Как строилась и развалилась империя «Модуса»

Русский бизнес
Москва, 01.03.2020
«Эксперт Юг» №3 (440)
Один из крупнейших автодилеров Юга, который метил в десятку крупнейших в России и на пике могущества продавал до 25 тысяч машин в год, фактически перестал существовать. «Эксперт ЮГ» реконструировал историю успеха и поражения компании

КОЛЛАЖ — ЭКСПЕРТ ЮГ

Представьте себе старые добрые “маски-шоу” в офисе с выемкой документов в центральном офисе и ДЦ „Модус“ в Воронеже. Всех лицом на пол положили, а бухгалтера вытаскивали из дома рано утром, — вспоминает знакомый с ситуацией бывший сотрудник “Модуса”. — Вот тогда и пошли отзывы контрактов со стороны дилеров. Для многих участников рынка стало понятно — это конец».

В конце февраля арбитражный суд Краснодарского края признал банкротом как физическое лицо Алексея Лещенко, владельца дилерской группы «Модус». Таков печальный итог 25 лет работы одного из крупнейших автомобильных дилеров на Юге. К самим компаниям, входящим в «Модус», также поданы банкротные иски от структуры «Сбербанк капитала» ООО «СБК Геофизика» на сумму почти 3 млрд рублей. В отношении супруги основного владельца заводили уголовное дело, подозревая в крупном мошенничестве по двум эпизодам, связанным с деятельностью ГК «Модус». В итоге обвинили в этом трёх менеджеров компаний, входящих в состав ГК.

Как «Модус» вырос из конфет и зажигалок

На пике «могущества» у «Модуса» было 50 дилерских центров в девяти городах России (на Юге и в Черноземье) — Ростове, Краснодаре, Армавире, Сочи, Новороссийске, Ставрополе, Пятигорске, а также в Воронеже и Липецке. В лучшие свои годы автодилер, который начинал с маленького автоцентра ГАЗ в Краснодаре, был крупнейшей автодилерской компанией Юга.

История становления «Модуса», как и история самого Алексея Лещенко как предпринимателя, заслуживает отдельного рассказа.

В 1993-м он уволился из Вооружённых Сил и занялся предпринимательством. «Сначала это был челночный бизнес, — рассказывал Лещенко в передаче “Бизнес. Истории успеха” на телеканале “Про Бизнес” в 2012 году. — Я занимался тем, что закупал какую-то продукцию — конфеты, зажигалки — и транспортировал её в регионы, прежде всего на юг России, в Краснодар. Так заработал первоначальный капитал». Затем создал сеть магазинов по продаже бытовой техники.

В автомобильный бизнес его привела случайность. Помог брату, который на тот момент жил и работал в Краснодаре, реализовать автомобили ГАЗа. Завод расплачивался автомобилями за долги — это была повсеместная практика. Так родилась идея открывать автоцентры в регионах — постепенно все усилия были перенесены на это направление. В 1994 году он основал компанию «Модус», которая начала работать с российскими автомобилями, а уже к 1998 году стала дилером иностранных брендов на юге России (в Ростове и Краснодаре). Кстати, брат Лещенко Василий был руководителем интернет-провайдера «Фирма Кубаньтелеком», который обанкротился в 2017 году. Арбитражным управляющим этой компании была Елена Сафронова, которая сейчас — арбитражный управляющий самого Алексея Лещенко.

«Модус» с первых лет существования развивался как мультибрендовая компания. Только в Ростове на улице Каширской первый открывшийся салон сменил с десяток вывесок брендов: BMW, Mazda, Kia, Renault, Škoda, Hyundai , «Газ», «Ока», Citroën, различные китайские бренды. В Краснодаре к этим брендам добавлялся ещё и Fiat; компания росла и открывала новые автомобильные центры — тогда на рынке преобладали фирмы, владевшие одним-двумя салонами. «Многие из них задумывались о расширении деятельности, “Модус” здесь не был исключением», — вспоминает бывший сотрудник компании.

Компания успешно пережила кризис 2008 года, благодаря тому, что в 2006–2007 годах не пошла на поводу у дистрибьюторов, требовавших на растущем рынке вкладывать большие инвестиции в развитие автоцентров и строительство новых шоу-румов, рассказывал тогда Лещенко. По его словам, «Модус» терял из-за этого контракты. Те, кто пошёл тогда на поводу у дилеров, вложили много средств в неокупаемые проекты, а потом испытывали огромные трудности или вовсе ушли с рынка.

Рост продаж по итогам «кризисного» 2008 года составил 52,5% при среднем показателе в 26% по стране. Рост выручки по отношению к 2007 году — 62% (данные самой компании). В 2009 году по охвату территории и количеству дилерских центров компания была крупнейшей в ЮФО (тогда он включал и территорию Северного Кавказа). У неё было уже 19 автосалонов (10 автомобильных брендов) по продаже новых автомобилей и два автосалона trade-in. «Сейчас мы региональная компания, но мы уже присматриваемся к федеральному уровню», — говорил тогда Лещенко. Он планировал развиваться по трём направлениям — подписывать новые дилерские контракты с новыми производителями, концентрироваться на оказании сервисных услуг и продавать подержанные автомобили. Основная доля продаж ГК (47%) при этом приходилась на краснодарский регион.

Однако кризис «догнал» «Модус» в 2009 году. По данным самой компании, в среднем падение продаж по рынку автомобилей в России по итогам 2009 года составило 56%, но у «Модуса» продажи «просели» всего на 20%. Выручили премиальные бренды (главным образом BMW), которые в кризисное время всегда показывали рост.

Первые звонки кризиса

На первый взгляд, ничего страшного в компании не происходило. Она преодолела кризис, а затем вступила в фазу активного развития, охотно беря на него новые кредиты. В те годы (2010–2015) компания перешла в разряд крупнейших дилеров страны — по крайней мере, вплотную приблизилась к двадцатке ведущих дилеров по продажам новых автомобилей (около 20 тысяч машин).

Достижения «Модуса» стали находить отражение и в архитектуре новых автоцентров — они становились всё дороже и вычурнее. Например, в 2014 году компания за 250 млн рублей (6,4 млн евро по курсу того времени) построила один из крупнейших на Юге дилерских центров BMW (а также бренда Mini, который принадлежит BMW group) по новым стандартам. Проект даже экспонировался на выставке MIPIM в Каннах, где получил высокую оценку жюри, сообщала компания. Только в Краснодарском крае за 2012–2014 годы было открыто шесть новых дилерских центров.

«Можно и нужно было развивать бизнес на юге России, где у компании на тот момент были очень сильные позиции с большим количеством действующих дилерских контрактов, — рассказывает бывший сотрудник “Модуса”. — Но дальше вкладывать деньги в строительство новых центров на Юге под действующие контракты согласно требованиям импортёров Лещенко не захотел и принял решение развивать проект “Черноземье”, чтобы открыть здесь сразу несколько новых дилерских центров по последним стандартам дистрибьюторов в формате автодеревни».

«Особая тема — взаимоотношения с дистрибьюторами. Это сложные взаимоотношения. Есть дилеры, дистрибьюторы и клиенты. И у всех разные задачи», — говорил Лещенко. Не раз ему приходилось судиться с дистрибьюторами (например, с дистрибьютором Huyndai), которые навязывали, по его мнению, различные условия дилеру.

В 2014 году география «Модуса» охватывала девять городов России: Краснодар, Сочи, Армавир, Новороссийск, Ростов-на-Дону, Ставрополь, Пятигорск, Воронеж, Липецк. Через 3–4 года в планах компании значились выход в новые города и расширение присутствие в регионах, где уже представлена сеть «Модус».

«Проект “Черноземье” обескровил компанию, оттягивал на себя массу ресурсов от действующих дилерских центров, что создавало проблемы для нормальной работы операционного бизнеса и взаимодействия с поставщиками всех уровней, — уверяет бывший менеджер одного из автосалонов “Модуса”, знакомый с отчётностью автоцентров Черноземья. — “Модус” в Воронеже за всё время существования даже не приблизился к точке безубыточности, проект “Черноземье” постоянно тянул всю группу компаний вниз».

«Я всегда в своем бизнесе стараюсь заходить с другой стороны, не как все. Ищите самый трудный путь, и тогда вы не найдёте там конкурентов, — рассказывал Лещенко телеканалу “Про бизнес”. — Стараюсь ходить в те места, где ещё не занято».

В Черноземье было несколько дилерских центров. Три в Липецке: BMW, Peugeot и Hyundai. При этом BMW проработал в городе всего несколько лет, а потом его пришлось закрывать после череды отставок руководящего состава. Затем сдали в аренду Peugeot, в городе остался работать только Hyundai. В Воронеже также работали BMW (сейчас этот дилерский центр в аренде у нижегородской компании «Автомобили Баварии»), Ford, Infiniti (закрылся первым), далее Nissan, Renault и Geely. Всё это были огромные по провинциальным меркам центры свыше 3500 кв. м. По данным группы компаний, в 2011 году было реализовано 19 тысяч автомобилей, из них на Воронеж приходилось всего 2,6 тысячи.

Цели у компании были разные и постоянно менялись, в зависимости от конъюнктуры. Была даже идея выйти на IPO и продавать акции сотрудникам, чтобы они становились акционерами. Однако вскоре долговая нагрузка стала непосильной. «Помог» кризис 2014–2015 годов, когда стоимость валюты резко выросла. Длившееся после этого падение автопродаж поставило под угрозу бизнес многих российских автодилеров. В их числе оказался и «Модус». Продажи компании в 2016 году рухнули на 20%, до 9,2 тысячи машин, оборот снизился на 2%, до 10,1 млрд рублей.

Обслуживать долг «Модус» оказался уже не в состоянии. Крупнейшим кредитором компании был Сбербанк, с которым Лещенко в 2017 году смог договориться о реструктуризации долга в обмен на передачу части контроля над управляющей компанией холдинга «Сбербанк капиталу» с опционом на обратный выкуп. ФАС даже одобрила ходатайство «СБК Геофизика» (структура Сбербанка) о покупке 51% ОАО «Модус». В «Модус» на тот момент входило 43 дилерских центра.

На пике развития в группу «Модус» входило 50 дилерских центров в 9 городах eu_2020_03_part24-1.jpg КОЛЛАЖ — ЭКСПЕРТ ЮГ
На пике развития в группу «Модус» входило 50 дилерских центров в 9 городах
КОЛЛАЖ — ЭКСПЕРТ ЮГ

Закат империи Лещенко

«Я живу ради семьи, — говорил Лещенко. — В решении проблем ответственность нужно нести самостоятельно. Как собственник, как владелец компании ты несёшь ответственность. Размазывать её на людей, которые тебе дороги, неправильно».

Тем не менее, как минимум, в одном случае «размазывание ответственности» по своим родным всё же больно ударило по семье Лещенко. В 2008–2011 годах пост гендиректора ряда воронежских структур «Модуса» занимала супруга Лещенко Надежда. Деятельность руководства компании в этот период спустя шесть лет сильно заинтересовала правоохранительные органы. Тогда-то и начались «маски-шоу».

В сентябре 2018 года Надежда Лещенко была задержана СКР в одном из московских аэропортов — якобы при попытке покинуть страну. Ей, матери четырёх несовершеннолетних детей, пришлось два дня провести в КПЗ. Однако избежать ареста удалось после активного вмешательства бизнес-омбудсмена Бориса Титова.

На тот момент Надежда Лещенко была фигуранткой уголовного дела, возбуждённого по факту мошенничества по двум эпизодам. Следствие подозревало её и трёх менеджеров «Модуса» в Воронеже в мошенничестве при возмещении НДС на сумму почти 90 млн рублей, а также хищением бюджетных средств «путём незаконного получения субсидий». Следствие считает, что при строительстве автодеревни в Воронеже подозреваемые завысили стоимость работ до суммы свыше 500 млн рублей, что позволило компании получить региональную субсидию на возмещение части процентов за пользование кредитом (2/3 ставки рефинансирования). К концу 2014 года на счета компании было перечислено почти 65 млн рублей в качестве субсидии от областного правительства.

Однако теперь в уголовном деле Надежда Лещенко фигурирует в качестве свидетеля. Обвинение предъявлено трём фигурантам — бывшим директорам по строительству и финансам ОАО «Модус» Константину Пашенцеву и Алексею Новичкову, а также экс-гендиректору ООО «Воронеж-Реалти» Константину Дрозду. Утверждается, что на момент совершения преступления Надежда Лещенко находилась в отпуске по уходу за ребёнком и подписывала кредитный договор «будучи не посвящённой в истинные преступные намерения» фигурантов. А пришедший ей на смену Константин Дрозд якобы «дал согласие» на участие в мошенничестве.

«Ни один документ в компании не подписывался без ведома её владельцев (Надежда Лещенко также совладелец 1% ОАО “Модус”, а у Алексея Лещенко — 99%. —“Эксперт ЮГ”), крупные сделки согласовывались советом директоров и подписывались лично Алексеем Лещенко, — комментирует “Эксперту ЮГ” Константин Дрозд. — К тому же по стройке проходил ряд экспертиз, есть решение Октябрьского суда Краснодара, в котором указывается, что все траты и возмещение НДС осуществлялись на законных основаниях, никакого мошенничества не было».

«Модус» выживания

Окончательный развал ГК начался со II квартала 2019 года. Неисполнение кредитных обязательств по поручению собственника бизнеса повлекло за собой предъявление банками требований о досрочном возврате кредитов. ООО «СБК Геофизика» подало в российские арбитражные суды иски о банкротстве к 21 компании, входящей в АО «Модус».

В конце 2019 года был создан ряд новых компаний — например, «Автотрейд» (в Краснодаре, Новороссийске, Сочи, Липецке). Они возникали в городах, где были контракты BMW. Вероятный план — сохранить контракты дилерских центров BMW, как самых прибыльных на тот момент, остальные дилерские центры продать, так как на тот момент «оздоровить» всё остальное уже было невозможно.

«Одна из структур Сбербанка должна была войти в состав участников ОАО “Модус”, однако для этого ОАО должны были преобразовать в ООО, но преобразования так и не случилось из-за наличия ограничений на регистрационные действия у собственника компании», — говорит источник, знакомый с ходом переговоров.

Структура владения компаний под брендом «Автотрейд» (ООО «Автотрейд-Липецк» «Автотрейд-Краснодар», «Автотрейд-Новороссийск», «Автотрейд-Сочи») следующая — 80% у Игоря Смолькина, 20% у Дарьи Лещенко (дочери Алексея Лещенко от первого брака) — юридический адрес данного юрлица указан на улице Дзержинского в Краснодаре, где располагался дилерский центр «Модус» BMW. Игорь Смолькин, бывший замгендиректора «Сбербанк капитала», указан гендиректором в трёх компаниях (в Липецке, Краснодаре и Новороссийске). Гендиректором «Автотрейд-Сочи» значится бывший топ-менеджер ряда компаний, входивших в «Модус», Сергей Арташкин. Компании созданы в октябре-ноябре 2019 года. Сумма уставного капитала этих четырёх компаний — чуть более 15 млн рублей. Выходит, «размазывание ответственности» продолжается.

«То есть осуществлён перевод дилерских контрактов BMW на вновь созданные компании, с дальнейшим получением согласия на долгосрочную аренду у залогодержателей зданий, где располагались дилерские центры BMW ГК “Модус”, — предполагает бывший менеджер “Модуса”. — Теперь на месте автосалонов “Модус” во всех четырёх городах автосалоны “Атлас”». «Атлас» — это и есть «Автотрейд», говорит менеджер этих компаний.

Впрочем, что-то пошло не так уже в этом году. В феврале в картотеке арбитражных дел появился иск о признании банкротом Алексея Лещенко из-за долга в 10,62 млн рублей, который подал в арбитражный суд Краснодарского края Игорь Смолькин. В конце февраля Лещенко признан банкротом — суд назначил ему арбитражного управляющего.

Управленческие ошибки Лещенко

Сегодня часть автоцентров сданы в краткосрочную аренду, часть стоит пустующей. Собственниками компаний «Модуса» по-прежнему числятся Лещенко или ОАО «Модус», где Лещенко — основной акционер. В любом случае всё это имущество составляет конкурсную массу, которую предстоит реализовать с торгов. У самого Лещенко запрет на осуществление регистрационных действий. Таков итог его бизнеса длиной почти в 25 лет.

«Зачастую собственник принимал те или иные стратегические и управленческие решения на основании полученных субъективных данных от определённых лиц управляющей компании, которые курировали “Модус” в регионах и подавали информацию под выгодным исключительно для себя соусом, ставя во главу угла свои личные амбиции, а не успех и прибыльность компании, — говорит бывший топ-менеджер “Модуса”. — Вероятно, зачастую собственник не всегда понимал объективную ситуацию на местах, и донести свою позицию в противовес определённым персонажам было невозможно. Также одна из ошибок — это позиция практически на всех переговорах с партнёрами различных уровней — взять на себя заведомо невыполнимые обязательства, “отжать” для себя под эти обещания выгодные условия, получить их от партнёра, свои обязательства впоследствии не выполнить».

В 2017 году, когда текущие финансовые ресурсы истощились, а новое финансирование ждать было неоткуда, собственник произвёл пересмотр системы управления в ГК. Изменение заключалось в полном переносе ответственности за получение нового финансирования, сохранение текущих оборотных денежных средств и оплату по действующим обязательствам на руководство региональных компаний. «Поддержки из центрального офиса больше не будет, каждый сам за себя, — продолжает бывший топ-менеджер “Модуса”. — Мы вас сюда привели, теперь вы как-нибудь сами…»

До изменения системы управления очередная новая кредитная линия получалась на одну из региональных компаний, входящих в ГК, полученные кредитные транши использовались для пополнения оборотных средств для всех компаний, входящих в ГК. Далее вся ГК отвечала перед обязательствами за данный кредитный транш, выданный на одну из региональных компаний. После структурных изменений каждый регион остался с кредитным портфелем, который выдавался и тратился на всех, а расплачиваться отныне нужно каждому за себя.

«Сбербанк капитал» и «СБК Геофизика» на запрос «Эксперта ЮГ» не ответили. Сам Лещенко тоже предпочёл не отвечать, хотя вопросы о «Модусе» направлялись ему в различные мессенджеры. Его знакомые говорят, что «Алексей Васильевич часто сидит в “Фейсбуке”, иногда просматривая страницы своих бывших менеджеров, ставя им лайки».

«Кризис 2014–2015 годов сильно ударил по автодилерам. Причины разные: кто-то сделал слишком большие вложения и не смог отчитаться по кредитам, другие поставили не на те бренды... Ведь помимо “Модуса” рухнули и такие крупные автохолдинги, как “Дженсер” и “Независимость”. Соответственно в выигрыше остались те, кто смог грамотно выстроить свою стратегию развития — тот же “Ключавто”, например. По всей видимости, количество дилеров в стране и дальше будет снижаться» — говорит руководитель пресс-службы «Автостата» Азат Тимерханов.

Новости партнеров

«Эксперт Юг»
№3 (440) 1 марта 2020
«МОДУС» ПРИЕХАЛ
Содержание:
Реклама