Бескрылый феникс

Несмотря на то что развал машиностроительной отрасли сменился ростом, преодолеть тормозящие развитие факторы высокого износа основных фондов и неконкурентоспособности продукции удастся не всем предприятиям. И помогать умирающим не нужно

Почти в самый канун нового года в Новосибирске состоялась встреча руководителей машиностроительных предприятий. Вопрос обсуждался серьезный — кооперация заводов региона, без которой, по сути, невозможно выживание предприятий в современных условиях. Говорилось и об успехах отрасли, которые особенно видны в последнее время. Но наиболее верно отражающие положение машиностроительной отрасли Сибири слова были сказаны уже в кулуарах, когда директор одного из заводов поделился впечатлениями с коллегами относительно собственного визита на германскую промышленную ярмарку. Среди всего многообразия представленных там станков его воображение поразил английский обрабатывающий центр, который за один проход инструмента делал множество сопутствующих операций, сокращая время обработки детали. В итоге точно такую же деталь, на обработку которой сибирские машиностроители тратят 12 минут рабочего времени, английский станок обработал за 6 секунд. «Вдумайтесь в эти цифры, и поймите, насколько мы отстали от остального мира», — сокрушался рассказчик.

Оценка — минус пять

Действительно, любой специалист по вопросам проблем машиностроения способен рассказать об основных факторах, которые влияют сегодня на развитие отрасли. «Среди основных вопросов — получение законодательной и инвестиционной поддержки государства, решение кадрового вопроса, внедрение новых технологий, реформирование предприятий, ликвидация технологической отсталости и повышение технического уровня, увеличение темпов обновления оборудования. Именно от их решения и зависит размер возможных инвестиций в развитие отрасли, — говорит аналитик ИК «Финам» Юрий Зайцев. — К сожалению, степень изношенности фондов в отрасли слишком высокая — объем переоборудования составляет один–два процента в год, устаревшее оборудование составляет порядка 85 процентов, и эти показатели не меняются с 2006 года в лучшую сторону».

Трудно спорить: действительно, кто захочет инвестировать в стремительно стареющую отрасль? С тех пор как в начале 1990-х машиностроительным предприятиям перестало уделяться внимание государства, положение дел стабильно ухудшалось. Если еще до 1992 года, согласно данным статистики, предприятия машиностроительного комплекса занимали около четверти объема всего промышленного производства Сибири, то к концу десятилетия выпуск продукции упал до 1%. Снизился удельный вес сибирского машиностроения и в общем объеме произведенной отраслью продукции по всей стране — с 10% до 6%. И сегодня этот показатель составляет примерно столько же — он колеблется на уровне 6–8%.

Еще нагляднее, чем эти общие цифры, способно дать представление о месте и роли сибирского машиностроения в региональной и российской экономике последнее исследование ученых Института экономики и организации промышленного производства СО РАН (ИЭОПП, Новосибирск), данные которого пока только готовятся к широкой публикации. «Многие сегодня проводят собственные исследования машиностроительной отрасли и ее перспектив, включая в них различные показатели, — рассказывает один из разработчиков методики исследования, кандидат экономических наук Виктор Бажанов, ведущий научный сотрудник сектора экономических проблем машиностроения ИЭОПП СО РАН. — Мы включили машиностроение в перечень показателей, которые могут определить инновационное лицо региона. В свете провозглашенного перехода экономики страны на инновационные рельсы развития, оценка отрасли по таким показателям представляется нам чрезвычайно важной».

Ученые получили солидный массив информации, включающий показатели инновационной деятельности, промышленного развития и коммуникаций. По ним выявлены территории, которые можно смело определить как инновационное ядро машиностроительной отрасли России. «Сибирские регионы не попали в это ядро, — резюмирует ученый. — Его составляют, по нашим оценкам, восемь областей центральной России. Именно там самая большая доля инновационной активности, высокий удельный вес отгруженной инновационной продукции. Иркутская, Омская, Новосибирская области и Красноярский край находятся только в третьей группе субъектов СФО, и в них влияние машиностроения на экономику не столь велико. Чуть опережает их Кемеровская область — она попала во вторую группу. СФО в целом занимает пятое место в России по инновационной активности и креативности рабочей силы». Это полностью отражает сложившиеся структуры промышленного и экономического потенциала сибирских территорий. Естественно, главный вывод, который можно сделать по ознакомлении с новейшим исследованием сибирских ученых, неутешителен — наш округ не очень привлекателен с точки зрения инвестиций в машиностроительную отрасль. Основные финансовые вливания, основное внимание государства будут сосредоточены на предприятиях регионов инновационного ядра — в Центральной России. Но это отнюдь не значит, что на сибирском машиностроении нужно ставить крест.

Важная отрасль

«Машиностроение в Сибири никогда не работало на нужды регионов, всегда было завязано на более широкие рынки — СССР, Россия, — говорит Виктор Бажанов. — Поэтому его влияние на экономику Сибири скорее социальное. Там огромное число занятого населения, зачастую на этих предприятиях лежит обязанность обслуживания каких-то коммуникаций, содержания территорий. Есть категории заводов, которые дают наибольшие доходы в бюджеты муниципальных образований». Таким образом, машиностроение представляется едва ли не самой социально ориентированной отраслью. Эту особенность хорошо ощутили на себе в 1990-е годы власти и население регионов, традиционно ориентированных на военно-промышленный комплекс (от которого так или иначе зависели многие машиностроительные предприятия Сибири). Прекратились госзаказы — оборонные заводы стали убыточными, и им пришлось выживать даже в более тяжелых условиях из-за специфики производства.

Сегодня госзаказы возобновились — и ситуация изменилась вновь. Например, с получением стабильного контракта Новосибирское авиационное производственное объединение (НАПО) им. Чкалова строит планы по наращиванию производственных мощностей в 2008 году на 15–20%.

Но это решение логично ведет к необходимости увеличения численности рабочего персонала. «С чем мы столкнулись с получением госзаказа? С проблемами персонала, — отмечает заместитель генерального директора НАПО им. Чкалова по кадрам Михаил Остроушенко. — Чтобы выполнить то, что нами запланировано, необходимо укомплектование предприятия квалифицированными кадрами, в основном рабочих специальностей. Мы испытываем в них дефицит, как и другие машиностроительные предприятия. Конечно, мы идем по пути модернизации — несмотря на то что прирост производства у нас за прошлый год составил почти 40 процентов, увеличение численности промышленного персонала — всего 10 процентов. Объем капитальных вложений в модернизацию производства, а также в обучение персонала и зарплату в 2008 году мы планируем увеличить в семь раз — до одного миллиарда рублей».

Рост производства в 2007 году по сравнению с 2006-м составил на предприятии около 40%, а в 2008 году запланирован 80-процентный рост. Сегодня НАПО входит в число предприятий, которые имеют многолетний государственный заказ на выпуск техники. А значит, несет перед рабочими социальные обязательства, с чем не могут не считаться местные власти. В 2007 году областная администрация приняла специальное постановление об оказании содействия НАПО. Региональные власти, в частности, выделили субсидии для приобретения квартир молодыми работниками завода. «Впервые у нас начала действовать жилищная программа, более 50 сотрудников улучшили условия, также оказана помощь в предоставлении для работников завода мест в детских садах», — говорит Михаил Остроушенко.

Подытожить социальную тему хотелось бы одним наблюдением. Руководители машиностроительных предприятий считают сегодня одним из главных тормозящих развитие отрасли факторов именно нехватку кадров. В то же время не столь большое значение этому фактору придают экономисты. Последние вообще предрекали отрасли глобальный кризис, обвал и разруху еще в 2003 году. То, что машиностроительный комплекс выжил и продолжает выживать дальше — со всеми своими изношенными фондами, инвестиционной непривлекательностью — заставляет задуматься: не социальный ли фактор, которым пренебрегли в расчетах экономисты, удержал его на плаву?

Третий-четвертый уклад

И все же до качественного роста машиностроению все еще далеко. Увеличение объемов выпущенной продукции, которое наблюдается в последние годы, — скорее всплеск от государственных вливаний в виде оборонных заказов. «Определенный эффект оказали государственные инвестиции, которые пришли в отрасль, главным образом, в энергетику и железнодорожный сектор, а также появление заказов в связи с реализацией национальных проектов и проектов в нефтегазовой области», — говорит Юрий Зайцев. Это оборудование востребовано в силу развития добычи и переработки сырья предприятиями региона. Однако все это продукция с низкой инновационной составляющей, малой долей добавленной стоимости. Оттого и проблемы с ее конкурентоспособностью.

Настоящее развитие машиностроения в Сибири может идти по кластерному пути, тем более что здесь уже существуют тенденции, которые позволяют сказать, что эти кластеры (точки роста) все более явно проявляются. Так, в Сибири наиболее заметны сегодня такие подотрасли, как электротехническая промышленность, приборостроение, тракторное и сельскохозяйственное машиностроение, станкоинструментальная промышленность и оборонное машиностроение. В этих сегментах есть группы предприятий, которые объединены общими целями завоевания позиций на рынке.

Проблема кластеризации для Сибири особенно остра, потому что в европейской части в промышленно развитых регионах сосредоточенность машиностроительных предприятий гораздо выше, чем здесь. Это действительно одна из проблем, ведь нельзя создать кластер правительственным указом — он должен вырастать на основе спонтанного объединения предприятий, общих интересов в том или ином сегменте рынка. Тем не менее, указанные выше подотрасли уже могут называться зачатками будущих коопераций машиностроительных предприятий. «В общем и целом приходится признать, что в машиностроении Сибири нет элементов инновационного перехода, — говорит Виктор Бажанов. — Все у нас идет в рамках третьего-четвертого технологических укладов, традиционного производства, и сдвигов в сторону получения продукции с высокой наукоемкостью не предвидится. Можно по пальцам пересчитать научно-технологические школы, СКБ, НИИ. Это настоящая проблема для провинциальных территорий, отстоящих от центра, здесь необходимо иметь свою научную базу. Ее нет».

Получается словно заколдованный круг: на устаревшем оборудовании невозможно произвести что-то современное, нужны усовершенствованные станки. Разработать их и построить без научной базы крайне проблематично. Пока есть только намерения придать машиностроению наукоемкий вид, и они ничем не подкреплены.

Без сожалений об ушедших

Будущее у сибирского машиностроения есть. Оно может состоять только в правильном понимании приоритетов: куда вложить средства, что поддержать, чтобы добиться максимального эффекта. Это посыл как государству, так и частным инвесторам. Не существует общей проблемы машиностроения, так же, как и универсального ее решения. Набор проблем надо рассматривать в комплексе. Отрасль стоит на пороге серьезных преобразований. Уже виден процесс консолидации — объединения в холдинги. Так легче выживать — инвестиции на обновление и закупку оборудования внутри холдинговой структуры можно распределить более эффективно, с учетом интересов всех входящих в нее предприятий. Государство также стало поддерживать создание крупных интегрированных структур — тут стоит вспомнить создание авиационных холдингов под эгидой государственного авиационно-космического агентства.

В целом проблемы машиностроения могут быть решены только стратегическим путем, с помощью государственного внимания и постепенной консолидации большинства предприятий. Безусловно, отрасли нужна господдержка. Наряду с развитием технопарков и нанотехнологий, о которых так много говорится в последнее время, машиностроение — это тоже путь от добычи ресурсов к их глубокой переработке. Задача государственной экономической политики — в выработке промышленной концепции развития обрабатывающих отраслей, которая поможет стране занять свое место на мировом рынке. Эта концепция должна включать механизм поддержки региональных машиностроительных кластеров, нескольких ключевых предприятий отрасли. Не надо помогать слабым — их судьба предрешена, да и всем не хватит никаких финансов. Но сделать отрасль инновационно ориентированной путем преференций и поддержки выпуска подобной продукции еще не поздно.