Хоть бы понаехали

8 декабря 2008, 00:00
  Сибирь

Редакционная статья

Туризм признается одной из самых перспективных отраслей экономики. Во многом — из-за феноменального мультипликативного эффекта: деньги, которые тратят туристы в регионе отдыха, помогают ему развиваться. Эти финансы генерируют вторичный спрос, они идут в другие отрасли как плата за услуги, товары, что поддерживает и развивает экономику в целом. По некоторым подсчетам выходит, что доход от одного туриста в конечном итоге превышает сумму денежных средств, израсходованных им в месте пребывания на покупку услуг и товаров, в 1,2–4 раза. Вот почему во всем мире признаны одними из самых выгодных инвестиции в развитие туризма, и понятно теперь, почему страны, известные как мировые центры отрасли, сделали его практически своей государственной политикой.

Например, во Франции туризм как отрасль экономики стоит на втором месте по доходности после промышленности. Отдельные сегменты рынка развиваются там просто фантастическими темпами — французский горнолыжный рынок сегодня — крупнейший в мире, а достиг он этого положения за два–три десятилетия — в 1960-х – 1980-х годах. В первую очередь благодаря организующей и стимулирующей роли, которую сыграло государство. В ход пошли самые действенные экономические методы — льготное налогообложение, введение выгодных для бизнеса норм землепользования, финансирование на льготных условиях. В результате туристическая отрасль стала буксиром в решении вопросов закрепления местного населения, подъема экономики территорий, развития сельского хозяйства для обеспечения питанием отдыхающих. Государство же получает от этого развития налоговые отчисления.

В России в целом и Сибири в частности ситуация несколько иная. В развитии туризма ставка делается на глобальные проекты создания особых экономических зон туристско-рекреационного типа. На территории Сибири их размещение определено в Республике Алтай и Алтайском крае, Иркутской области и в Республике Бурятия. Предполагается, что крупные проекты скорее привлекут в отрасль финансирование столь же крупных инвесторов.

В принципе, понятны корни возникновения такого подхода. Сегодня отрасли для привлечения клиентов нужны новые стандарты. Ведь интенсивное освоение рекреационных ресурсов в 1990-х годах характеризовалось неконтролируемым строительством туристских объектов, и в результате многие места оказались заняты мелкими турбазами, работающими только в летний период, с невысоким уровнем сервиса и низкой экономической эффективностью. Естественно, такой бизнес никак не может стать основой региональной экономики.

Кроме того, не продуманы инфраструктурные решения большинства туристских объектов. Зачастую они не соответствуют санитарным нормам, связанным с организацией водоснабжения, утилизацией отходов, условиями личной гигиены. Наконец, сезонная загрузка мест отдыха приводит к непостоянной занятости персонала, причем операторы предпочитают использовать кадры из других регионов, но не нанимать местных жителей. А цены на некоторые услуги намного выше их реальной стоимости, что негативно отражается на восприятии потенциальных клиентов.

В общем, ситуация в Сибири порой прямо противоположна сложившейся в мировых центрах туристической отрасли, и о каком мультипликативном эффекте туризма можно тут говорить?

Так что желание государства решить все эти проблемы организацией больших рекреационных комплексов, на территории которых и сервис, и предложение дополнительных услуг будут стандартизированы, можно только приветствовать. Но думается, что новые экономические реалии внесут в эти планы свои коррективы. Значит, территориям, в лице как власти, так и бизнеса, нужно будет решать вопрос привлечения туристов с удвоенной энергией и изобретательностью, им нужны новые концепции развития этого сектора. Придется сделать ставку на реализацию локальных, но высокоэффективных проектов. Как — придется думать, пробовать, находить оригинальные решения.