Холодное лето 2004-го

Ирина Перечнева
6 сентября 2004, 00:00
  Урал

Потеря доверия населения, рост ставок по кредитам и снижение доходности банковского бизнеса - вот главные итоги июльской финансовой лихорадки

В Екатеринбурге прошло заседание Cовета банковского сектора Уральского федерального округа при полпредстве УрФО. Банкиры региона обсуждали причины кризиса и решали, как преодолеть его последствия. Как сказал председатель правления СКБ-банка Михаил Ходоровский: "Надо провести анализ, оценить наработанный опыт, чтобы больше таких ситуаций не повторялось. А если, не дай бог, случится, действия должны быть более эффективны".

Больше всего у банкиров накопилось претензий к своему надзорному органу. Вице-президент Ханты-Мансийского банка Владимир Мехряков уверен: "В этой ситуации видны явные недоработки Банка России. О проблемах в банке Кредиттраст было известно давно, и банки не раз говорили руководству ЦБ о необходимости введения временной администрации. Но Банк России не хотел брать на себя ответственность и ждал отведенного законом срока, чтобы начать отзыв лицензии. Вот поэтому надо дорабатывать законодательство, чтобы ЦБ не только имел право, но и просто обязан был более оперативно вмешиваться в такие процессы".

Председатель Уральского Банка Сбербанка России Владимир Черкашин считает, что плохо сработал механизм рефинансирования банков: "Нужно расширять инструменты рефинансирования и, если есть необходимость, использовать для стабилизации ситуации резервный фонд Банка России".

Был мальчик, был

К счастью, кризис не перерос в масштабный. Однако его негативные последствия уже ощущает вся экономика. Возможно поэтому оценки ситуации самими банками становятся все резче и объективнее.

Отток вкладов - первая и самая болезненная реакция на любую дестабилизацию в банковском секторе.

- Все, в том числе население, понимают: банковский кризис в России был, и только на уровне всех ветвей власти считается, что это не так, - подтверждает председатель правления Челябинвестбанка Вячеслав Назарец. - О том, что кризис был, говорит главный фактор - существенный отток вкладов населения из банков. Мы потеряли вкладчиков, за которых боролись все последние годы - людей, готовых доверить банкам деньги на средние и длительные сроки. Естественно, у нас снизились возможности для кредитования инвестиционных проектов.

Чтобы компенсировать эти потери и вернуть население в банки, ничего не остается, как повышать ставки по вкладам. И этот процесс начался уже в середине августа. В среднем в регионе ставки выросли на 1 - 2%. Условия депозитов изменили все группы кредитных учреждений: Сбербанк, московские и региональные банки.

Естественно, в такой же пропорции начала расти и стоимость банковских кредитов. Практически все опрошенные нами банки готовятся в ближайшее время поднять ставки по стандартным кредитным продуктам, в том числе потребительским. В первую очередь рост ощутит на себе малый и средний бизнес, а также население.

- Известно, что нефтегазовый комплекс прекрасно финансируется за рубежом, у него никаких проблем не возникнет, - считает Владимир Мехряков. - Пострадает малый и средний бизнес: основные оборотные средства он получал в российских банках.

По мнению руководителя другого крупного регионального банка, привилегированным клиентам - промышленным группам и холдингам - просто никто не решится предложить более дорогие деньги: "Банки будут работать в убыток, но постараются удержать этот лакомый кусочек клиентуры".

Следующий неприятный итог летних потрясений - снижение финансовых показателей самих банков. Чтобы выполнить обязательства перед вкладчиками и не потерять репутацию, им пришлось держать на корсчетах огромные суммы. Кстати, многие банки до сих пор придерживают ресурсы "на всякий пожарный", отвлекая тем самым их из хозяйственного оборота. Начальник финансово-экономического управления СКБ-банка Виктор Морозов констатирует: "В июле банки начали уменьшать ссудный портфель, пытаясь вернуть максимальное количество выданных кредитов, сдерживая выдачу новых. Средний банк "первой шестерки" Свердловской области вынужден был уменьшить кредитные вложения на 70 млн рублей. Таким образом, под влиянием предкризисных явлений банки изымали деньги из экономики региона". В целом за июль активы ведущих банков Урала уменьшились на 100 - 200 млн рублей.

Естественно, все это отразится на доходности банковского бизнеса. С падением прибыли уменьшатся возможности и для развития новых технологий.

Обелили

Чтобы нивелировать негативные последствия, банки региона призывают власти обратить внимание на проблему формирования себестоимости услуг в финансовом секторе. Вячеслав Назарец: "Банковская система работает, с одной стороны, в рыночных условиях, с другой - в режиме жесткого ценового регулирования. цены на наши услуги формируются директивно, исходя из ставки рефинансирования. Между тем рентабельность банковского бизнеса не превышает 3 - 5%, тогда как в промышленном секторе она доходит до 15, а иногда и до 50%". По мнению представителей банковских объединений, во многом это связано с тем, что неверен подход к затратам сектора. "Около 20% банков области работают в арендованных помещениях. Стоимость аренды за последние годы выросла вдвое, при ее расчете к банкам применяются коэффициенты на уровне игорного бизнеса. Если мы хотим, чтобы банковский сектор развивался, надо и относиться к нему по-другому", - говорит исполнительный директор ассоциации кредитных организаций Тюменской области Михаил Микульский.

Однако "по-другому" у государства не получается. Не успела отгреметь "летняя гроза", а над финансовым сектором - новая "туча". 1 августа вступило в силу положение Банка России "О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности". Аналитики уже называют этот документ революционным: по их мнению, он весьма существенно повлияет как на банковский, так и промышленный сектор. В соответствии с новым положением банки при анализе потенциального заемщика должны обращать внимание не только на фактическое состояние его бизнеса, но и на официальную отчетность. При этом основной фактор, определяющий нормы квалификации резервов на возможные потери по ссудам - ликвидный залог в виде недвижимости, потерял значимость. Раньше предприятия, имеющие в собственности хорошие помещения, смело могли идти в банк за кредитом. Теперь им нужно в первую очередь доказать формальную платежеспособность, а уж затем - наличие обеспечения кредита. При этом банки должны уже сейчас пересмотреть свои портфели и увеличить резервы по кредитам тем предприятиям, которые формально показывают убытки и теперь считаются "проблемными". Таким образом, государство пытается убить сразу двух зайцев: приблизить принципы работы банков к международным нормам и заставить предприятия вести бизнес "по-белому", показывать реальные доходы. Как известно, в России очень много предприятий, якобы не имеющих прибыли, но прекрасно исполняющих обязательства перед банками: объем просроченной задолженности в банковском секторе крайне низкий.

- Мы все за легальный бизнес, - комментирует ситуацию заместитель председателя правления ОАО "Меткомбанк" Александр Куприн. - Но за один раз и введением одной инструкции проблему не решить, не станет наша экономика более легализованной. Такие вещи надо проводить поэтапно.

Этой же точки зрения придерживается и Владимир Мехряков: "Разработчики нового положения утверждают, что оно соответствует международным стандартам, и коль мы стремимся к МСФО, мы должны вводить такие нормы. Но мы еще не на Западе: у нас переходная экономика, это надо учитывать".

Все банкиры уверены, что итогом введения нового положения станет еще одна волна сокращения объемов кредитования промышленного сектора. Банки не станут выдавать "проблемные" кредиты пусть даже очень хорошим предприятиям: создание дополнительных резервов приведет к снижению их собственного капитала.

Екатеринбург