Зачем экономике миссионеры

P.S.
Москва, 22.04.2013
«Эксперт Юг» №15-16 (255)

На заседании комитета по предпринимательству Общественной палаты Ростовской области, посвящённом развитию социального предпринимательства, прозвучало интересное сочетание фактов об этой сфере. Во-первых, в России вклад некоммерческих организаций в ВВП — 0,9%, тогда как в ряде западных стран он составляет 6,5–15% — рекордсменом недавно была Швеция. Во-вторых, в области около 2 тысяч НКО, но активных среди них — очень небольшая доля. И чтобы эти организации стали себя увереннее чувствовать, они должны, производя социальные блага, сами себя обеспечивать. В-третьих, мы не видим всей картины, поскольку большинство социально активных предпринимателей не понимают, зачем заявлять о себе в поле некоммерческой деятельности. Самый яркий пример — в Ростове-на-Дону 13 НКО, которые реализуют проекты в сфере дошкольного образования — речь прежде всего о частных детских садах, — и 60 ИП, которые занимаются тем же.

На деле тема социальной активности достаточно нова для региональных властей. А картина того, каким некоммерческий сектор может быть, столь внушительна, что не очень ясно, каким образом возможно совершить прыжок из одной реальности в другую. Между тем желание совершить такой прыжок сегодня на редкость мотивированно. Целый ряд финансистов считает, что российская экономика находится на пределе своего потенциала. Они говорят, что в стране не осталось свободных рук. Рост инвестиций по I кварталу 2013 года приближается к нулю, а промышленность, по предварительной оценке, и вовсе немного просела. И вот в этой модели, которая очевидным образом не обеспечивает достаточного уровня комфорта и при этом перестала генерировать рост, возникает насущная потребность в новых решениях, открывающих перспективу развития и дальнейшего повышения уровня жизни. В виде такого решения и можно воспринимать тему социального предпринимательства.

По предварительной информации, в этом году правительство Ростовской области задумало провести Гражданский форум, чтобы тема вышла на новый уровень. До этого три года в конкурсном порядке выделялось ежегодно по 10 млн рублей на поддержку проектов и самих НКО. После появления в регионе Общественной палаты тема стала подниматься и там. Всё это должно радовать. Конечно, представить, что мы завтра за счёт социального предпринимательства вытащим из стагнации национальную экономику, трудно — для этого, пожалуй, всё-таки придётся инвестировать в дороги, новые заводы и образование. Но укрепление некоммерческого сектора могло бы оздоровить сферу предпринимательства вообще.

Когда вы учреждаете НКО, главный ваш документ — устав. А главное в уставе — миссия. Миссия любой коммерческой организации — прибыль. Иной миссии может не быть, и потому в подавляющем большинстве случаев её и нет. У НКО не быть миссии не может, те, кто занимаются этой деятельностью, — миссионеры. Зато у них может не быть коммерческой деятельности. Впрочем, самое замечательное то, что коммерческой деятельности в рамках НКО ничто не мешает. Просто, согласно уставу, как правило, полученная в конце года прибыль не может быть поделена между учредителями — она идёт на проекты, направленные на достижение миссии.

Тут надо оговориться, что само то дело, ради которого создаётся НКО, — не из обычных, иначе вся эта головная боль была бы ни к чему. Как правило, они выбирают дело, которому ещё надо доказать своё право на существование. Вот занимается у нас государство дошкольным образованием, рынка в этой сфере — нет, а очереди в детские сады огромные. И вот появляются частные, в общем, люди, желающие направить свою энергию на решение общественной проблемы. Они образуют НКО и доказывают, что они тоже вправе этим заниматься, что эта сфера на самом деле открыта для частной инициативы. Таких сфер, в которых дела обстоят очень печально и которые при этом воспринимаются как закрытые для частной инициативы, у нас довольно много. И, казалось бы, людей надо поддерживать уже за то, что они подключаются к решению общественно значимых проблем, будь то вывоз мусора, забота о тяжелобольных или сфера культуры. Но поддержка всегда достаётся не всем и всегда имеет более или менее разовый характер. И потому быть миссионером и не зарабатывать на жизнь и продолжение деятельности невозможно.

Миссионеры нужны, когда экономика окукливается, когда ориентация на получение прибыли любой ценой не двигает вас вперёд. А миссионеры всегда сориентированы на потребности, работу над удовлетворением которых они считают естественной для общества, как они его себе представляют. При этом важный момент — эта деятельность ещё и имеет отношение к удовлетворению духовных и гражданских потребностей тех, кто ею занимается. В общем-то, само появление в экономике очередного миссионера, а вместе с ним и новой ниши — уже достижение. Впрочем, единичных примеров масса, но они не складываются в тот устойчивый «третий сектор», который в последние тридцать лет активно развивается на Западе.

Есть вечный спор — с чего начинать: институты закладывать или просто поддерживать предпринимательские инициативы. Сейчас институты важнее. Их создание или совершенствование — можно в этом быть уверенными — позволит существенно изменить наше представление о том, что мы имеем в этом секторе. Адаптируйте требования к частникам — и они перестанут скрывать свою благородную деятельность. Простой пример. Частные детские сады, как правило, открывают в жилом фонде. Чтобы получить господдержку этой деятельности, нужно заключение пожарных. Они никогда его не дадут такому помещению. Хотя, казалось бы, собрания большого количества детей на праздниках в жилых помещениях — обычное дело. Но ИП, который содержит частный детсад, нет смысла становиться НКО, выходить в свет. Договоритесь с пожарными — и смысл появится. Введите хотя бы на региональном уровне понятие «социального предпринимателя», предложите любые льготы — и смысл появится. Создайте институты общественного признания, которого так не хватает этой сфере, — и смысл появится.

Уверен, что там будет больше 1% от ВРП.                             

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №15-16 (255) 22 апреля 2013
    Инвестиционный потенциал Северного Кавказа
    Содержание:
    Рост на политических амбициях

    Количество реализуемых в СКФО крупных инвестпроектов за год снизилось, а их объём немного подрос. Таков главный результат ежегодного эксклюзивного исследования аналитического центра «Эксперт ЮГ». Второй вывод — существенная часть проектов зависит от судьбы конкретных политических фигур

    Реклама