт-Галерея открыла первый «Осенний салон» — в своем роде подводящую итоги года групповую выставку, в которой приняли участие крупнейшие новосибирские художники, чьи имена известны далеко за пределами города, а также приглашенные из других городов живописцы. Крохотная, но скорее камерная, а не тесная Альт-Галерея, что разместилась в здании Большого зала филармонии, — одна из малочисленных частных выставочных площадок Новосибирска, которой, несмотря на скудость экспозиционного пространства, удается жить динамичной художественной жизнью и поддерживать связи с уже сформировавшимся кругом известнейших художников города. На «Осеннем салоне» свои новые работы, не связанные концептуально, представили Александр Шуриц, Данила и Сергей Меньшиковы, Владимир Фатеев, Сергей Мосиенко, Олег Горохов, Елена Честных, Иван Кулаков, Андрей Бубенцов.

Пожалуй, одно из самых ярких впечатлений салона — новые работы Александра Шурица, на этот раз не полыхающие сочными цветами, а сдержанные, приглушенные, но при этом, безусловно, воспроизводящие традиционную и узнаваемую манеру художника, в которой сюрреалистическая атмосфера сплетается с высокой, порой почти ренессансной поэзией образов и одновременно потрескивает от тонкой иронии. Немного меланхоличной лирикой пронизана картина «Ангел вечернего города», на которой под медным пятаком луны художник изобразил глядящую отсутствующим взглядом типично шурицевскую девушку, выступающую из темно-синих сумерек. В работе «Оливковое дерево» мастер, напротив, отстранился от своего ирреалистического стиля и окунулся в воздушную, близкую импрессионизму манеру — кажется, что белые треугольники парусников, бороздящие прибрежные воды, будто сошли с полотен Ренуара.

Точечным, дрожащим мазком, также звучащим далеким эхом неоимпрессионизма, написана насыщенная и полная экзотических токов картина «Сады Бали» Елены Честных — без сомнения, одной из самых харизматичных и многообещающих молодых художников Новосибирска.

Мифологизированная реальность проникла и в картины Сергея Мосиенко, который по-прежнему продолжает творить собственную ироническую мифологию, замешанную на библейских и античных мотивах. Очередной точкой их пересечения стала новая работа художника «Первые леди», на которой в обрамлении смутных врезок с силуэтами Гефеста, Лилит, Адама в полный рост возвышаются традиционно пышнобедрые Ева, прикрывающаяся крохотным яблоком, и ее древнегреческая ипостась — Пандора, прижимающая свою роковую шкатулку туда же, куда Ева — судьбоносный фрукт. Мосиенко, как виртуозный постмодернист, свободно жонглирует осколками разных культур и из смешавшихся смыслов и символов вытягивает все новые и новые неожиданные параллели.

Мистической атмосферой отличаются также работы барнаульца Дениса Октября, запечатлевшего на своих картинах затерявшийся во времени город-фантом, — таинственные безлюдные улочки, подернутые густым влажным туманом и тонкими штрихами моросящего дождя, написаны, кажется, с европейского образца позапрошлого века.

Более глубоко темой времени заинтригован Данила Меньшиков, которого уже давно привлекает эстетика и дух архаики. Его причудливые рыбы с выразительными антропоморфными лицами — еще одна попытка постичь вертикаль времени и прорваться сквозь толщу тысячелетий. Сергей Меньшиков в работах «Синий замок» и «Испанский мотив» тоже описал застывший во времени, фантастический ландшафт, будто пришедший из романтической куртуазной лирики европейского средневековья.

Совсем иной атмосферой исполнены работы примитивистского плана, представленные Владимиром Фатеевым и Олегом Гороховым. Помимо большого полотна с букетом черно-бордовых «Осенних цветов», написанных интенсивным и резким мазком, Фатеев пополнил экспозицию своими знаменитыми бытовыми сценками, в которых легкая лубочность провинциальной жизни соседствует с блестящей иронией ее наблюдателя — будь то миниатюра с двумя одинокими дамами, засидевшимися допоздна в кафе, или с сельской девушкой с желтым букетиком цветов, позади которой раскачивается запряженная лошадьми телега. Горохову же более близка почти фовистская, контрастная манера живописи — его цветастый «Паровоз» пестрит яркими открытыми цветами, сталкивающимися резко и эффектно.

Открытием «Осеннего салона» для Новосибирска, безусловно, стал тамбовский художник Андрей Бубенцов, чьи картины ощущаются почти физически. Невесомая, хрустальная атмосфера натюрмортов «Италия» и «Зима. Меланхолия», выдержанных в светлых пастельных тонах, вдруг обрывается глубоким и вязким звучанием натюрморта «Средиземноморье», который излучает коньячное свечение зрелых и тяжелых оттенков, а также пастозным насыщенным золотом «Прогулки у моря», где художник запечатлел прогуливающихся на побережье японок.

Пусть на минимальной территории одного небольшого зала, но Альт-Галерее удается демонстрировать культурные максимумы художественной жизни города, не отвлекаясь на «статистов» экспозиций, заполняющих остающиеся площади.