Диктатура квадратного метра

Несмотря на то что активность развития бизнеса в Сибири растет, конкурентные преимущества большинства городов в борьбе с другими агломерациями за привлечение российских и мировых инвестиционных и интеллектуальных капиталов слабеют

Привычка мыслить категориями соцгорода приводит развитие современных мегаполисов в тупик. Они оказываются загнанными в ловушку собственных целей — прироста количественных показателей в строительстве, производстве и торговле. На II Открытом Градостроительном Форуме «Город Завтра», прошедшем в Новосибирске в последние дни февраля високосного года, весьма символично для редкой даты обсуждали то, о чем ежедневно говорить не принято: не о стимулировании активности бизнеса, а об изменении целевых установок и пересмотре системы муниципального самоуправления.

Московские адепты урбанистической науки журили сибиряков за недальновидные и местечковые сценарии развития, косно-сельские стереотипы. Представители власти и городской профессиональной общественности то кивали, то отмахивались и парировали. А девелоперы и представители других направлений бизнеса, которым и предстоит воплощать градостроительные идеи в жизнь, под шумок экзистенциальных бесед о судьбе города и пикировок по поводу выбора экономических концепций невозмутимо пиарили свои проекты.

Об идее и материи

Сами по себе региональные форумы нынче в моде. Они становятся частью территориального маркетинга — средством привлечения внимания к конкретному субъекту федерации и лоббирования не только его интересов в целом, но и определенных бизнес-структур или даже отдельных личностей в политике и предпринимательстве. И градостроительный форум в Новосибирске в этом смысле не стал исключением. Отвлекаясь от коммерческой прагматики, можно сказать, что событие это все-таки неординарное, и свою главную функцию — дискуссионной площадки — оно выполнило. Были подняты острейшие проблемы формирования городского пространства, которые при всей их важности не лежат на поверхности. Ключевой вопрос — кризис самоидентификации. И не конкретно Новосибирска (хотя на правах хозяина он притянул к своим проблемам немало внимания), а города как такового. Как понятия пространственно-экономического, социального и культурного. Эти, на первый взгляд, абстрактные категории имеют прямую связь с конкретикой. Игнорирование философии перспективного развития города в конечном итоге приводит его как минимум к пробкам.

Бег в квадрате

Открывая форум, вице-мэр Новосибирска Виктор Воронов сказал: «Если в прошлом развитие осуществлялось властью и только при помощи власти, то теперь ответственность за город распределена между ней, бизнесом и общественностью». Есть некоторое преувеличение в этой фразе. В тройственном союзе ведущая скрипка принадлежит бизнесу. Власть в основном занимает позицию регулятора, а общественность — созерцателя. А бурный рост происходит только в тех сферах, где обороты и прибыль наиболее высоки. Например, в торговле и недвижимости. Только изменение качества жизни, которое определяется качеством городской среды и вовлечением людей в принципиально новые виды активности, не измеряется ни квадратурой зданий, ни километрами построенных дорог. Председатель Комиссии по вопросам регионального развития и местного самоуправления Общественной палаты РФ, доктор искусствоведения, профессор Московского архитектурного института (МАРХИ) Вячеслав Глазычев высказался более остро: «Развития не происходит вообще. Идет замещение, дающее эффект быстрого спекулятивного маневра деньгами, а города умирают. Они уступают инвестиционному давлению крупных сетей, которые проламывают даже такие толстые стены, как в Татарстане, где до недавнего времени была очень сильна система домашней торговли. Формат супермаркета призван обеспечить удобство, но для полноты комфорта нужна лавочка, где тебя знают в лицо. Сети убивают свободу выбора, они лишь иллюзорно создают ее красивыми названиями, а внутри — система ценового сговора, американские шаблоны. Но как удержать то, что на Западе называется даун-тауном?». Глазычев отметил, что уничтожение средового пространства начинается с освоения центра города бизнес-структурами, его однобокого замысла. «Московские улицы отдаляются от нормального человека. Умерла Тверская, которая в моей юности именовалась Бродом (от Бродвея), — сожалеет профессор. — Кроме бутиков там ничего нет. В столице центр — это теперь кольцевая дорога. В Петербурге пошли тем же путем. И мы уже наблюдаем спекулятивный взлет цен вокруг кольцевой трассы. Это значит, что скоро в историческом месте нечего будет делать людям с определенной недостачей в кармане. Со стороны бизнес-заказчика мы пока не имеем внятного понимания освоения территорий, кроме одного: город — это эксплуатируемое пространство».

И местное самоуправление этому попустительствует. А общественность пока не научилась представительно выражать свое мнение, довольствуясь редкими и сумбурными пикетами, акциями протеста. Власть может разрешить построить красивейшие стеклянные офисные башни, которые позже станут открыточными символами современного города. Но будут ли они нужны, если там некому будет работать, а вокруг создадутся автомобильные заторы? Можно надеяться на саморегуляцию рынка. Генеральный директор московской компании Penny Lane Realty (консалтинг в недвижимости, девелопмент) Георгий Дзагуров уверен, что рано или поздно рынок выдавливает тех, кто ввел ненужный объект: «Если у заказчика была одна цель — выжать максимальное количество торговых квадратных метров из маленького участка, через два–три года он столкнется с проблемой, куда деть это здание и как переоборудовать его под автосервис?». Но сколько автосервисов, химчисток и питейных заведений появится, прежде чем местное самоуправление и общественность вспомнят о своей ответственности и как дорого будет стоить городу исправление ошибок?

Блокбастер начинается со сценария

Чтобы знать, на каких основаниях отдавать площадки под то или иное строительство, нужно иметь определенный сценарий развития города. Отраженные в нем институции позволят распределять территории адекватно потребностям жителей, механизмы выстраивания отношений между инвесторами и городом не приведут к перевесу выгоды в одну из сторон. В определенный момент город попадает в стратегический вакуум: старые сценарии перестают работать, а новые еще не выработаны. Кризис идентичности, когда нужно искать ответы на вопросы: что делать сегодня, чтобы развиваться завтра?

Начальник департамента промышленности, инноваций и предпринимательства мэрии Новосибирска Анатолий Соболев подчеркнул, что до недавнего времени основной сценарий развития Новосибирска был связан с формированием научно-промышленного и товаро-логистического центра. «Сейчас государством и муниципальным образованием взят вектор на инновационное развитие, — заявил чиновник. — По удельному весу науки в числе основных фондов мы не имеем равных в России. Можно по-разному оценивать уровень образования. Но то, что здесь учатся более 168 тысяч студентов — серьезный показатель. В сфере наукоемкого бизнеса работает более четырехсот малых предприятий по различным направлениям. Это та база, откуда нам черпать информацию в сфере исследований, прикладного образования». Во время другого заседания директор международной бизнес-школы Новосибирского государственного университета экономики и управления (НГУЭиУ) Сергей Смирнов, видимо, сам того не подозревая, парировал начальнику из мэрии. По его мнению, в конкуренции сценариев инновационный проигрывает другим: «Пока мы видим, что сохраняется попытка продлить промышленную стратегию, также активно развивается торгово-сервисная. Мы предложили Новосибирску модель города предпринимателей. Идея спорная. Но более живая. Она подразумевает отслеживание имеющихся форм предприимчивости населения и выведение их в реальные программы развития города. Ключевым показателем становится не увеличение объема дорог и площади недвижимости, а формирование социального капитала, и как следствие того — культурные и креативные проекты в предпринимательстве могут стать прорывными точками развития».

Сценарий, помимо взращивания внутреннего потенциала, может обеспечить приток капиталов извне, если город будет осмыслен как нечто большее, чем пространство внутри границ муниципалитета. Как ядро макрорегиона — не в административном, а в экономическом плане. «Мы, занимаясь внутригородскими проблемами, забываем, что есть мировые потоки и тренды, и город либо подключается к информационным течениям и капиталам, либо становится провинциальной деревней», — сказал Сергей Смирнов. Коллегу поддержал профессор Глазычев: «Если Новосибирск осознает себя ядром крупного макрорегиона южной Сибири, стянет существующие ресурсы, квалификационные, профессиональные и экономические, значит, станет городом для пяти миллионов человек, не живущих в одной точке, а рассредоточенных по территории влияния. При таком раскладе целый ряд вопросов развития инфраструктуры и недвижимости получит ответы, так как мегаполис сможет увидеть свои потребности в перспективе».

Региональный конкурент города на Оби — Красноярск — сегодня ближе к такому концепту. Но, как подчеркнули участники форума, высказывавшиеся по данной теме, Новосибирску незачем с ним соревноваться. Территории влияния могут быть разделены на южную и восточную части Сибири.

Слобода сибирская

Попав в ситуацию кризиса идентичности, приходится сознательно занимать позицию пересозидания. И прежде всего переформирование должно коснуться структуры управления городом. Пока она по-прежнему построена по соцпринципу. Муниципалитет смотрит наверх, ждет, чтобы государство ему показало вектор, дало денег, и город пойдет по направлению руки. «Кроме федерального фокуса должны появляться фокусы профессиональные и общественные, представленные в системе муниципального управления в виде экспертных советов», — считает член комиссии по местному самоуправлению и жилищной политике Общественной палаты РФ Олег Алексеев. Чем больше людей из нечиновнической сферы будут принимать участие в обсуждении стратегических решений, тем более качественные результаты они дадут. Как иронично заметил Глазычев, «экспертами по разным вопросам являются разные люди. Хорошая домохозяйка — специалист по домоводству. И без ее мнения только в российской проектной школе рисуют квартиры».

Пока в городах только начинают осознавать необходимость создания других механизмов муниципального управления, на федеральном уровне осуществляется уже третья попытка вообще лишить местные администрации права что-либо решать. На рассмотрение Общественной палаты вновь поступил проект, предлагающий трансформировать законодательство о местном самоуправлении в объект прямой государственной деятельности. «Как будто мы не понимаем, что правительство может отвечать за город только в советском типе. Если мы хотим, чтобы было по-другому, взаимодействие всех сторон: местной власти, бизнеса и городской общественности — должно быть равноправным и структурированным. Пока мы будем убеждать себя, что хороший генплан обеспечит хорошее развитие города, будут совершаться глупости. Генплан — это не более чем контур, в рамках которого прорастает внутренняя энергия и активность, которая не должна идти вразрез с разными группами интересов», — считает Алексеев. Сама система управления города повторяет структуру отраслевых министерств федерального правительства. «Из этого подхода ничего хорошего не получается, — заверяет вице-президент Новосибирской Торгово-промышленной палаты Юрий Воронов. — Например, одно из решений задач дорожных пробок заключается в том, чтобы разнести объекты деловой, торговой и культурной активности в разные точки. Так, чтобы в часы пик, после окончания рабочего дня транспортный поток шел не в одну сторону, а формировались встречные потоки: ведь кто-то после работы едет на концерт, кто-то домой, а кто-то за покупками. Но принять такое решение по строительству новых объектов почти невозможно, потому что ответственность за бизнес-центры и культурные учреждения возложена на разные структуры».

Сценарий стратегического развития — это не текст. Это режим работы органов самоуправления и жителей города, представляющих разные социальные и профессиональные слои населения. Это цепочка от идей до воплощения. И такой тип взаимодействия, который является постоянным, а не разовым или форумным. Безусловно, позитивным сдвигом можно назвать то, что дискуссия о таких проблемах вообще состоялась и что непосредственное участие в ней приняли чиновники, потому что формирование новых подходов и реформирование системы самоуправления должно исходить прежде всего от людей, ее возглавляющих.

Открытый Градостроительный Форум «Город Завтра»

Проводится в Новосибирске во второй раз и имеет намерения и амбиции стать традиционным и знаковым событием для Сибири, визитной карточкой города на Оби.

По заявлению одного из основных инициаторов, президента некоммерческого партнерства «Сибирская гильдия девелоперов и управляющих недвижимостью» Олега Лугового, «градофорум призван стать постоянно действующей интеллектуальной и экспертной площадкой, на которой будут формироваться подходы к выработке стратегических решений и сценарии развития городов, механизмы согласования интересов органов власти, представителей бизнеса и общественности. Форум декларирует обсуждение передовых идей стратегического пространственного развития сибирских городов и возможностей реального включения их в сеть мировых агломераций». По итогам работы пленарных заседаний и круглых столов участники подготовили обращение к представителям органов исполнительной и законодательной власти Российской Федерации, субъектов РФ, органам местного самоуправления, бизнес-сообществ, а также экспертных, научных и культурных кругов, в котором зафиксировали основные рекомендации в области градостроительной политики. В мероприятии приняло участие более 600 человек из предпринимательских и академических организаций. В следующем году устроители форума обещают сделать мероприятие еще более массовым.

Организаторы: мэрия города Новосибирска, НП «Сибирская гильдия девелоперов и управляющих недвижимостью», Ассоциация сибирских и дальневосточных городов и фонд «Золотая капитель».