Временная передышка

Тема недели
Москва, 14.12.2009
«Эксперт Урал» №48 (402)
Правительство РФ обеспечило Уралвагонзаводу финансовую и лоббистскую поддержку. Но чтобы поправить положение, заводу придется самостоятельно налаживать отношения с заказчиками, повышать качество продукции, снижать ее себестоимость. А для этого нужна принципиальная модернизация производства

К приезду премьер-министра России Владимира Путина в Нижнем Тагиле готовились основательно: в мороз покрасили заборы и бордюры по пути следования кортежа, выскребли трассу Екатеринбург — Нижний Тагил. На полигон Нижнетагильского института испытания металлов «Старатель» выгнали для показательных выступлений танки Т-90, БМП и бронированные КамАЗы, а в Доме культуры устроили презентацию программы спасения моногородов.

Суета понятна: визит вызван сложной ситуацией на Уралвагонзаводе (УВЗ), одном из градообразующих предприятий  города. В штате машиностроительного гиганта числится около 32 тыс. человек: это 22% от числа занятых на средних и крупных предприятиях города.

Вагончик тронется

Проблемы у предприятия начались весной 2009 года. Завод столкнулся с двукратным падением спроса на основную продукцию — грузовые полувагоны. РЖД, главный покупатель, вдвое сократили инвестпрограмму и практически полностью отказались от услуг завода (соглашение между компаниями на 2008 — 2010 годы предусматривало поставку 40 тыс. грузовых вагонов). «Дочка» монополиста — Первая грузовая компания (ПГК) — заказала лишь 4 тыс. полувагонов и 2 тыс. цистерн. Ссылались РЖД и на другую причину — неудовлетворительное качество продукции. В ответ УВЗ обвинил партнера в том, что тот ломает цены: завод, по настоянию государства, вынужден был снизить цену на вагон на 26% до 1,2 млн рублей.

Недостаток заказов привел к недозагрузке вагоносборочных цехов (для безубыточного производства необходимо выпускать 1,5 тыс. вагонов в месяц). С 1 марта в вынужденные отпуска было отправлено 6,5 тыс. сотрудников. К апрелю дорожный заказ уже выполнили, и цифра «отпущенников» увеличилась до 11 тыс. человек. Буквально через несколько дней после этого был отстранен от должности генеральный директор УВЗ Николай Малых, руководивший заводом 12 лет. На его место назначили Олега Сиенко, возглавлявшего завод «Лепсе» (входит в «Ростехнологии»). Официальная причина — необходимость санации бизнеса и вывода завода из кризиса. Однако количество находящихся в вынужденных отпусках все равно росло: к 1 мая — 20 тысяч. Работа продолжалась только в цехах, обеспеченных оборонными заказами.

Cитуация c заказами на вагоны начала выправляться только к октябрю: несколько оживился спрос со стороны частных перевозчиков. Но главным импульсом послужило создание УВЗ и Транснефтью совместного предприятия в рамках нефтегазового проекта «Восточная Сибирь — Тихий океан».  Согласно контракту, УВЗ должен был в течение 12 месяцев внести в уставный капитал компании 5,5 тыс. железнодорожных цистерн. Правда, многие участники рынка утверждают, что решение принято исключительно для поддержки завода: на рынке предостаточно свободных цистерн, и без УВЗ можно было обойтись. Как бы там ни было, в декабре загрузка вагоносборочного производства составила примерно 80% — 1,3 тыс. единиц подвижного состава. Все это позволило вернуть большую часть персонала из вынужденных отпусков.

Однако за время простоя у завода образовалась другая глобальная проблема — финансовая. Он накопил долгов на 61 млрд рублей: 40 миллиардов — перед банками и держателями облигаций; около 15 миллиардов — лизинговые обязательства; остальное — задолженность по векселям и перед поставщиками. Естественно, поставщики частично прекратили отгрузку комплектующих.

Перспектив для покрытия долга не предвиделось — он вдвое превышал прошлогодний годовой оборот. В машиностроительных кругах заговорили о возможном банкротстве завода, а финансисты в один голос заявляли, что без прямого вливания государственных средств не обойтись.

Так что премьера ждали в Нижнем Тагиле с нетерпением. Интригу обострил глава Счетной палаты РФ Сергей Степашин, заявивший накануне визита, что у Путина есть «красивое решение» проблем УВЗ.

Прилетит к нам волшебник

Тезисы,  озвученные Владимиром Путиным 9 декабря на совещании по развитию оборонно-промышленного комплекса, действительно производят впечатление.

Первым делом он похвалил новое руководство завода, заявив:

— Я считаю, уже удалось вывести предприятие на уровень в целом успешного 2007 года. Более того, по гражданским заказам полностью сформирован пакет на 2010 — 2011 годы. Среди заказчиков — РЖД, Транснефть, частные перевозчики. И я очень рассчитываю, что новый глава завода и новый губернатор (Александр Мишарин. — Ред.) сделают все от них зависящее, чтобы все эти планы были исполнены.

«Подарок» оказался в прямом смысле дорогим. Премьер заявил, что правительство в первом квартале следующего года вложит в уставный капитал УВЗ круглую сумму — 10 млрд рублей: «Это прямая господдержка для финансового оздоровления, обслуживания кредитных и лизинговых соглашений, заключенных для модернизации предприятия». Помощь обещана и впредь.

На этом чудеса не закончились. Открывая совещание по перспективам ВПК, премьер сделал несколько весьма обнадеживающих заявлений как для УВЗ, так и для всех производителей бронетехники. Напомним: перспективы госзаказа на спецтехнику для многих оборонных предприятий затуманились две недели назад, когда на совещании в Екатеринбурге министр обороны РФ Анатолий Сердюков заявил, что военное ведомство будет закупать только современное оружие. Путин туман разогнал: «Пока нет новой, будем закупать технику сегодняшнего дня». Правда, совсем расслабиться не дал: «Только при условии ее глубокой модернизации». А в качестве примера привел усовершенствованную БМП-3 (производитель — Курганмашзавод), показанную на полигоне «Старатель».

Следующий «подарок» касался возможности получения УВЗ госзаказов на ремонт бронетехники. Глава правительства обратился к министерству обороны РФ с требованием избавиться от непрофильных активов. Речь идет о заводах, занимающихся сервисным обслуживанием и ремонтом танков: «Содержание таких предприятий сегодня — непозволительная роскошь. С этой задачей гораздо лучше справятся производители техники». Отметим, что УВЗ уже несколько месяцев прорабатывает возможность организации новых производств, на которых можно было бы занять те самые 5 тыс. человек, которые по-прежнему остаются в вынужденных отпусках. В частности обсуждается создание сервисного центра, центра ремонта спецтехники и мощностей для утилизации продукции УВЗ.

Вокзал останется

Заглянем, однако, дареным коням в зубы. Придумать более простой способ решения финансовой проблемы, чем вложение
10 млрд рублей в уставный капитал предприятия, 100% акций которого принадлежит государству, действительно сложно. Правда, это уже четвертая по счету финансовая помощь Уралвагонзаводу со стороны государства за последние полгода. Летом 2009 года УВЗ получил госгарантии на 10 млрд рублей, которые позволили ему реструктурировать почти половину долга перед банками. Следующим стал взнос в уставный капитал в размере 4,4 млрд рублей: деньги пошли на то, чтобы сократить долг, поддержать производство и не допустить увольнения людей. В ноябре антикризисная комиссия под председательством первого вице-премьера Игоря Шувалова предоставила заводу дополнительные госгарантии еще на 3,3 млрд рублей. Оставалась последняя головная боль —
6 млрд рублей убытка, который главным образом возник из-за курсовой разницы, так как портфель кредитов завода был на 80% валютным. Новые 10 миллиардов покроют эти потери с лихвой.

А вот ситуация с заказами на 2010 год выглядит неоднозначно. Как рассказал начальник управления информации и связи с общественностью УВЗ Борис Минеев, завод имеет пакет заказов на производство 17,8 тыс. единиц подвижного состава, из которых 7,8 тыс. — контракт с ПГК, остальное — цистерны для Транснефти и вагоны для частных перевозчиков. Плюс неожиданно к концу года ПГК заявила о желании закупить еще 700 грузовых вагонов. В связи с тем, что производственные мощности сегодня загружены почти полностью, часть этого объема работы может перейти на следующий год.

Но риск сокращения заказов сохраняется. Как пояснили в ПГК, контракт с УВЗ пока не подписан, хотя и находится в стадии согласования. Одна из проблем —  претензии к  качеству продукции. Главный инженер ПГК Сергей Калетин говорит, что тагильский завод не выполняет гарантийных обязательств по обеспечению межремонтного пробега полувагонов. На УВЗ признают: вагоносборочному производству необходима кардинальная модернизация — завод использует устаревшую технологию литья, ее нужно менять, переводить на электролиз.

Между тем на пятки УВЗ наступают конкуренты. До недавнего времени завод был крупнейшим изготовителем вагонов в России, одним из его преимуществ оставался эффект масштаба. Но сейчас серьезно модернизировал производство и нарастил объемы «Промтракторвагон» (концерн «Тракторные заводы»). В начале 2010 года запускает линию с новой литейкой группа ИСТ (Тихвинский сборочный завод «Титран-Экспресс») — будет делать конструктивно более совершенные вагоны. Извне на рынок давят дешевые украинские вагоны (см. «Отдель­ная украинская песня»). Потеря контракта с ПГК в этих условиях может дорого обойтись заводу. Как поясняет гендиректор ИА «Infoline-Аналитика» Михаил Бурмистров, контракт с Транснефтью на поставку цистерн в рамках СП — разовый. Он не позволит загрузить производство до уровня безубыточности (по оценкам агентства, 12 тыс. полувагонов в год), и если завод не восстановит отношения с ПГК, то ситуация по доходам в 2010 году не улучшится. «Чтобы остаться на рынке, Уралвагонзаводу придется полностью перестраивать производство. Либо пойти на то, чтобы снизить цену на полувагоны, загрузить мощности и занять людей, даже если это будет неприбыльно», — отмечает Бурмистров.

Чтобы остаться на рынке, Уралвагонзаводу придется полностью перестраивать производство

Кавалеристская атака

Посмотрим, что произойдет в оборонном сегменте УВЗ. По словам советника гендиректора УВЗ Евгения Рошкова, объем гособоронзаказа для завода на 2010 год сохранится на уровне 2009-го. «Новых экспортных заказов у УВЗ нет, — говорит  научный редактор журнала “Экспорт вооружений” Михаил Барабанов. — Пока известно, что в новом году он будет поставлять только комплекты для сборки Т-90С в Индию (не менее сотни). То есть экспортная выручка, видимо, упадет до 5 — 6 млрд рублей. В результате в 2010 году УВЗ получит за оборонную продукцию не более 12 — 13 млрд рублей (в этом ожидается максимум 14 — 15 млрд рублей)».

 Обещания правительства закупать у отечественных производителей модернизированную боевую технику могут упереться в старую проблему: между Мин­обороны и предприятиями ВПК давно идет борьба за цену продукции. Причем с развитием модернизации боевых машин применение иностранных комплектующих только вырастет, а значит, неизбежно поднимется стоимость. Еще нюанс: Минобороны зачастую дает за то же вооружение гораздо меньшие деньги, чем иностранные заказчики.

Что касается предложения передать функции ремонта бронетехники производителям, то правительство, гася один социальный пожар, рискует зажечь другой. Как отмечает главный инженер ФГУП 144 «Бронетанковый ремонтный завод» (Екатеринбург) Александр Клементенко, это социально-экономическая проблема: «Наше предприятие в течение долгих лет отнюдь не убыточно (за 2008 год прибыль — 53,3 млн рублей при выручке 577 млн рублей — Ред.), мы — одни из крупнейших налогоплательщиков города. На каких основаниях завод можно взять и закрыть? Или отобрать гособоронзаказ? Танкоремонтные заводы не предназначены для ремонта кастрюль. И куда трудоустроить работающих?». Впрочем, трудоустроить 500 ремонтников в полуторамиллионном Екатеринбурге проще, чем пять тысяч невостребованных работников УВЗ в 400-тысячном Нижнем Тагиле.

Подведем итог. Правительство оказало Уралвагонзаводу хорошую финансовую и лоббистскую поддержку. Но чтобы удержать позиции на рынке, заводу придется самому налаживать отношения с ключевыми потребителями — Первой грузовой компанией и Минобороны РФ. А для этого ему нужно добиваться снижения себестоимости продукции и повышения ее качества. Не секрет, что 60% оборудования завода — устаревшее. В гражданском сегменте это в первую очередь касается производства вагонов. Армия тоже ждет техники надежной, а Минобороны — еще и дешевой. Завод по настоянию этого ведомства уже пытается снизить цены на покупные комплектующие изделия до 15%. В программе участвуют заводы-изготовители, с которыми тагильчане сотрудничают в рамках гособоронзаказа. Но пока цены снизили только пять поставщиков.

Собственно, как выразился один из оборонщиков, спасать УВЗ можно до бесконечности. Но если его технологически не обновлять, не сокращать кардинально затраты, он так и останется бездонной бочкой.             

Финансовые показатели Уралвагонзавода

Оборонные контракты УВЗ в 2009 году

Госконтракты: поставка около 60 танков Т-90А и нескольких БРЭМ-1 и БМПТ; модернизация около 60 строевых Т-72 до уровня Т-72БА.

Экспортные контракты: поставка 60 готовых танков Т-90С и сборочных комплектов Индии, десяти Т-90С — Туркмении; модернизация танков Т-72 в Алжире.

Источник: Данные Центра анализа стратегий и технологий.

ОАО НПК «Уралвагонзавод» — многоотраслевой машиностроительный комплекс: производитель железнодорожной техники (вагоны и цистерны), военной продукции (танки Т-90, машины разминирования, боевые ремонтно-эвакуационные машины и др.), а также дорожностроительной и сельскохозяйственной техники.

Объединяет 19 промышленных предприятий, научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро в разных регионах России. Уставный капитал — 14,3 млрд рублей. 100% акций принадлежат государству. Численность сотрудников — 32,5 тыс. человек.

У партнеров

    «Эксперт Урал»
    №48 (402) 14 декабря 2009
    Визит Путина на Урал
    Содержание:
    Временная передышка

    Правительство РФ обеспечило Уралвагонзаводу финансовую и лоббистскую поддержку. Но чтобы поправить положение, заводу придется самостоятельно налаживать отношения с заказчиками, повышать качество продукции, снижать ее себестоимость. А для этого нужна принципиальная модернизация производства

    Реклама