"Очевидная выгода - главная политика"

Виктор Белимов
23 декабря 2002, 00:00
  Урал

- убежден президент АО "Ханты-Мансийский банк" Дмитрий Мизгулин

В уходящем году самыми, пожалуй, популярными словами в деловой среде были "инвестиции" и "ВТО". Россия в целом не нашла ответ, на какие средства ей развивать производственный сектор перед нашествием товаров со всего мира. Но этот ответ пытаются отыскать в конкретных регионах - местные власти и банки.

В реализации инвестиционных проектов в Ханты-Мансийском автономном округе особая роль отводится Ханты-Мансийскому банку. Его учредитель - правительство округа - размещает в нем свои счета. Считается, что "легкие" бюджетные деньги развращают. Но в ХМАО за год сумели отладить механизм, при котором средства бюджета эффективно работают на развитие производства. Это уже сказывается как на состоянии экономики ХМАО в целом, так и на положении банка в частности. За год его кредитный портфель вырос на 3 млрд рублей и составляет сегодня 4,5 млрд рублей. Валюта баланса нетто возросла в два раза и составила на 1 октября 16,5 млрд рублей. Валовые доходы превысили к началу октября прошлогодний уровень на 15%.

Нынешний год стал для Ханты-Мансийского банка юбилейным (подарок себе - новое здание головного офиса). Юбилей дал повод не только для подведения первых серьезных итогов, но и для корректировки жизненных установок. Обо всем этом - интервью президента банка Дмитрия Мизгулина.

- Считается, что если банк создан органом госвласти, то он реализует важные политические установки...

- Нам работать и проще, и сложнее. С одной стороны - бюджетные деньги, с другой - высочайший уровень ответственности за их рациональное использование. Что до политики, то мы не реализуем какие-то сказочные идеи вроде сборки самолетов в Югре. Все наши проекты выверены с коммерческой точки зрения, но и укладываются в основные задачи, стоящие перед органами власти. Например, 2002 год прошел под флагом интеграции севера и юга Тюменской области. Наш банк фигурирует как участник во многих проектах, обсуждаемых губернаторами ХМАО, Ямала и Тюменской области. Например, за счет собственных средств мы проинвестировали реконструкцию на крупнейшей в Европе птицефабрике "Боровская" Тюменской области: более 70 млн рублей ушло на замену оборудования. Какая бы власть не стояла на дворе, лес в нашем округе рубили и будут рубить. Когда-то до Приобья специально были подведены две железные дороги. А в 60-е годы через Ледовитый океан в Обскую губу приходили за лесом английские сухогрузы, они же, кстати, доставляли британской королеве и сосьвинскую селедочку. Поэтому для нас нет никакой политики в том, что мы инвестируем в два деревообрабатывающих комбината. Есть очевидная выгода. Так, в Нягани уже построен завод по производству клееного шпонированного бруса. Продукция будет поставляться на экспорт. Мы выдали льготные кредиты Нижневартовской птицефабрике, 600 млн рублей "весит" наша программа по развитию ипотечного кредитования, которую мы реализуем совместно с окружным внебюджетным фондом "Жилище", мы кредитуем желания связистов и авиаторов внедрять новые технологии. Наши деньги работают и за пределами округа. Например, 2 млн долларов получила типография Новосибирска - на закупку нового оборудования. На разработку Тимано-Печерской группы месторождений строителям дали гарантии на крупную сумму. Деньги нельзя "загнать" в пределы одного субъекта.

- Какова технология отработки инвестпроектов?

- Они формируются из нескольких составляющих. Первая - внебюджетные фонды правительства округа. Что-то выделяют непосредственно предприятия. Финансовое обслуживание проектов, конечно, приоритет банка. Гарантом для нас - то, что пакеты акций многих предприятий принадлежат тем же Фондам. Образуется цепочка, позволяющая эффективно распоряжаться деньгами, создавать новые рабочие места. Конечно, это нельзя назвать инвестициями в общемировом понимании этого слова. Это, если хотите, инвестиции по-русски, потому что на вложенные реальные деньги все же создаются конкретные материальные ценности. Хотя ведь есть вещи априори некоммерческие. Да, мы кредитуем золотодобычу, кварцевый проект на Приполярном Урале. Но ни одна компания не будет делать геологоразведку, тянуть к месторождениям дороги, электросети, газ - словом, создавать инфраструктуру. Во всем мире это забота государства. Самоокупаемая, кстати.

- Какие задачи стоят сегодня перед банком?

- Весь уходящий год мы занимались развитием филиальной сети. Появился филиал в Нефтеюганске. Других четыре города открыла для нас покупка Комвесбанка. В ближайшем будущем мы обозначим свое присутствие еще в трех городах округа, а затем в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. В свое время мы упустили кое-что в развитии международных связей. Теперь наверстываем. Из самых последних новостей отмечу Протокол о сотрудничестве с немецким Commerzbank AG. На данный момент мы активно работаем над повышением статуса банка в международных платежных системах. Совместно с правительством ХМАО разрабатываем проект "Социальная карта" - безналичной выдачи социальных пособий. Вообще, мы готовы к широкомасштабному внедрению в сферу розничных банковских услуг, в частности пластикового бизнеса. Естественно, власти ХМАО будут нам помогать, как башкирские помогают "своему" банку УралСиб, а столичные - банку Москвы. Но административный рычаг не является для нас приоритетным. Об этом говорит уже такой факт: в 50-тысячном Ханты-Мансийске работает шесть кредитных учреждений.