Логистика на заводских останках

В Красноярске высококлассные склады не нужны — здесь до сих пор правят бал дешевые реконструированные помещения

Красноярск разительно отличается от других городов Сибири — если по всему региону долго наблюдался дефицит складских площадей любого класса, то здесь, наоборот, всегда был переизбыток. Дистрибьюторам проще самостоятельно арендовать дешевые цеха разорившихся в 1990-е заводов, чем пользоваться услугами специализированных игроков. Результат: отрасль не может нормально развиваться и даже склады класса А, которые считаются в регионе дефицитными, стоят практически пустыми. По мнению директора по развитию одного из ведущих дистрибьюторов и одновременно логистических операторов Красноярского края компании «Ленком» Валерия Яковлева, выход для местных операторов только один — максимально сокращать издержки. А для этого нужно оперировать складами невысоких классов.

— Спрос на складские помещения в последнее время существенно сократился. Но до кризиса Сибирский федеральный округ испытывал огромную потребность в качественных складских комплексах, а предложение на рынке транспортных услуг было явно недостаточным. Как вы считаете, уравновесил ли кризис этот дефицит и можно ли в результате сегодня называть сибирский рынок логистических услуг насыщенным, а потребность в качественных складских помещениях удовлетворенной?

— В Красноярске особого дефицита логистических услуг не было и в хорошие времена. То же самое можно сказать и об аренде складов. Более того, несмотря на то что уровень предложения в целом невысок, неудовлетворенного спроса здесь особенно и не было. Даже когда были запущены первые склады класса А, принадлежащие компании STK, особого ажиотажа они не вызвали. А если изначально были проблемы с заполнением, то сегодня тем более они есть. Рынка логистики, по большому счету, не сформировалось.

— Довольно странно. Грузопоток через Красноярск проходит большой. Почему не сложилось с логистикой?

— Во-первых, здесь нет дефицита площадей, как в других городах. Любой дистрибьютор мог взять склад в аренду и при минимальных издержках его самостоятельно использовать. В этом случае ответственное хранение не сильно востребовано. В случае дефицита площадей, возможно, да. Но в Красноярске просто было снять любую площадь еще в прошлом году, а сейчас легко вдвойне.

— У вас на рынке представлены в основном местные операторы? Или есть и федеральные игроки?

— Год назад я слышал про Русскую Логистическую Службу. Они работают здесь на арендуемых площадях. О строительстве комплексов федеральными игроками практически ничего не слышно. Обычно логистика федералов организуется на арендуемых площадях невысокого класса. Можно отдельно отметить почтовые службы доставки, тоже, правда, на арендуемых площадях.

— Дайте разбивку по классности помещений в Красноярске.

— Из операторов, у которых есть класс А, я уже называл STK, у них 20 тысяч квадратных метров. Есть еще склады, близкие к организации процессов к складам категории А, но по остальным параметрам они вряд ли подойдут. Больше складов категории B — реструктурированных бывших производственных помещений, предложение достаточное. Но в основном — категория С. Они даже не предлагают услуги, предпочитают сдавать в аренду.

— Сегодня многие игроки пересматривают условия по коммерческой недвижимости. Как часто арендаторы просят о снижении ставок?

— Тенденция общая, как и в целом по рынку. О снижении просят практически все. В целом, с осени 2008 года, цены снизились на 15–20 процентов.

— Многие игроки говорят, что, даже несмотря на снижение цен, заполненность падает. Насколько у вас сейчас заполнен склад?

— Процентов на шестьдесят. В лучшие времена меньше восьмидесяти не было никогда.

— За счет чего снижается наполненность складов: клиенты уходят на более дешевые площадки или сокращаются объемы?

— И то, и другое имеет место. Вызвано это общим спадом экономики: многие компании не достигли ожидаемых результатов, очень много программ развития свернуто, некоторые закрывают свои филиалы, видимо, из-за низких продаж. Миграция на более низкие цены также наблюдается.

— А было такое, что клиенты уходили на другие склады пониженной классности?

— Нет, мы с этим не сталкивались. Более того, когда JTI (Japan Tobacco International) проводили тендер, они выбирали из складов класса А и близкого к нему. Но практически все основные изменения произошли в прошлом году. Что будет в наступившем, пока трудно говорить, с начала года вообще тишина: единичные обращения.

— Ждете улучшения ситуации в этом году?

— Его сложно ожидать. Следим за рынком, когда он будет расти, и у нас все будет хорошо. А сейчас главное — выжить.

— За счет чего?

— За счет снижения издержек. Основные сейчас — фонд оплаты труда и коммунальные услуги. Демпинговать смысла нет — для этого просто недостаточно клиентов.

— Красноярский край всегда считался развитым. Почему нет клиентов для логистов?

— Возьмем как пример продукты питания. При имеющемся избытке складских площадей издержки на самостоятельную дистрибуцию практически равнозначны цене логистических услуг. Логистика интересна, когда собственная дистрибуция как форма распределения товаров становится дороже. Логистические услуги как отдельный вид бизнеса активно развиваются, если есть дефицит площадей или проблемы с определенным форматом. Когда предложение превышает спрос, логистические услуги могут быть разве что побочным направлением. Вот почему практически все крупные игроки логистического рынка в Красноярске — сами дистрибьюторы.

— А передача площадей в аренду в этом случае — вариант для логистических операторов?

— Да, мы этим занимаемся, с лета 2008 года предлагаем наши площади в аренду. Пока на это нет особого спроса. Объясняется все просто — Красноярск преимущественно промышленный город. В 1990-е годы здесь закрылось очень много промышленных предприятий. При небольших инвестициях, просто реконструируя помещения, есть возможность превратить их в склады как минимум класса B. Например, недавно алкогольный дистрибьютор «Троя» купил Красноярский маргариновый завод. Его общее состояние ветхое, но в принципе это прекрасные помещения под склады категории С.

— У вас филиалы в других городах. Можно сравнить ситуацию в Красноярске и там?

— У нас есть крупные филиалы в Иркутске и Чите, и других, более мелких городах Сибири. В Иркутске ситуация противоположна красноярской: с арендой там напряженно. Со складами дефицит. Мы арендуем склад в 25 километрах от города, потому что нереально найти адекватные цены в черте города. В Чите у нас собственная база и до последнего времени мы активно сдавали в аренду там складские площади, в основном компаниям, которые занимались внешнеэкономической деятельностью в Китае. У нас были инвестиционные планы совместно с таможней — запустить там склад временного хранения. Интересно, что таможенники переживали за участников внешнеэкономической деятельности. Но в связи с кризисом объемы импорта/экспорта упали, и мы заморозили проект. Летом там был настоящий дефицит складских площадей. Они требовались главным образом под большегрузную и тракторную технику, промышленное оборудование. Конкуренции в Чите практически не было, в городе работали всего два оператора, с которыми даже таможня договориться не могла.

— Вы каким-то образом оптимизировали свои издержки?

— Да, разумеется. Изменили график работы склада, некоторые технологии, чтобы уменьшить количество персонала. Кстати, проекты автоматизации сегодня вряд ли можно рассматривать как инструменты уменьшения затрат. До кризиса мы внедрили у себя WMS на базе SAP, но используем ее только для услуг ответственного хранения для наших клиентов. На собственную дистрибуцию ее переносить не стали — это очень затратный проект даже с точки зрения персонала, не говоря уже о расходах на обслуживание такой системы.

— И как она себя показала?

— С точки зрения гибкости и настройки — достаточно негибкая.

— То есть приходится не настраивать ее, а, наоборот, подлаживаться?

— Надо практически весь бизнес менять. В этом плане, да, неудобная. Хотя, надо отдать должное, достаточно умная, надежная. Основные бизнес-процессы мы переписали, и проблемы адаптации у нас не было. Сегодня система определяет при погрузке-выгрузке адреса, места, номера ячеек автоматически. В общем, довольно удобно. Еще один проект, который у нас был — внедрение штрихкодирования, но его, к сожалению, пришлось свернуть: мы решили, что все заморозим, потому что с таким уровнем клиентуры и при таких объемах это дело просто не окупится.

— Так что нужно делать логистам, чтобы успешно развиваться сегодня?

— Кардинально снижать затраты для себя.

— За счет чего?

— Это вопрос… Впрочем, вариантов немного. Один из них — не использовать склады категории А. Сегодня это слишком большие инвестиции и отработать их в достаточно короткий промежуток времени не получится. Стоит обратить внимание на склады низкой классности. Использование адекватного сервиса на складах категории С — очень хороший способ минимизации издержек. Единственный критерий здесь — низкая стоимость практически всех составляющих.

— Тем не менее очень много логистов говорит о том, что надо уходить в более высокий сегмент.

— Объясню. Если работать с массовыми товарами и крупными клиентами, такими, как производители пива или соков, то им не нужны склады стеллажного хранения, потому что товар оборачивается в течение двух недель, это очень быстро. Все внутренние операции в этом случае — размещение, хранение, отсечное размещение — настолько удорожают процесс, что для данных продуктов, особенно если брать популярный сейчас низкий ценовой сегмент, выходит очень дорого. Склад категории А — панацея для большого числа мелких клиентов: технологически обрабатывать большое количество ассортимента и агентов на складах категории С технически нереально. Но складов класса А сегодня практически нет, и их надо строить. Уровень инвестиций по нынешним меркам — нереальный. Сроки окупаемости — огромные. Поэтому все и закрыли свои проекты.