Только кровать

Русский бизнес
Москва, 25.08.2014
«Эксперт Сибирь» №35-36 (427)
Всего за два–три года в крупных сибирских городах с нуля сформировался рынок хостелов. Простота и доступность открытия бизнеса в этом сегменте привела к стремительному росту предложений, который грозит обернуться кризисом перепроизводства

Сегодня почти в каждом регио­нальном центре Сибири турист или командировочный может найти действительно недорогой ночлег — койко-место в хостеле. В каких-то городах это всего одно–два предложения, как в Кемерове или Барнауле, в каких-то хостелы исчисляются десятками, как, например, в Новосибирске. Да, как ни удивительно, но в практически лишенном памятников архитектуры и красот природы Новосибирске хостелов вдвое больше, чем в живописных и с большой историей Красноярске или Иркутске — городах, привлекающих туристов со всей страны и мира.

Если еще два–три года назад слово «хостел» вводило сибиряков в ступор и мысленно отсылало к печальной палате, пациенты которой находятся в ожидании смерти (хоспис), то сегодня люди не только знают, что такое хостел, но многие путешествующие сибиряки, особенно молодые люди, охотно пользуются этим предложением. И понятно: зачем платить три–четыре тысячи за гостиничный номер, если можно переночевать в хостеле всего за 400–500 руб­лей и в относительном комфорте. Тем более что коллективный вариант размещения — это международный стандарт наряду с традиционной гостиницей. Только вот неконтролируемому российским государством рынку хостелов, похоже, в самое ближайшее время грозит столкнуться с перенасыщением предложения, консолидацией отрасли и переориентацией бизнеса с квартирных проектов на предложения в нежилых зданиях.

Поставить вне закона

В начале июня депутат Государственной Думы РФ от ЛДПР Сергей Катасонов внес законопроект, запрещающий размещать гостиницы (читай — хостелы) в много­квартирных жилых домах. По мнению автора документа, гостиницы в жилых домах часто оказывают услуги низкого качества и при этом мешают жильцам дома, которые жалуются на шум в ночное время, регулярное загрязнение стоков, большое потребление воды и электро­энергии. Депутат знает, что хостелы редко экономят коммунальные ресурсы, оплачивать которые из-за несовершенства системы расчета нередко приходится добросовестным соседям. «Отсутствие в законодательстве прямого запрета на использование жилых помещений для оказания гостиничных услуг обусловливает достаточно пассивное отношение правоохранительных органов к подобной деятельности, при этом судебная практика по данному вопросу также неоднозначна, а нарушения требований санитарно-эпидемиологического законодательства трудно доказуемы», — считает Катасонов. Одновременно в проекте закона содержится требование обязательной сертификации гостиничных услуг.

Переоценить влияние на хостельный рынок инициативы Катасонова (если, конечно, она будет принята Думой и превратится в закон) поистине невозможно, учитывая, что не менее 80 процентов всех хостелов в сибирских городах открыто в квартирах. «Рынок хостелов, безусловно, требует регуляции и некой разумной стандартизации, которая могла бы предписать всем владельцам хостелов ставить счетчики на все потребляемые ресурсы, обеспечивать тишину и порядок в соответствии с законодательством и соблюдать другие разумные требования, но, зная размах, с которым наши депутаты часто подходят к принятию законов, не удивлюсь, если квартирные хостелы будут запрещены как класс, — размышляет директор «Метро Хостел» (Новосибирск) Андрей Шеменев. — Такой запрет, конечно, сильно ударит по рынку хостелов, но он никак не поможет взять ситуацию под контроль (в отличие от стандартизации), а лишь вынудит хостелы менять формат и уходить в тень. Надо признать, что хостелы в жилых домах — это общемировая прак­тика и в этом нет ничего плохого, если это реализовано правильно».

«На запрет мы смотрим исключительно негативно, — вторит коллеге соучредитель сети хостелов «Достоевский» Евгений Гришаков, — а вот к законодательному закреплению нашей деятельности относимся только позитивно». Хостельер уверен, что давно пора внести в законодательство понятие «хостел» и прописать нормы деятельности компаний, работающих в этом сегменте. «Чтобы и мы, и проверяющие органы знали, что с нас спрашивать. Этого сейчас очень не хватает. Что касается запрета, то, по нашим подсчетам, в квартирах открыто около 900–1000 гостиниц по всей России. Представьте, если все они разом закроются? За три года бурного развития этого рынка был сделан не один шаг вперед, люди начали путешествовать по России и теперь могут себе это позволить! И снова откатиться на три–четыре года назад — это будет очень грустно», — заключает Гришаков. Только за последние полтора года количество хостелов в Сибири удвоилось.

И хотя законопроект Сергея Катасонова парламент еще не рассматривал, на рынке уже появились прецеденты закрытия квартирных хостелов в пользу административных помещений. В частности, по этому пути в Новосибирске пошли собственники «Достоевского», закрывшие два квартирных проекта и создавшие спальные места на коммерческих площадях. «Мы уже скорректировали свои планы и теперь делаем упор на открытие хостелов в нежилых помещениях, это немного затормозит рост нашей сети, но зато мы уверенно будем смотреть в будущее», — заявил журналу «Эксперт-Сибирь» Евгений Гришаков.

Не только постель

В пользу хостела, открытого в квартире, есть только один аргумент, хотя и самый важный — это относительно недорого. Затраты редко превышают миллион руб­лей, а обычно вдвое или даже втрое меньше. Арендуешь квартиру, как правило, полногабаритную (бывает, и в элитном доме), делаешь простенький ремонт, покупаешь шесть–десять двухъярусных кроватей (из расчета 6 кв. м на человека), обычно в ИКЕА, плюс оборудование и мебель для общей гостиной и кухни. Устанавливаешь цену в 400–600 руб­лей за проживание в комнате на восемь человек и, если повезет, окупишь свой бизнес меньше, чем за год. И это при средней заполняемости в 50 процентов (лучшее, на что может рассчитывать сегодня новосибирский хостельер — это заполняемость на уровне 70%)! Во всяком случае, такая экономика была еще совсем недавно. Сейчас средняя рентабельность бизнеса составляет около 30–35%.

Правда, квартирному хостельеру для успешного ведения бизнеса нужно уметь нравиться людям и обладать навыками дипломата, иначе проблем с соседями по подъезду не избежать. Мало кто хочет жить бок о бок с соседями, у которых дома общежитие, даже если они и их гости ведут себя тихо и прилично. А значит, возникает риск, что однажды по жалобе жителей дома в гости придут люди, облеченные властью, и появятся проблемы, о которых даже не мыслилось. «Я знаю пример, когда собственники хостела, размещенного в квартире, платят соседям за лояльность. Но ведь это уже не бизнес. Как можно просчитать свои издержки, если приходит какая-нибудь баба Маня с этажа выше и требует, чтобы ты платил ей не тысячу руб­лей, как раньше, а пять? Это бред», — восклицает владелица хостела FUNKEY hostel (Новосибирск) Виктория Антонова. По ее словам, самое разумное, что может сделать предприниматель, решивший открыть хостел в квартире, это на этапе принятия решения обойти всех соседей, встретиться с руководством ТСЖ или советом дома и заручиться согласием большинства жителей дома, естественно, письменным. «Ведь если хостел открывается в элитном доме, то хостельер будет иметь дело не с бедной и обозленной пенсионеркой, а с предпринимателем или депутатом. А это другой уровень коммуникаций, который сулит предпринимателю серьезные проблемы», — уверена Антонова.

Сама Виктория Антонова с самого начала постаралось сделать все правильно. Ее хостел открылся ровно год назад в административном здании, где у гостиницы есть свой отдельный вход с парковкой. В четырех комнатах помещения общей площадью 260 кв. метров могут одновременно разместиться 30 человек. Есть большой холл с кухней и длинный коридор, который используется для проведения фотовыставок и демонстрации картин. По нему даже дефилировали модели, репетируя перед вечерним показом. Каждая комната выполнена в индивидуальном стиле. Виктория позиционирует свой хостел как art-пространство, в котором стильный дизайн номеров соединен с творческой атмосферой. Правда, за это пришлось заплатить более 2 млн руб­лей. Дорогой и качественный ремонт заметно удлиняет сроки окупаемости проекта. Предпринимательница рассчитывает вернуть вложения в течение трех лет. И это притом, что ценник на услуги FUNKEY hostel выше среднего по рынку. Это гарантия того, что в хостеле будут останавливаться «приличные люди», объясняет Антонова

«Когда я продумывала концепцию своего хостела, то внимательно изучила рынок. Я увидела хостелы, которые как близнецы похожи друг на друга. Та же мебель, то же стремление поставить как можно больше кроватей в комнатах. Но это недальновидно. Я поняла, что должна отличаться, что мне по силам задать на рынке совершено новый уровень оказания услуг. В моем понимании хостел — это не банальная ночлежка, а место, где люди из разных городов и стран могут интересно проводить вместе время, обмениваются культурой», — рассказывает хостельер. Проводимые в хостеле мероприятия — это, конечно, и дополнительный доход. В FUNKEY hostel проходят мастер-классы, концерты, семинары и презентации. Причем для постояльцев участие в мероприятиях бесплатно. Понимая, что далеко не все гости в восторге от громкой музыки и большого количества людей в хостеле, мероприятия проводят в течение не более трех часов и заканчивают не позднее девяти часов вечера.

Все больше в Сибири появляется хостелов, в которых можно послушать концерт, лекцию или принять участие в мастер-классе 018_expert-sibir_35-36.jpg
Все больше в Сибири появляется хостелов, в которых можно послушать концерт, лекцию или принять участие в мастер-классе

Бедные студенты

Несмотря на то, что хостел — понятие для сибиряка относительно новое, в обществе успел сложиться стереотип, что это жилье для молодых и бедных. Ну какой платежеспособный человек будет терпеть посторонних людей в комнате, переносить их храп, смех, ночные разговоры и то и дело зажигающийся свет, потому что кому-то вздумалось заявиться в хостел в два часа ночи? Отчасти такой взгляд справедлив, но только отчасти. Практика показывает, что в хостелах комфортно экстравертам всех возрастов, причем нередко в них останавливаются далеко не ограниченные в средствах люди. Например, приезжающие по делам бизнесмены, которые хорошо умеют считать свои деньги и не видят смысла платить за ночь в гостинице в шесть–восемь раз больше, чем за место в комнате хостела.

Охотно останавливаются в сибирских хостелах иностранцы, правда, в основном летом: сибирская зима европейцев и американцев настораживает. Как правило, это люди, путешествующие по Транссибирской магистрали. Для них хостел — это привычный формат, они ориентированы на общение с местными жителями и получение новых впечатлений. Автор этих строк в январе останавливался в хостеле в Иркутске, где в течение пяти дней делил комнату с тридцатилетним бельгийцем — преподавателем французского языка в Санкт-Петербургском университете, путешествующим из Владивостока в Москву, и пятидесятилетним монголом — специалистом по антиквариату. С первым поиграл в шахматы и поговорил о феномене русской души, со вторым — обсудил любовь китайцев к сибирскому нефриту, который добывают в Иркутской области и Бурятии. Такой обмен информацией возможен только в хостеле, где у жителей есть время и желание общаться.

Как ни удивительно, но проживанием в хостеле не гнушаются и вполне успешные иностранцы. «Не так давно у нас жил несколько дней американец Дэвид Браун — солист всемирно известной инди-группы Brazzaville. Просто через дорогу в клубе «Труба» у него было два концерта, и ему было удобно остановиться поблизости», — улыбается Виктория Антонова. Неудивительно, что знание английского языка становится одним из условий работы в хостеле. Ведь желательно не просто заселить иностранца, но и при необходимости быть способным помочь ему сориентироваться в незнакомом городе.

Правда, как рассказала Оксана Зорина из Athens Hostel (Томск), иностранцев в этом году стало меньше, чем в прошлом. Причину этого участники рынка видят в политических событиях на Украине и в присоединении Крыма к России. Помимо страха неопределенности, иностранцам стало физически сложнее получать визы.

Время масштабирования

Тон на сибирском хостельном рынке сегодня задает Новосибирск. Здесь хостелов больше, чем где бы то ни было, и представлены все возможные форматы бюджетного проживания: от относительно дорогих концептуальных проектов до специализированных гостиниц для гастарбайтеров, где рабочие из бывших советских республик за минимальные деньги получают минимальные услуги. Отсюда неудивительно, что именно в Новосибирске родился проект, концепцию которого готовы повторять предприниматели в других городах, причем далеко не только в Сибири. За два года собственники новосибирского хостела «Достоевский» продали франшизу в Челябинск, Барнаул, Красноярск, Березники, Ижевск, Киров, Санкт-Петербург (запущено два хостела), Омск, Улан-Удэ — проекты реализованы, а также — в Саратов, Тольятти, Екатеринбург, Пермь, Иркутск, Ставрополь, Самару — перспективные проекты. «Сейчас под нашим брендом открываются хостелы в Томске и Иркутске. Из крупных незанятых городов в Сибири у нас осталось только три: Кемерово, Новокузнецк, Чита. Но мы работаем над этим. А планы у нас амбициозные — довести количество охваченных городов до 50 и дальше работать над стандартами качества сети», — делится перспективами Евгений Гришаков. «Популярность франшизы на хостельном рынке вполне понятна. Рынок достаточно новый, и предпринимателям хочется избежать возможных ошибок при открытии своего дела. Тем более что франшиза, как правило, стоит относительно недорого — от 70 до 200 тысяч», — отмечает Виктория Антонова.

«Франшиза — это предложение для определенного типа людей, которые хотят иметь бизнес, зарабатывать деньги, пройдя не все ступени предпринимателя, а начав только с середины. Но это не значит, что, купив франшизу, можно сразу в шезлонг на островах ложиться, наблюдая за тем, как к тебе приходит прибыль. Однако это все же проще, чем создать что-то самому», — считает совладельца хостела Lucomoria (Томск) Дарья Тюркина. «В хостельной деятельности франшиза — это скучно, — уверена второй владелец Lucomoria Наталья Савченко. — Скучно и для гостя, и для владельца — нет возможности выразить себя, особенности своего города. Не зря у нас появляются концептуальные хостелы, где есть пространство для творчества, краеведения, культуры».

Одновременно с франчайзингом новосибирские хостельеры стали предлагать услугу управляющей компании. «Идея достаточно простая. Мы берем на себя функции оперативного управляющего сторонним хостелом — ставим конкретные цели по загрузке и прибыльности. Владелец хостела получает прибыль, а мы получаем зарплату плюс проценты от достижения тех или иных показателей», — объясняет соучредитель новосибирского хостела «Цоколь» Валентин Жидов.

«Мы создаем управляющую компанию, в которую будут входить как уже действующие наши хостелы, где мы сделаем ребрендинг, чтобы они соответствовали единым стандартам, так и открывать собственными силами новые хостелы для наших партнеров», — говорит соучредитель «Лайк Хостел Новосибирск» (три хостела) Дмитрий Тарасенко. Схожие планы стоят и перед Андреем Шеменевым из «Метро Хостел»: «Мы хотим развиваться в этом сегменте бизнеса, как в пределах нашего родного города, так и рассматриваем варианты «шагнуть» в ближайшие сибирские города. Под развитием мы понимаем не просто открытие одинаковых хостелов одного за другим, а привнесение в город нового формата подобных заведений и форматов, смежных с ним. Также сейчас рассматриваем вариант открытия компании по управлению хостелами в связи с тем, что новички рынка сами стали выходить к нам с таким предложением. Сейчас мы ведем переговоры по двум таким вариантам».

Помимо масштабирования хостельеры нацелены и на расширение сотрудничества с корпоративными клиентами, способными арендовать гостиницу целиком или по максимуму заполнить ее. Конечно, компании отдают предпочтение хостелам, в которых достаточно места для проведения тренингов и семинаров, есть необходимое количество свободных мест — от 10 до 40. «Группы, будь то сетевые компании, спортсмены, танцоры, школьники — очень желанные гости. Если у нас удачный по финансовым показателям месяц, то, скорее всего, достигли мы этого за счет коллективного размещения», — констатирует Виктория Антонова. Но и коллективное размещение имеет свои риски. «Да, размещение групп приносит хорошую прибыль, но ко всему этому есть риск незаездов. Сразу теряется много мест, которые мы держим для них», — отмечает Оксана Зорина из Athens Hostel (40 мест, Томск). «При заезде группы вы слабо можете влиять на общую картину, например, с тем же бронированием, кому-то нужны места на эти же дни, кому-то на другие, но все равно получается неудобно. В итоге по деньгам имеешь плюс-минус то же самое, а по духу и атмосфере хостела уходишь в минус. Единственное, что радует, что сезоны деловой и туристической активности все-таки разные, и у нас пока получалось разводить эти потоки», — комментирует Валентин Жидов.

Слишком много

Если в Кемерово, Барнауле и даже в городе-миллионнике Омске рынок хостелов только формируется, то в Новосибирске, Красноярске, Иркутске, Томске он уже достиг насыщения. Компании уходят с рынка, не выдерживая конкуренцию, множатся предложения о продаже бизнеса. В Новосибирске с начала года ушли с рынка сразу три компании. Так, всего через год работы на рынке, перестал работать один из самых больших хостелов в городе — Hostel43 (389 кв. метра). Какое-то время его собственники пытались продать бизнес, но желающих отдать за хостел 4,5 млн руб­лей не нашлось. Приостановил свою деятельность «Централ Хостел». Перестала существовать гостиница Fine O’Clock в Академгородке, за которую собственник хотел выручить 3,2 млн руб­лей. А владелец новосибирских квартирных хостелов «Творческий», «Пионер» и «Друзья» Илья Иохимович принял решение переориентировать бизнес на сдачу комнат в аренду. «Конкуренция на рынке растет, но очень часто хостелы открываются по принципу «лишь бы квартира не стояла», либо по принципу «быстро заработать много денег». В первом случае, как правило, хостелом занимаются по остаточному принципу, а во втором владелец очень быстро разочаровывается в доходности хостела. И это правда: хостел — не самый прибыльный бизнес, им нужно заниматься, если тебе это действительно нравится: общение с иностранцами, встреча гостей, создание атмосферы», — убежден Евгений Гришков.

«Тот факт, что в Новосибирске только сейчас начали закрываться откровенно плохие и грязные хостелы, говорит о том, что город вступает в фазу «оздоровления рынка» в ходе которой слабые проекты будут отсеиваться и заменяться теми, кто может предложить нечто большее, чем просто спальное место в бабушкиной квартире и один душ на 30 гостей. Но говорить о полном насыщении пока рано, потому что растет не только количество хостелов, но и спрос на эти услуги», — считает Андрей Шеменев.

Ожидается, что если инициатива Катасонова его коллегами-депутатами поддержана не будет, то пик экстенсивного роста хостельного рынка в крупнейших городах Сибири придется на 2015 год, после чего начнется период интенсивного развития, с увеличением доли гостиниц, расположенных на коммерческих площадях.

«Перспективы ближайших лет — рост конкуренции, появление новых участников рынка, демпинг. Омск традиционно отстает от других крупных сибирских городов, и вновь открываемые хостелы соответствуют новосибирским образцам двух-, трехлетней давности. Сегодняшнее состояние рынка близко к насыщению, поэтому появление новых хостелов приведет к снижению рентабельности и ценовым войнам», — заключает собственник хостела «Достоевский» в Омске Илья Кибишев.      

«Как мы видим из статистики запросов, среди сибиряков степень интереса к хостелам наиболее велика у томичей — на уровне среднего по стране. Пользователи из Новосибирска и Омска спрашивают про хостелы чуть меньше. Иркутяне и красноярцы отстают по количеству подобных запросов даже от соседей-сибиряков, но значительно чаще, чем другие пользователи региона, ищут в Интернете квартиры посуточно», — отмечает региональный представитель «Яндекса» в Сибири и Дальнем Востоке Ольга Молодан.

Представленность хостелов
Статистика запросов "хостел" и "квартира посуточно"

У партнеров

    Реклама