Провинциальная география

Как местный театр становится мировым

Возникшая 13 лет назад в Екатеринбурге хореографическая компания в результате мозгового штурма дала себе имя "Провинциальные танцы". Назвавшись провинциалами, молодые танцовщики декларировали прежде всего свободу от модных столичных течений, от устоявшихся традиций. Мы ни на что не претендуем, говорили они, просто танцуем, как нам нравится. Сейчас название "Провинциальные танцы" - брэнд, о смысле которого не задумываешься, ну, к примеру, как о содержательной части титула газеты "Комсомольская правда". Театр же "Провинциальные танцы" стал одним из самых непровинциальных, неместечковых явлений, возможно, всего Уральского региона. В своей деятельности он воплощает мировые танцевальные тенденции, сохраняя при этом самобытность.

Ныне в среднем две недели в месяц театр или его хореограф работают на чужбине. С коллективом знакомы многие государства Европы, Северная Америка освистывала его выступления (американцы свистят - значит любят). В Екатеринбурге немало интересных творческих коллективов, ярких лидеров в сфере искусства. Но почему-то именно "провинциалы" оказались столь востребованы миром. Каким должен быть культурный продукт, чтобы выдержать серьезную конкуренцию на мировом рынке искусства? И как должны сложиться обстоятельства, чтобы регионалов узнали в разных точках земли, оценили и захотели видеть еще и еще?

Курение на сцене полезно для зрителя

...Со сцены потянуло дымком. В темноте зажглись тусклые огоньки сигарет. Еще до последней премьеры "Полеты во время чаепития" поклонники театра были наслышаны: хореограф заставила артистов курить во время танца, тем, кто не имел этой вредной привычки, пришлось ею обзавестись... "Полеты" вообще стали полетом фантазии постановщика. Татьяна Баганова изобрела особую пластику полукомических, игрушечно-заводных движений. В спектакле есть совершенно оригинальные приемы, например "танец волос": их обмакивают в воду, а затем рисуют фигуры полетом волос и воды. Однако важны не столько сами придумки и новшества, сколько их гармоничное сочетание. Курят здесь не ради эпатажа: это нюанс, без которого ткань спектакля что-то утратит. Вообще "разбор полетов" происходит после, во время же представления зритель пребывает в состоянии транса, завороженности необычным и красивым действом.

В репертуаре театра 15 спектаклей, отдельные пластические миниатюры. Они разноплановы, но это всегда особый пластический язык и высокий исполнительский уровень. Труппа дважды проходила стажировку на международной базе American Dance Festival, обучалась на мастер-классах многих европейских хореографов. Большинство танцовщиков имеют высшее хореографическое образование. Однако само по себе качество продукта, подтвержденное многочисленными профессиональными наградами, еще не объясняет, почему он пришелся по вкусу зрителям не только России. Очевидно, он содержит нечто, на что имеется неудовлетворенный спрос.

Театр "Провинциальные танцы" практически ровесник направления contemporary dance в российском искусстве. Наш современный танец молод. Он уже дозрел до приличного технологизма, но еще не утомил сам себя, не дошел до кризиса среднего или даже старшего возраста, какой переживает современный танец за рубежом. Поразительный факт: иностранные хореографы переезжают жить в Россию или ставят спектакли для российских компаний. Перспективу они видят именно здесь. Голландец Ат Хуге провел свой последний фестиваль в Дюссельдорфе и перебрался в Челябинск. Международные фестивали раз за разом подтверждают: как некогда русский балет, так сегодня российский contemporary dance вносит свежую струю в мировую хореографию.

Свежесть эта чисто русского свойства - обращенность к сердцу, значимость содержания. В иностранных постановках, судя по нередким для Екатеринбурга примерам, главенствует разум, формальные изыски, техника на грани спорта. Россияне же на этом фоне выглядят, может, несколько наивными, но эмоциональными, чувственными, открытыми. В мире востребован наш российский душевный менталитет, когда он не слащав, а выражен в формах, близких западному зрителю. Эстетика "Провинциальных танцев", всегда любопытная с чисто формальной стороны, основана, однако, на жестком подчинении внешнего движения движению внутреннему.

Вечный вопрос и национальный момент

Движение - язык, не требующий перевода. Однако его нельзя считать вненациональным, уверена Татьяна Баганова: "Недавно завершила работу во Владикавказе над проектом "Нартский эпос". Теперь знаю на сто процентов: никогда не смогу выполнять движения руками, как осетинские девушки. Это момент физиологии, как узкие глаза у китайцев. У каждого народа своя пластика". Не ставя такой задачи, Баганова исследует этимологию движения, обращаясь то к грузинской народной музыке, то к еврейской, бразильской, японской и, конечно, русской.

И здесь возникает любопытный эффект перетекания национальных признаков. "Полеты во время чаепития" сначала были поставлены в США. Среди отзывов прозвучало мнение, что в основе лежат образы русского фольклора или действительности. В России же спектакль показался как раз очень западным. "Кленовый сад" задумывался Багановой затяжной и грязной уральской весной с ее черными улицами и деревьями еще без листьев, но уже без снега. Поставлен был опять же в Америке, и типичный российский пейзаж трансформировался в типичный американский, где цвет несостоявшейся весны обыгрывался цветом кожи некоторых исполнителей. А самый национальный по содержанию спектакль "Свадебка" о народных традициях русской свадьбы вышел из фольклорных рамок и превратился в философскую притчу о страхе человека перед неизведанным.

Вечные темы, поданные в современных одеждах с ненавязчивыми национальными аксессуарами, делают постановки "провинциалов" интересными для зрителей разной национальной принадлежности.

За славой и на заработки

Однако для географической подвижности коллективу недостаточно быть талантливым, чувствовать время и быть желанным повсюду. Провинциальный парадокс: чтобы прославиться на стороне, нужно, чтоб было неуютно на родине.

С одной стороны, "Провинциальным танцам" грех жаловаться. Они и не жалуются: коллектив собрал завидную коллекцию престижных наград и безусловно успешен. С другой стороны, успех этот творческого характера, но не материального.

Театр не имеет "стационарной" финансовой основы. Постановки делаются на средства или доброжелателей, или по заказу различных хореографических компаний. Артисты не получают зарплату, существуют на гонорары. Это нормальное состояние для антрепризы, но не для постоянной труппы, большой даже по международным меркам. В прошлом сезоне несколько месяцев жили за счет крупного столичного проекта с государственным финансированием. Плюс гастрольные поездки, благо есть выбор. Менеджер Алексей Пеньков откровенен: порой предпочтение отдается выступлениям, например, в Омске, где оплачивают проживание и командировочные расходы, а не в родном городе. Каждое представление в Екатеринбурге - инициатива театра, которая оплачивается из его же кармана: аренда помещения, реклама, работа вспомогательных служб. Выручает, что театр имеет репетиционную базу в областном Доме народного творчества, а его основная сцена в Театре юного зрителя предоставляется по безусловно льготным расценкам.

Творческое благополучие помогает сводить концы с концами. Но творческое благополучие требует и иного финансирования. Уровень коллектива таков, что просто обидно предоставить его самому себе. Екатеринбург ничем не держит "Провинциальные танцы", кроме той энергетики, которая вызвала их к жизни и продолжает питать.

В Челябинске есть муниципальный Театр современного танца, которым руководит Ольга Пона. В Екатеринбурге немало куда менее самобытных коллективов, чем "Провинциальные танцы", взятых на баланс областного или городского бюджетов. Конечно, слабые требуют поддержки, сильные выживают сами. Однако в своей "провинции" мы видим "провинциалов" раз пять в год, а не в месяц. Хотя нет худа без добра: каждый спектакль становится событием.

Екатеринбург