Третий поход на Уфу

Сергей Логинов
8 сентября 2003, 00:00
  Урал

Башкортостан переживает небывалый накал оппозиционных страстей

К предстоящим в декабре президентским выборам в Башкирии приковано особое внимание политических и промышленных элит. Причина очевидна - специфический характер национальной республики: региональная экономика, крупнейшая по промышленному и природному потенциалу, держится под тотальным контролем власти во главе с президентом Муртазой Рахимовым.

Сенатор от Алтая Ралиф Сафин, бывший первый вице-президент ЛУКойла и отец певицы Алсу, которого прочили в основные соперники Рахимова, предпочел альянс с действующим руководством Башкортостана и уже сошел "со сцены". Однако драматизм предвыборная ситуация в республике не утратила: у оппозиции появился новый фаворит.

В Башкирии за несколько последних месяцев сложились два основных лагеря, принципиально противостоящих друг другу. Это команда Муртазы Рахимова, вот уже 14-й год руководящего республикой, и лагерь оппозиционных сил, "знаменем" которого стал Сергей Веремеенко, коренной уфимец, известный финансист, бывший председатель правления Межпромбанка, одного из крупнейших банков России. Он, правда, еще не заявил публично о намерении бороться за президентство, ограничившись лишь обещанием "активно участвовать в политической жизни республики". Однако то, что именно он является вдохновителем оппозиции, ни для кого не секрет.

Империя под ударом

На первых выборах президента республики в 1993 году Муртазе Рахимову противостоял Рафис Кадыров, глава банка "Восток", амбициозный бунтарь-одиночка. Он не имел серьезной поддержки и в итоге остался и без президентства, и без банка. На вторых выборах, в 1998 году, позиции Муртазы Рахимова были настолько сильны, что основным его оппонентам - главе общественного движения "Русь" Александру Аринину и экс-премьер-министру республики Марату Миргазямову - не удалось даже добиться включения в избирательные бюллетени. Выборы прошли, по сути, безальтернативно: для соблюдения законности в противовес Рахимову выдвинули однозначно формальную фигуру главы регионального минлесхоза.

На этот раз предвыборный пасьянс лег иначе. Рахимову противостоят силы, имеющие мощную поддержку федерального центра и базирующиеся на платформе наступательной политики Кремля в отношении регионов. Можно сказать, что администрация Рахимова, сама вручила этот козырь оппонентам: за последнее десятилетие она неоднократно злоупотребляла суверенитетом, игнорировала и попирала федеральное законодательство в области экономики, гражданских прав и свобод. Поэтому сегодня у Веремеенко и его единомышленников достаточно материала, чтоб "вскрывать, разоблачать и предавать публичной оценке" прошлые и нынешние деяния башкирских властей. Его команде удалось за последние месяцы сплотить разные силы, оппозиционные нынешнему руководству (местных коммунистов, "яблочников", ряд молодежных и татарских национальных организаций), привлечь на свою сторону влиятельных персон из числа некогда работавших в республике, но не нашедших общий язык со своенравным Рахимовым или поднявшихся в федеральную когорту высокопоставленных чиновников.

Торг между Кремлем, руководством республики и крупными финансово-промышленными группами еще впереди: выборы президента в Башкирии накладываются на парламентские, а в уме при этом держатся еще и весенние выборы президента РФ

Обширные и весьма высокие связи башкирской оппозиции в околокремлевских кругах позволили ей привлечь внимание федерального центра к существенным нарушениям в республике в сфере распоряжения нефтяными ресурсами региона, в деятельности регионального МВД. Так, с подачи оппозиции инициированы нашумевшие проверки республиканских органов Счетной палатой и МВД РФ. В силу пристального внимания федерального центра к положению дел в Башкирии рахимовская команда в значительной мере потеряла контроль над местными силовыми структурами - налоговой службой, Верховным судом, прокуратурой. В результате проверки министерства внутренних дел РФ, проведенной по запросу лидера башкирских коммунистов Валентина Никитина, серьезную кадровую перемену претерпело республиканское МВД: согласно приказу министра Бориса Грызлова от 10 июля отправлен в отставку первый замминистра Николай Патрикеев, курировавший работу криминальной милиции, а министр Рафаил Диваев предупрежден о неполном служебном соответствии и до 1 октября должен устранить "выявленные недостатки" в работе ведомства. Проверка законности некоторых сторон деятельности Диваева продолжается до сих пор. Все это заставило команду башкирского президента серьезно поволноваться: по неофициальным данным, Муртаза Рахимов лично обратился к Владимиру Путину с просьбой прекратить масштабную "атаку на республику". Как утверждают в кулуарах, президент РФ предпочел нейтралитет.

Зато фигура Сергея Веремеенко, еще недавно известного в основном в кругах деловой российской элиты, благодаря масштабной и скандальной кампании стала узнаваема в Башкирии.

От добра добра не ищут

Самые громкие разоблачения действий башкирских властей произошли, как и следовало ожидать, в нефтяном секторе, основном для республиканской экономики. Сначала нашумела так называемая "байконурская" история: в 2000 году большая часть башкирских нефтеперерабатывающих установок была передана в аренду фирмам, зарегистрированным в оффшорной зоне Байконур (Казахстан). МНС РФ, а вслед за ним ряд судов, пришли к выводу, что договоры аренды мнимые, заключены с целью ухода от уплаты акцизов на нефтепродукцию, и потребовали возврата недоуплаченных 12 млрд рублей. Из-за разногласий по этому эпизоду с руководством министерства был отправлен в отставку глава Управления МНС по РБ Рашит Саттаров. На его место был назначен Александр Веремеенко, брат главного оппозиционера, незадолго до того под нажимом республиканских властей снятый с должности генерального директора газпромовской "дочки" Баштрансгаза.

А в конце июля разразился новый скандал. Как выявили аудиторы Счетной палаты РФ, учинившие проверку деятельности местного Минимущества, "тихая" приватизация местной нефтяной отрасли в республике уже состоялась - к великому огорчению представителей деловых кругов, долго ожидавших обещанной президентом Башкирии приватизации предприятий ТЭКа.

"Знаменем" оппозиционных сил стал Сергей Веремеенко, коренной уфимец, известный финансист, бывший председатель правления одного из крупнейших банков России - Межпромбанка

Башкирское правительство более десяти лет жестко контролировало ведущие предприятия республиканской "нефтянки". И когда президент РБ завел речь о возможности приватизации нефтяного комплекса, деловой мир и аналитики фондового рынка замерли в ожидании: крупнейший в стране по объемам производства нефтеперерабатывающий комплекс, один из последних неприватизированных секторов в России, явно интересовал ЛУКойл, ТНК, Татнефть, Сургутнефтегаз и другие ведущие российские компании, рассчитывающие на проведение открытого конкурса. Некоторые, в частности " Восток-Нафта" и Basic Element Holding, поторопились даже застолбить позиции, аккумулировав в общей сложности около 10% акций Башнефти. Новая волна инвестиций, остро необходимых башкирскому ТЭКу, открыла бы для него, по мнению потенциальных инвесторов, второе дыхание.

Ожидания, как выяснилось, были напрасны. В Башкирии не собирались терять контроль над ТЭКом. Во-первых, потому, что это главный донор местного бюджета, во-вторых, хозяйствуют в ТЭКе близкие Муртазе Рахимову люди: до последнего времени советы директоров Башнефти, Башнефтехима, Башкирской топливной компании и Башкирэнерго возглавлял его единственный сын Урал. Видимо, башкирское руководство напрягла перспектива смены собственников и руководства заводов, ревизия деятельности предыдущих их распорядителей. (К примеру, за настоятельным требованием МНС РФ к уфимским НПЗ погасить "байконурские" долги в республике увидели попытку обанкротить заводы в интересах конкретных олигархов, заинтересованных в их последующей скупке за бесценок.) Главный свой козырь - республиканский ТЭК, необходимый в том числе и для предвыборного торга с влиятельными силами - руководство Башкортостана попыталось оставить в своих руках.

Два кармана одного пиджака

В августе прошлого года указами Рахимова Башкирской топливной компании (БТК) и Башкирской нефтехимической компании, которым правительство республики передало в свое время в управление, а потом и в собственность контрольные госпакеты акций ведущих предприятий башкирского ТЭКа, разрешили продать эти самые акции на свободном рынке. (Принципы организации БТК и Башнефтехима - отдельный разговор: по мнению экспертов Счетной палаты РФ, созданы компании незаконно, с использованием не предусмотренного федеральными законами механизма приватизации госсобственности, без продажи акций предприятий, как полагается, на открытых аукционах и без закрепления части акций в федеральной собственности.)

12 апреля этого года БТК и Башнефтехим без каких бы то ни было тендеров и аукционов передали контрольные пакеты акций Башнефти, четырех НПЗ и Башнефтепродукта с суммарным годовым оборотом в 1,5 млрд долларов семи малоизвестным ООО, отпочковавшимся от Башнефтехима в ходе его реструктуризации и оказывающим башкирским НПЗ транспортные, охранные, общепитовские и иные вспомогательные услуги. БТК продала 63,72% акций Башнефти и госпакет акций Башкирэнерго за 7,556 млрд руб. Башнефтехим освободился от акций ОАО "Новоуфимский НПЗ" (НУНПЗ), " Уфимский НПЗ", " Уфанефтехим", " Уфаоргсинтез" и " Башнефтепродукт" за 5,667 млрд рублей. Во владение контрольным пакетом "Башнефти" вступили ООО "Таймас", " Соцсервис" и охранное предприятие " Щит" (по 19% акций компании). Акции уфимских НПЗ и Башнефтепродукта были распределены между тем же ООО "Таймас", "Соцсервис", "Щит", а также ООО "АТП-99", "Нефтехимтранс", "Химспецтранс" и "Предприятие механизации и транспорта нефтепереработки".

Аудитор Счетной палаты Владислав Игнатов, проводивший проверку в Башкирии, назвал сделку "беспрецедентным случаем хищения активов из федеральной собственности в истории нефтеперерабатывающих компаний России": аналитики оценивают стоимость переданных активов более чем в 2 млрд долларов, а контрольные пакеты акций предприятий башкирского ТЭКа достались семи ООО по минимальной цене. Выводы Палаты получили подтверждение в отчетности башкирских предприятий ТЭКа за второй квартал этого года по линии ФКЦБ.

24 июня новые собственники башкирского ТЭКа, 19 учредителей перечисленных ООО, решили внести доставшиеся им предприятия в оплату уставного капитала нового холдинга - ООО "Башкирский капитал". О совладельцах ООО известно мало. Одна из них, Наталья Караваева, работала секретарем у Урала Рахимова, а Александр Зырянов и Евгений Максимов, учредитель и руководитель "Щита" соответственно, служат в его охране. В "Соцсервисе" числился до гибели Валерий Сперанский, главный финансист Башнефтехима, застреленный неизвестным пару лет назад. Перечень участников комбинации, по-видимому, тасовался не раз: в имеющемся в редакции проекте протокола внеочередного собрания Башнефтехима вместо семи фирм в качестве потенциальных приобретателей акций фигурировали пять других, в том числе ООО "Бюро правовой экспертизы" (юридическая фирма, обслуживающая Башнефтехим, от которой в советы директоров разных компаний выдвигался Урал Рахимов) и некое ООО "Кунаксыл". Часть акций завода "Новойл" предполагалось отдать Башнефти. Это обстоятельство свидетельствует о том, что точный состав соучредителей ООО "Башкирский капитал" был не так уж важен. Выбранные фирмы, как оказалось, служили лишь рабочим инструментом в сложной комбинации.

Прояснилась комбинация в августе, когда сделки по скупке-продаже акций ТЭКа продолжились неожиданным образом: семь пресловутых ООО перепродали свои доли в уставном капитале ООО "Башкирский капитал", составляющем 13,4 млрд рублей, семи другим предприятиям. На этот раз покупателями акций выступили... сами предприятия ТЭКа. По неофициальным данным, "Таймас", чья доля в ООО "Башкирский капитал" составляла 29,46%, продал ее Уфимскому и Новоуфимскому НПЗ; "Соцсервис" (27,91%) - НУНПЗ и Уфанефтехиму; "Щит" (27,9 %) - Уфаоргсинтезу, Башнефти и НУНПЗ; АТП-99 (5,52%) - Башнефти; Химспецтранс, Нефтехимтранс и предприятие механизации и транспорта нефтепереработки (по 3,07%) - Башнефти, Башнефтепродукту и Башкирэнерго. В итоге доли в ООО "Башкирский капитал" распределились так: по 19,99% имеют Башнефть, Новоуфимский, Уфимский НПЗ и Уфанефтехим, 15% - Уфаоргсинтез, 4,3% - Башнефтепродукт и 0,74% - Башкирэнерго. Цена сделки при этом отличается от первоначальной минимально, цена акций почти не возросла. На первый взгляд кажется, что владельцами контрольных пакетов акций предприятий башкирского ТЭКа в итоге стали они сами. Но только на первый взгляд.

Все вокруг мое

В Башкирии многие сочли, что к такому приватизационному финту башкирское руководство принудил отчет Счетной палаты, тяжело аукнувшийся Муртазе Рахимову в кремлевских коридорах. Передача права распоряжения пакетами акций от никому не известных частных лиц самим предприятиям, на взгляд наблюдателей, должна была как-то сгладить негативное впечатление от предыдущей сделки и подкорректировать имидж башкирского президента как радетеля не частных, а государственных интересов.

Вынужденное держать публичный ответ, башкирское руководство заявило, что многоступенчатая комбинация с самого начала имела целью предотвратить "увод акций башкирского ТЭКа по дешевке в частные руки". В интервью местным СМИ бывший президент Башнефтехима Виктор Ганцев, назначенный на днях генеральным директором ООО "Башкирский капитал", опроверг обвинения в расхищении госсобственности. Он заявил, что проведенная комбинация, напротив, не что иное, как впервые примененный в России опыт западных стран по защите "национальной собственности от расхищения во времена нестабильной экономики". На Западе, доказывал Ганцев, собственность государства в процессе приватизации включалась в уставные капиталы банков, а те в свою очередь получали долю в собственности крупных предприятий. В Башкирии, по его словам, роль банков исполнило ООО "Башкирский капитал", которое взяло на себя роль буфера: учреждением этого ООО достигнуто "взаимопроникновение долей собственности заводов в уставный капитал управляющей компании и наоборот".

Впервые накануне выборов президента Башкортостана Муртазе Рахимову противостоят силы, имеющие мощную поддержку федерального центра и базирующиеся на платформе наступательной политики Кремля в отношении регионов

Спасая собственность от "чужих олигархов", в республике, однако, упорно молчат о том, что новые распорядители акций башкирского ТЭКа играют сегодня роль того козла, которому поручили сторожить капусту. В итоге прошедшей приватизации государство окончательно потеряло рычаги контроля над крупнейшими башкирскими компаниями: "Башкирский капитал" правомочен в любую минуту, опять-таки без всяких тендеров, необходимых при продаже госсобственности, продать акции предприятий кому заблагорассудится. Сами предприятия ТЭКа не получили в итоге реализации схемы живых денег, которые можно было бы вложить в производство. Федеральный и республиканский бюджеты также остались ни с чем. Семь пресловутых ООО не расплатились за акции, переданные им на первом этапе операции, и их долги "повисли" на балансе БТК и Башнефтехима в виде дебиторской задолженности в размере 13,4 млрд рублей с туманными перспективами погашения. Возможно, за них с БТК и Башнефтехимом рассчитаются собственники "Башкирского капитала" - сами предприятия башкирского ТЭКа. Но это расшатает их экономическое положение: вместо того чтобы получить, как в итоге любой нормальной приватизационной схемы, приток инвестиций, они приобретут финансовые проблемы. За акции, скорее всего, придется рассчитываться новообразованному холдингу, а для этого ему придется продать около четверти своих паев какому-нибудь инвестору.

Однако даже после этого холдинг в полной мере сохранит контроль над входящими в него предприятиями, на что и был, очевидно, расчет. Ведь главный итог операции - извлеченная башкирскими властями гарантия того, что ТЭК республики останется под их контролем даже в случае отставки Муртазы Рахимова: у руля в совете директоров "Башкирского капитала" - Урал Рахимов.

Сначала было слово

Впрочем, еще большой вопрос, останутся ли эти сделки в силе. Аудиторы Счетной палаты высказали сомнения в их законности, обвинили власти Башкортостана в "хищении государственной собственности" и направили выводы в Генпрокуратуру РФ.

Не дремлет и республиканская оппозиция. Ее представители считают проведенную комбинацию "грабежом народа республики". По подсчетам Сергея Веремеенко, каждый житель республики, включая младенцев и стариков, потерял в результате этой операции 4 тыс. долларов. Как считают некоторые уфимские юристы, у оппозиции есть все шансы настоять на том, чтобы повернуть сделки вспять, признав их незаконными.

Интересно, что комбинации башкирских властей могли бы и вовсе не стать достоянием общественности, если бы не тщательно спланированная информационная политика оппозиции. Официальная местная пресса никогда не отличалась "свободой слова", поэтому ставку сделали на создание собственных информационных каналов. Информационная блокада прорвана: число оппозиционных изданий растет с каждым днем, наряду с газетами тиражируются дайджесты публикаций столичных газет, доступ которых к массовому читателю в Башкирии ограничен. Издания, как правило, бесплатно раскладываются по почтовым ящикам и имеют тиражи до 300 тысяч экземпляров - это больше, чем у официальных республиканских газет. Ожидается, что в ближайшее время начнется распространение газет оппозиционного толка на башкирском и татарском языках, а также вещание телеканала, альтернативного официальной гостелерадиокомпании "Башкортостан".

Оппозиционные издания традиционно печатаются за пределами республики, в Башкирии на это не отважится ни одна типография. Газету башкирских коммунистов "Наш выбор" тиражируют в Магнитогорске, "Отечество" и "Выбор народа" - в Златоусте (оба - Челябинская область), "Русский обозреватель" - в Оренбурге. Впрочем, как показывает опыт, рискуют и инорегиональные типографии. Недавно в Златоустовской городской типографии ночью был совершен поджог, в итоге типография лишилась нового немецкого печатного станка, на восстановление которого потребуется, по данным администрации, около 400 тыс. рублей. По мнению директора типографии Юлена Зубарева, поджог мог носить заказной характер - в отместку за тиражирование главных башкирских оппозиционных газет. Издатели однозначно восприняли случившееся как политическую диверсию против башкирской оппозиционной прессы. По их словам, в республике в последнее время участились гонения и на распространителей неугодной властям прессы. В августе зафиксировано несколько случаев задержания распространителей газет в разных районах республики. Протесты по этому поводу дистрибьюторы подали в прокуратуру.

Руководство Башкирии не собирается терять контроль над ТЭКом: это главный донор местного бюджета. Да и хозяйствуют в отрасли люди, близкие Рахимову

Основные перипетии предвыборной кампании, предвестником которой выступает ожесточенная информационная война, для Башкортостана, безусловно, впереди. Как впереди и главный торг между Кремлем, руководством республики и крупными финансово-промышленными группами: выборы президента в Башкирии накладываются на парламентские, а "в уме" при этом держатся еще и весенние выборы президента РФ. Многое будет зависеть и от того, кто из претендентов на пост главы республики сумеет обеспечить нужное число голосов избирателей близкой сердцу Кремля "Единой России". И здесь преимущества на стороне действующих башкирских властей, продолжающих удерживать мощный административный ресурс.