Выйти на устойчивую траекторию

Тема недели
Москва, 19.03.2012
«Эксперт Юг» №11-12 (201)
Региональные центры юга России заметно выделяются «лица необщим выраженьем». Сегодня среди столиц южных субъектов федерации можно выделить четыре группы: мегаполисы, «новые лидеры», «середняки» и малые города, пока выполняющие прежде всего административные функции

Сводное исследование социально-экономического развития городов юга России мы решили начать с региональных центров. На Юге главные города субъектов федерации представлены максимальным спектром возможностей — от миллионников до малых городов, получивших городской статус совсем недавно. Впрочем, традиции городской жизни на Юге сравнительно невелики, и траектория развития многих региональных центров сейчас намечена только общими штрихами. Постсоветские двадцать лет в значительной степени определили горизонт будущего для таких городов, как Краснодар, Астрахань, Махачкала, Грозный.

Три плюс один лишний

К первой группе региональных центров Юга мы относим три мегаполиса — Ростов-на-Дону, Волгоград и Краснодар. Последний приобрёл этот статус сравнительно недавно: в советские годы кубанская столица была обычным провинциальным городом. Совокупное население этих южных мегаполисов, зафиксированное органами статистики, составляет почти три миллиона человек — это примерно пятая часть населения ЮФО, а если учесть агломерационное притяжение (благодаря которому Краснодар по факту тоже можно считать миллионником), то в их орбите оказывается существенно больше людей.

На основе имеющихся данных Росстата можно сделать вывод, что южным лидером по качеству жизни сегодня является Краснодар. По итогам 2010 года кубанская столица значительно опережала Ростов и Волгоград по таким параметрам, как оборот розничной торговли, объём инвестиций в основной капитал, общая площадь жилья в расчёте на одного жителя, ввод действия жилых домов и объём основных фондов организаций. Краснодар также является единственным из трёх южных мегаполисов, где зафиксирован естественный прирост населения, пусть даже и небольшой.

О высокой эффективности муниципального управления в Краснодаре свидетельствуют прежде всего размеры привлечённых инвестиций — по этому параметру в 2010 году он опередил Ростов в 4,4 раза, а Волгоград — в 7 раз. При этом доля бюджетных инвестиций в Краснодаре оказалась наименьшей. О качестве работы местной власти с инвесторами и финансовыми потоками говорит и соотношение объёмов работ в строительстве с количеством введённого жилья: в Ростове строительная отрасль освоила в 2010 году на 40% больше средств, чем в Краснодаре, а жилья в донской столице было введено почти на 20% меньше. Вместе с тем по такому важнейшему для современного города качественному параметру, как плотность городской среды, Краснодару ещё много над чем предстоит работать. Из всех региональных центров Юга кубанская столица обладает самой большой территорией, что одновременно является как преимуществом (есть где строить), так и слабостью города, где частный сектор по-прежнему занимает значительную площадь.

В ближайшие пару десятилетий к трём мегаполисам-миллионникам может формально добавиться еще один — дагестанская столица Махачкала. Официальные данные переписи 2010 года, согласно которым в столице Дагестана проживает 578 тысяч человек, похоже, имеют мало общего с действительностью. Мэр Махачкалы Саид Амиров говорит, что в 1998 году, когда он впервые возглавил город, его население составляло 350 тысяч человек, а на сегодняшний день уже на деле перевалило за 700 тысяч с учётом постоянного миграционного потока, высокого естественного прироста и административного присоединения близлежащих поселений. По словам Амирова, с точки зрения созданных за последние годы коммунальных сетей город уже готов к миллиону жителей, однако социальная инфраструктура по-прежнему осталась рассчитанной на 350 тысяч горожан, что, очевидно, сегодня является для мэра Махачкалы главной проблемой дальнейшего развития города.

Однако даже если население Махачкалы достигнет миллионной отметки, это едва ли снимет проблему низкого качества человеческого капитала города: большинство нынешних жителей столицы Дагестана являются горожанами в первом поколении. В середине девяностых, после развала многих промышленных предприятий, отсюда уехали многие квалифицированные специалисты, техническая и творческая интеллигенция, а вместо них Махачкалу стали заселять вчерашние селяне — отсутствие сложившихся навыков городской жизни во многом и объясняет удручающее состояние городской среды. Такие проблемы не решаются в течение нескольких лет, так что Махачкала ещё долго будет оставаться не городом в качественном смысле этого понятия, а большой территорией городского типа, идущей по пути стихийной урбанизации, который характерен для стран третьего мира.

Вызовы устойчивого развития

Вторую группу региональных центров мы решили назвать «новыми лидерами», причислив к ним два города — Астрахань и Ставрополь, которые по ряду параметров социально-экономического развития в последние годы демонстрируют высокую динамику. Например, Ставрополь по вводу жилья на душу населения заметно превышает показатель в один квадратный метр за год, который российское правительство считает оптимальным в среднесрочной перспективе (среди других региональных центров Юга аналогичное достижение отмечено только у Краснодара). Астрахани, которая уже несколько лет позиционирует себя как каспийская столица России, в этой сфере тоже есть чем похвастаться. В 2010 году в негласном соперничестве с соседним Волгоградом она ненамного обошла город-герой по валовым объёмам жилищного строительства, а в пересчёте на душу населения разрыв оказался двукратным. Среднемесячная зарплата в торговой Астрахани тоже несколько выше, чем в промышленном Волгограде.

Основные показатели социально-экономического развития региональных центров юга России в 2010 году

Главная проблема, с которой сталкиваются два новых лидера, — это факторы, мешающие их устойчивому развитию. Так, в недавно принятой стратегии развития Астрахани до 2021 года было отмечено, что неустойчивость экономического развития отдельных отраслей является сегодня основным риском для города. Например, в 2010 году индекс промышленного производства в Астрахани составил почти 117% по отношению к предыдущему году, но основной вклад в ускорение промышленного подъёма внёс такой вид деятельности, как добыча полезных ископаемых, выросшая почти на 27%. В то же время в 2010 году наблюдалось снижение инвестиций на 12%, что объяснялось трудностями строительного комплекса в послекризисный период, а также окончанием сроков ввода объектов за счёт средств федерального бюджета в рамках празднования 450-летия города. Кроме того, следует отметить такую специфическую составляющую, как криминальные риски — из всех региональных центров Юга, согласно данным Росстата, именно в Астрахани в 2010 году зафиксировано наибольшее количество преступлений на душу населения (хотя, по сравнению с 2009 годом, оно существенно снизилось). Правда, здесь надо учитывать и качество статистики регистрации преступлений, особенно в северокавказских республиках.

Для Ставрополя же проблема устойчивого развития сводится прежде всего к высокой управленческой нестабильности. Как известно, ни один из руководителей города за последние несколько лет не исполнял свои обязанности в течение полного срока, причём дважды за пять лет карьера главы Ставрополя прерывалась уголовным делом. Сначала, в ноябре 2007 года, это стоило должности тогдашнему избранному мэру Дмитрию Кузьмину, который до сих пор скрывается за границей, а в январе этого года был арестован глава администрации города Игорь Бестужий, который ещё год назад казался «фигурой примирения» в длительном конфликте между городской и краевой властью. Если возбуждённое против Бестужего уголовное дело окончится реальным сроком, принятая под его руководством стратегия развития города может стать формальным документом, а значит, один из «новых лидеров» останется без поставленных перед ним долгосрочных целей развития.

Закрепить городские практики

К третьей группе, «середнякам», мы относим три главных города северокавказских республик — Нальчик, Владикавказ и Грозный, хотя эта группа неоднородна. Если городская среда столиц Кабардино-Балкарии и Северной Осетии складывалась десятилетиями и вполне успешно сопротивлялась деградации в девяностых-нулевых благодаря успешно сложившимся там структурам городской жизни, то Грозный — это фактически новый город. Диспропорции его развития налицо, даже если брать официальную статистику. К примеру, в 2010 году в столице Чечни освоено в строительстве более 14 млрд рублей (третий показатель среди всех городов Юга), но жилья введено всего 12 тысяч кв. м — меньше всех остальных региональных центров ЮФО и СКФО. Кроме того, огромный (правда, с поправкой на качество подсчёта) прирост населения чеченской столицы, характерный скорее для сельской местности, вновь ставит вопрос о человеческом капитале города как основной ценности его долгосрочного развития.

Очевидно, что главная сегодняшняя задача Грозного — это овладение городскими жизненными практиками; в противном случае с размахом построенные здесь объекты так и останутся фасадом, за которым будет скрываться глубоко традиционное — к тому же травмированное войной — общество. Как и в случае с Махачкалой, это задача на годы, если не на десятилетия. Однако соседние Нальчик и Владикавказ — города с собственным лицом, где и жителям, и гостям есть куда пойти и чем заняться, — вполне могут стать для Грозного неплохим ориентиром.

Перед похожими вызовами оказались и четыре малых региональных столицы Юга: Черкесск, Майкоп, Элиста, а также ингушский Магас — полноценная городская среда здесь только формируется. В значительной степени её прежнее отсутствие объясняется тем, что соответствующие регионы (за исключением Калмыкии) лишь недавно стали самостоятельными субъектами федерации — в советский период они находились в подчинении более крупных административно-территориальных единиц. Освоить иные городские функции, помимо административных, — такова актуальная повестка для этой группы южных городов. 

Новости партнеров

«Эксперт Юг»
№11-12 (201) 19 марта 2012
Развитие городов Юга
Содержание:
Когда волнуются Кавказские Минводы

Предвыборный скандал в городе Лермонтове Ставропольского края, получивший широкое освещение в федеральных СМИ и блогах, перевёл проблему формирования Кавминводской агломерации из области экспертных дискуссий в публичное пространство. Это позволяет рассчитывать, что вопросы оптимизации управления крупнейшим курортным регионом юга России будут решаться не только административными методами

Реклама