Регулятор не нужен

Русский бизнес
Москва, 21.07.2014
«Эксперт Урал» №30-32 (610)
Убыточным нерыночным тепловым сектором, где действуют три субъекта — производитель-продавец, потребитель-покупатель и государство-гарант, — недовольны все. Как сделать тепло рыночным товаром? Первое и главное: убрать посредника в лице государства между продавцом и покупателем

Минэнерго РФ предложило новую модель рынка тепловой энергии. На ее основе правительство разработало план мероприятий, определяющий последовательность действий федеральных министерств и региональных ведомств. Принять новую модель планируется в текущем году. Все большие генерирующие компании обсудили ее на заседании НП «Совет производителей электроэнергии», комиссии Российского Союза промышленников и предпринимателей по жилищно-коммунальному хозяйству, и довели до Минэнерго позицию: у производителей должна быть свобода работы напрямую с потребителем. Настоящие условия генераторам тепла может ставить только он. Как и оценивать соответствие цены и качества. Это и есть искомый для отрасли механизм саморегуляции.

От чего уходим

— Для понимания скажу крамольную вещь про большие источники генерации: ГРЭС у нас в стране изначально были заточены под выработку электрической энергии, а ТЭЦ — тепловой. Поэтому ГРЭС, как правило, строились далеко от городов — основных центров потребления тепловой энергии. Тепло, выделяющееся при производстве электро­энергии, считалось бросовым и утилизировалось в градильнях или в прудах-охладителях, — объясняет корни проблемы Парвиз Абдушукуров, вице-президент компании «Фортум», первый заместитель генерального директора и один из основных экспертов НП «Совет производителей электроэнергии» по теплу. — И нынешняя стратегия развития электроэнергетики построена таким образом, что в основном почему-то реконструируются или строятся новые ГРЭС, у которых тепло это вторичный ресурс. Мы считаем, что это не по государственному и предлагаем, в том числе министерству энергетики, сделать акцент на строительстве когенерационных источников типа ТЭЦ, приближая их к центрам потребления. Шаг к одновременной выработке тепла и электроэнергии позволит сэкономить немало ресурсов.

За последние 20 лет доля потребления тепла от когенерационных источников снизилась в полтора раза по причине «котельнизации». Хотя когенерация всегда выгоднее с точки зрения экономики: газ мы продаем за рубеж, стоимость его втрое выше, чем на внутреннем рынке. Это та валютная выручка, которую мы могли бы получить в бюджет, а так — просто сжигаем.

Производство тепла в России до сих пор пребывало в забвении — это регулируемый нерыночный и убыточный сектор. Хотя централизованное теплоснабжение по обороту сопоставимо с 2,5% ВВП страны (в 2012 году ВВП достиг 64 трлн рублей). Если в электроэнергетике 85% потребления приходится на промышленность, а 15% — на население, то в тепле картинка обратная: 80% потребляет население. При этом 60% коммунальных платежей составляет плата за горячую воду и отопление, поэтому так болезненно воспринимаются все движения в этой отрасли.

Тариф на тепло для потребителя по сей день формируется на основе советского принципа «от достигнутого»: чем больше генератор потратил ресурсов в предыдущем году, тем больше денег получит в следующем. Если он сэкономил, то регулятор сумму компенсации обязательно срежет и на следующий год даст меньше. Это стимулирует неуклонный рост затрат производителя и постоянное повышение тарифа. Мало того, что это несправедливо и неправильно, главное — убивает  всякую мотивацию к модернизации.

Производитель должен все время что-то доказывать регулятору, в итоге настойчивый может добиться нужного тарифа для компенсации затрат. Но никогда не было понятий справедливая цена, разумный потолок, которые сейчас пытаются ввести. Вот пример: тариф в Уфе — 790 рублей за Гкал, в Ростове при идентичном топливе, оборудовании, технологии — втрое больше. А есть тарифы и по 4 — 7 тыс. рублей.

Итог: рост тарифов, затрат, аварийности, износ оборудования в системах теплоснабжения. По данным Минэнерго РФ, изношены 70% основных фондов. Отрасль деградирует, ей не хватает оборотных средств на реновацию.

Между тем в системе ЖКХ вращаются 9 трлн рублей (эта цифра озвучена на Госсовете) — это 66% доходной части годового бюджета страны, или три размера фонда национального благосостояния, или 50% золотовалютного резерва страны, или 16% суммарных активов банковской системы. Из них всего 290 млрд рублей составляют инвестиции в ЖКХ. При этом во всем цивилизованном мире коммуналка прибыльный вид бизнеса, за управление которым борются большие компании, в который любят вкладываться пенсионные фонды. Потому что это всегда огромные деньги, всегда гарантированный покупатель. У государства денег, которые нужно инвестировать в отрасль, нет.

Сегодня тепловым сектором, где действуют три субъекта — производитель-продавец, потребитель-покупатель и государство-гарант — недовольны все. Потребитель недоволен качеством, высокими ценами. Производитель — тем, что его демотивировали, зарегулировали. Государство — тем, что и та, и другая сторона жалуются. А что делать, никто не знает.

Как ЕТО работает

К основным принципам новой модели рынка тепловой энергии относится, во-первых, отмена регулирования цен на тепло. Модель должна определить тот справедливый уровень цены и оптимальный уровень оказания услуг, которые удовлетворяли бы обе стороны.

Первое и главное, что нужно для этого сделать, — убрать третьего лишнего в лице государства между продавцом и покупателем, считают генераторы. Тепло — такой же рыночный товар, как и все остальное. Продавец и покупатель договариваются на условиях, которые в минимальной степени определены государством: потребитель голосует рублем. У него должна быть возможность выбирать из нескольких производителей, которые ограничены справедливым уровнем цены. Это второй принцип базовой модели — внедрение новой системы ценообразования: определение предельного уровня цены на тепловую энергию из общей тепловой сети с использованием метода «альтернативной котельной» и формулы, включающей технико-экономические параметры с учетом региональных особенностей.

Критики этой модели утверждают, что генерирующие энергокомпании таким путем пытаются монополизировать рынок. Но генераторы считают аргумент несостоятельным: производителям тепла законом запрещено заниматься передачей. К тому же они, напротив, пытаются внести в сегмент рыночные отношения. И обращают внимание на то, что между производителями и потребителями стоит и будет стоять естественная монополия — сети, транспортирующие тепло.

— Сетевая составляющая должна быть отфиксирована и отнормирована, а производители будут конкурировать на понижении цены за возможность продавать в сеть энергию электрическую и тепловую, — подчеркивает Парвиз Абдушукуров. — Цена, по которой мы продаем в опт электроэнергию, в среднем в два-три раза меньше цены для конечного потребителя Урала в розницу. Откуда что берется? Поскольку сетевая составляющая определяется государством, она имеет способность сама себя накручивать. Сетевая компания — это перевозчик. Все равно что вы купили холодильник за 20 тыс. рублей, а с доставкой с вас требуют 60 тыс. рублей. Чтобы подобного не было в тепле, и нужно сетевую составляющую отнормировать и создать на границе источников тепла с сетью конкурентную среду. Подчеркиваю: на границе источника тепла с сетью цена будет фиксированная. Выше нее продавать нельзя. Все что ниже — не регулируется.

Кстати, эта модель хорошо работает в скандинавских странах, где все независимые производители торгуются за право продавать свою тепловую энергию в общую сеть, которая принадлежит либо муниципалитету, либо сообществу. 

Третий принцип новой модели рынка теп­ловой энергии — назначение единой теплоснабжающей организации (ЕТО) и разработка схем теплоснабжения во всех поселениях и городских округах. В связи с этим должны быть разработаны механизмы, направленные на ускорение назначения ЕТО как «единого окна» для потребителей тепловой энергии, в том числе по вопросам обеспечения надежности и качества теплоснабжения. Устанавливать индикативные цены будет Федеральная служба по тарифам. В свою очередь ЕТО станет единым поставщиком тепловой энергии, ответственным за надежное и качественное теплоснабжение и горячее водоснабжение перед конечным потребителем. Она закупает тепло по долгосрочным свободным договорам (не менее года) у производителей тепла и теплосетевых организаций и не имеет права отказать потребителю тепловой энергии в своей зоне в заключении договора о теплоснабжении. То есть это гарантированный поставщик. К основным принципам будет относиться и защита потребителя: он платит всегда не больше цены от котельной. У государства остаются функции надзора.

Парвиз Абдушукуров приводит пример нынешней зарегулированности отрасли: начался отопительный сезон, октябрь, температуры приближаются к нулю. Есть группа потребителей, которая хочет, не дожидаясь часа икс, подключить отопление: детсады, больницы и прочее. Производители тепла готовы его подать, но все ждут отмашки мэра: «Начинайте». Чтобы этого абсурда не было, и нужны прямые отношения с потребителями.

Предлагаемая конструкция проста и удобна для всех. Она позволяет тем, кто эффективен, заниматься реновацией. При этом убирает бесконечные коррупционногенные проверки, но кратно увеличивает штрафы, как на Западе. Исполнять законы выгоднее. 

У партнеров

    «Эксперт Урал»
    №30-32 (610) 21 июля 2014
    Иннопром-2014
    Содержание:
    Аффинаж

    Промышленный форум Иннопром заявил обширную тематику и поставил перед страной высокие цели. Но на практике обсудил лишь отдельные инструменты, недостаточные для реализации амбициозных планов

    Реклама