Без тормозов

Забастовка водителей в Иркутске показала: в городских перевозках срочно нужно наводить порядок

Протест иркутских водителей стал ответом на отказ службы по тарифам Иркутской области утвердить повышение платы за проезд. Забастовка началась в Иркутске 2 апреля и продлилась три дня. На линию не вышли водители 15-ти маршрутов, более пятисот автобусов разной вместимости из примерно 1 200 единиц общественного транспорта, обслуживающих город. По словам начальника управления транспорта комитета городского обустройства администрации Иркутска Юлии Гординой, это не привело к транспортному коллапсу — на самые сложные направления были переброшены муниципальные автобусы и транспорт тех перевозчиков, которые не поддержали акцию протеста. К тому же, несмотря на численный перевес — из 1 200 автобусов в Иркутске муниципальных всего 149, — частный транспорт из-за меньшей вместимости подвижного состава перевозит только половину пассажиропотока, утверж­дают в управлении. Но на практике в отдаленных районах на остановках скапливались толпы, и 6 апреля, когда частный транспорт вернулся на маршруты, пассажиры вздохнули с облегчением.

На два лагеря

Иркутская администрация акцию протеста объявила саботажем. «Если бы водители вышли на санкционированный митинг, устроили забастовку в предусмотренном законом порядке — это одно. Но они отказались выйти на работу в нарушение законодательства, с администрацией города инициаторы протеста не связывались и требований не выдвигали, — заявила Юлия Гордина. — Управление транспорта намерено привлечь их к ответственности. Мы подготовим соответствующее заявление в Управление государственного автонадзора по Иркутской области и Бурятии (УГАДН) и прокуратуру города. Там будет составлен протокол, затем его направят в суд для принятия решений о штрафах».

Акция водителей оказалась сюрпризом и для многих перевозчиков, в том числе для руководителей некоммерческих объединений предпринимателей, занимающихся перевозками — те пообещали уговорить маршрутчиков вернуться на линии в первый же день протеста. Дело в том, что в Иркутске немалое число держателей лицензий на пассажирские перевозки не имеют собственного автопарка — это индивидуальные предприниматели, которые нанимают водителей со своим автобусами. И в этой цепочке именно водители оказываются самой уязвимой стороной. «Я разговаривал с маршрутчиком, он мне рассчитал: около четырех тысяч руб­лей он собирает за день, примерно 1 500 руб­лей у него уходит на бензин, почти столько же он отдает в виде процента хозяину, по лицензии которого выходит на маршрут. Итого: у него остается тысяча руб­лей, — рассказал журналистам председатель ассоциации «Союз автомобилистов Сибири» Алексей Шабанов. — Это притом, что на работу он выходит в пять утра и заканчивает в 11 вечера — это тяжелый труд, а оплачивается он мизерно».

Впрочем, и самих водителей акция расколола на два лагеря. На второй день забастовки неизвестные люди стали угрожать «штрейкбрехерам» — тем, кто не поддержал протест и вышел на работу: блокировали автобусы, били стекла в транспорте, угрожали водителям, заставляя высаживать пассажиров и уходить с линии. В пресс-службе ГУ МВД по Иркутской области рассказали, что 3 и 4 апреля в полицию Иркутска поступило шесть сообщений об угрозах имуществу и других противоправных действиях, которые препятствовали нормальной работе перевозчиков. Были установлены трое молодых людей, которые угрожали водителям, они задержаны и помещены в спецприемник.

Справедливости ради необходимо заметить, что стоимость проезда в Иркутске с 2008 года остается 12 руб­лей, в то время как в соседних регионах и даже городах Приангарья тарифы в полтора раза выше. Перевозчики неоднократно пытались добиться увеличения стоимости поездки, но в Иркутской области сложная процедура изменения тарифов на услуги общественного транспорта: для регио­нальной службы по тарифам (РСТ) необходимо собрать пакет документов минимум от десяти перевозчиков, а если в том или ином муниципалитете их меньше десяти, то от всех. Маршрутчики же в областном центре — не самая сплоченная социальная группа. В конце 2014 года иркутским перевозчикам все же удалось согласовать свои действия, и необходимые документы были поданы вместе с предложением повысить стоимость одной поездки до 18 руб­лей. Однако 25 марта РТС отказала предпринимателям, сославшись на то, что у инициаторов повышения стоимости проезда не было договоров на оказание транспортных услуг с администрацией Иркутска.

Уполномоченный по правам предпринимателей в Иркутской области Алексей Москаленко счел этот отказ неправомерным, поскольку договор с администрацией не значится в перечне необходимых документов. Да и заключать договоры управление транспорта комитета городского благоустройства стало только летом прошлого года, хотя соответствующее постановление было принято еще в 2011 году. Все это, по мнению Москаленко, говорит о нежелании администрации Иркутска и службы по тарифам Приангарья вести диалог с предпринимателями. Бизнес-омбудсмен пообещал проверить правомочность отказа и при необходимости инициировать судебное разбирательство.

Понять другого

Заключать договоры с перевозчиками мэрия Иркутска стала в рамках нового положения о транспорте, разработанного городской администрацией. До этого было достаточно получить лицензию на перевозку и утвердить маршрут. Причем отказать предпринимателям в получении лицензии городские чиновники, по словам Гординой, не имели права, а значит, возможности регулировать перевозки сильно сокращались. Чтобы заключить договор на предложенный городом маршрут, перевозчик должен предоставить в управление транспорта целую кипу документов: сведения о лицензии, о предпринимателе, имеет он подвижной состав на праве собственности или на ином праве, копию свидетельств на транспортные средства, копии прав всего водительского состава, акт УГАДН об устранении нарушений, если таковые были. Если по какому-либо из пунктов перевозчик не вписывается в рамки требований, договор с ним не заключается, и он лишается законных оснований на перевозки. «Это шаг к наведению порядка. Другие города уже про­шли этот путь. А мы на начальном этапе», — отмечала в конце прошлого года Юлия Гордина. В договоре прописываются обязательства перевозчика по содержанию автобусов, количеству машин на маршруте, временному интервалу движения. Однако, по ее же словам, более чем до половины маршрутов очередь пока не дошла.

К разумному диалогу сторонам транспортного конфликта удалось прийти только в понедельник, 6 апреля, — в мэрии Иркутска состоялась встреча с инициативной группой водителей. Там выяснилось, что от администрации Иркутска в Законодательное Собрание региона уже переданы предложения об упрощении процедуры обоснования тарифа, их должны рассмотреть в ближайшее время. Водители и чиновники, кажется, пришли-таки к пониманию того, что добиваться повышения тарифа следует цивилизованными способами. Иркутские перевозчики собираются в ближайшее время повторно подавать документы в РСТ, однако настаивают на судебном разбирательстве по поводу мартовского отказа службы. Управление транспорта вызвалось при необходимости консультировать предпринимателей.

Дума в помощь

Забастовка водителей в очередной раз подчеркнула, насколько неурегулирован рынок пассажирских перевозок в Иркутске. Городские власти, в том числе и новоназначенный мэр Дмитрий Бердников, оперативно ухватились за эту тему. Глава Иркутска заявил, что примет меры для наведения порядка в сфере пассажирских перевозок. Пока в Государственной думе не принят закон о наземном пассажирском транспорте, иркутская мэрия планирует добиться от областных законодателей принятия похожей правовой нормы на регио­нальном уровне. Заметим, что к вопросу о регио­нальном правовом акте иркутские власти периодически возвращаются, когда в сфере перевозок происходит громкое ЧП, однако законотворческий процесс идет крайне медленно.

Депутат Государственной думы от Иркутской области Сергей Тен признает, что упомянутый федеральный законопроект залежался: «Мы будем активно ускорять принятие федерального закона о наземном пассажирском транспорте. Проблема, которая сегодня возникла в Иркутске, заключается не только в тарифе, но и в том, что государство сегодня не имеет права вмешаться в этот вопрос. Думаю, до конца этого года мы примем закон в первом чтении — быстрее не получится, поскольку тема очень сложная, слишком много интересов пересекается». Однако, отмечает депутат, это не мешает региону принять свой, местный закон, позволяющий регулировать перевозки. «Мы эту проблему обсудили с областным Министерством транспорта и связи, и коллеги обещали подключиться к вопросу», — уточнил Тен.

Со своей стороны мэрия Иркутска также постаралась предпринять кое-какие меры, чтобы обезопасить себя от повторения протестов. С понедельника в городе начала действовать горячая линия по вопросам работы общественного транспорта. Обратившимся на нее необходимо указать номер маршрута, госномер автобуса, а также дату и время нарушения правил пассажирских перевозок или дорожного движения. К виновникам будут применяться жесткие меры административного воздействия. Кроме того, в мэрии хотят подписать меморандум с участниками процесса пассажироперевозок, в котором будет указана общая линия действий для наведения полного порядка в этой сфере. Также в Иркутске ведется создание общей диспетчерской службы, оцифровка всех маршрутов, которая позволит отслеживать с помощью ГЛОНАСС перемещение автобусов на линии и исполнение договорных обязательств.

Заметим, что многие перевозчики Иркутска сами заявляют о необходимости упорядочить сферу общественного транспорта в городе — ужесточить порядок получения лицензии, просчитать необходимое и достаточное количество автобусов на маршрутах, распределить маршруты по областному центру. И желательно выстроить эти правила до повышения тарифа, потому что иначе на дорогах города появятся «бомбилы» на старых автобусах, которые будут дублировать существующие законопослушные маршруты и снижать доходы легальных перевозчиков.