Как пройти «внутреннюю долину смерти»

«Риск всегда был мотивацией для того, чтобы двигаться вперед. Но в команде должны быть люди, которым доверяешь, эксперты, способные помочь понять сегмент рынка, опытный человек, который уже сделал кучу ошибок. Нужно создать эту гремучую смесь и начать проверять гипотезы», — таковы принципы построения успешного ИТ-бизнеса от директора компании Everypixel Дмитрия Широносова

В ближайшие два-три года на продуктовом ИТ-рынке можно ждать массы прорывов, при этом борьба за айтишников как «новую нефть» станет еще жестче, убежден директор компании Everypixel Дмитрий Широносов. Эта региональная компания сумела предложить конкурентоспособные решения, востребованные мировым рынком. Об ошибках и удачах, о предпринимательской смелости и главном навыке — навыке гибкости и готовности к получению новой информации Дмитрий Широносов рассказал «Э-У».

Попасть в рынок

— Дмитрий, какой продукт производит ваша компания?

— Мы создаем цифровой контент и разрабатываем инновационные продукты для авторов мультимедийных проектов. Начали с производства цифрового контента и довольно быстро в этом преуспели, вошли в топ-5 самых продаваемых портфолио в мире. Это позволило хорошо подтянуть навыки. Но рынок довольно сложный, и стало понятно, что мы сможем конкурировать, если будем использовать в процессе производства лучшие технологии. К примеру, нам нужно было понять, какие изображения стоит отдавать дистрибьюторам, а какие оставить себе. Решая эту задачу, мы сделали алгоритм оценки качества стокового контента Everypixel Aesthetics. И этот продукт неожиданно привлек внимание. Мы увидели, что это востребовано, и начали делать разные инновационные решения для медиарынка. К примеру, придумали сервис, который решает проблему контроля потоков распространения фото- и видеоконтента и предотвращает незаконное использование в обход авторского права. Технология предоставляется по API: сначала фото загружается для того, чтобы поставить водяной знак, а второй раз загружается уже фотография, которую надо проверить на наличие водяного знака. Проверка проходит в реальном времени. С этим продуктом мы попали в «Сколково» и сейчас его развиваем.

— Где используется ваш цифровой контент?

— Коммерческий фото-, видео- и аудио­контент продается в стоковых фотобанках. Мы создаем визуальный ряд, который используют в дальнейшем в своей продукции дизайнеры. Наши фото- и видеостоковые изображения часто используются в рекламе, брошюрах, баннерах. Я вижу их ежедневно во всех источниках, например, у таких брендов, как Mail.ru, Google, Bloomberg.

— Вы часто говорите «мы» — представьте основателей компании. Как распределены обязанности?

— Со мной два партнера — Динис Толипов и Анастасия Пелих. Мы знакомы еще с университета, вместе уже двадцать лет, привыкли договариваться, научились разрешать сложные задачи. Я — генеральный директор, на мне стратегическое планирование, Анастасия отвечает за финансовую сторону и оптимизацию продакшн, Динис — технический директор.

— Почему именно технологическое предпринимательство?

— Мы — инженеры, закончили меха­нико-математический факультет ЮУрГУ. И когда увидели, что на рынке цифрового контента есть элементарные нерешенные задачи, подумали: «Мы можем все это изменить».

— У нас много чего можно и нужно изменить.

— Действительно, направлений много, и мы пробовали себя в разных, но именно работа с цифровым контентом выстрелила. Мы попали в нишу в тот момент, когда она начала расти, получили хороший обратный сигнал от потребителя. Важно, что это рынок глобальный. Находясь в российском регионе, мы можем производить конкурентоспособный продукт для международного рынка.

— Как географически расположены компания и ее клиентская база?

— В основном покупатели нашей продукции находятся на других рынках.

Доля России в объеме продаж наших продуктов — примерно 3 — 5%. Сейчас RnD-подразделение компании находится в Челябинске, а офисы есть в разных городах России и мира.

— Как быстро растет компания?

— Когда мы только начинали, нас было пять человек, сейчас — 120 сотрудников. Выручку генерирует основной проект, который получил признание во всем мире, кроме того, мы делаем совместные проекты с технологическими компаниями Москвы, Кипра, США. И это привлекает внимание инвесторов, в том числе и международных.

Синтетическое будущее

— С какими трудностями вам пришлось столкнуться?

— Прежде всего — жесткая конкуренция на рынке кадров. Айтишники сейчас — это «новая нефть». За них борются и Mail.Ru, и Яндекс, и международные корпорации. Нам приходится очень стараться, чтобы удерживать кадры. Именно поэтому мы запустили образовательные проекты. Еще до того, как вузы начали вводить машинное обучение, разработали на основе собственного опыта уникальную образовательную программу. Сейчас готовим специалистов по компьютерному зрению и очень активно сотрудничаем с двумя вузами Челябинска. В рамках проектной работы даем идеи и концепции для дипломных работ, совместно со студентами решаем актуальные задачи. Недавно, например, команду, которая делала проект в ЮУрГУ по синтезу голоса, мы целиком пригласили к себе, и инвестируем в них как в стартап.

— Почему именно синтез голоса?

— Хотим в дальнейшем развивать производство синтетического фото, видео и аудио. За этим будущее. Конкуренция со стороны синтетических медиа будет ужесточаться, эта технология позволяет делать контент, не привязываясь к людям, ресурсам, локации, технике. Мы убеждены, что буквально за два-три года на рынке произойдет революция, когда искусственный интеллект потеснит рroduction-студии, которые делают обычный продукт через съемку рекламы и монтаж. Некоторые известные персоны уже и сейчас не приезжают на съемки, они просто подписывают права на использование своего внешнего вида. Крупные бренды уже делают рекламу таким образом. Контент снимается с помощью дублеров, а потом через нейросеть вся мимика «натягивается» на лицо дублера. Многие из необходимых для этого алгоритмов мы в своей компании уже применяли для внутренних целей, а в скором времени они будут использоваться в очень широком диапазоне бизнесов. Мы давно погрузились в эту тему, у нас есть опыт и технология, которую мы можем лицензировать. В этом мы видим перспективу компании.

— Какие сервисы вы еще хотели бы создать?

— У нас в работе есть один проект: программа использует открытые данные о человеке, чтобы выстроить его психологический портрет. И это позволяет подбирать рекламные материалы, соответствующие его характеру и не вызывающие негативные эмоции. Используя набор уникального контента под конкретного человека, мы получаем широкие возможности для выстраивания любой коммуникации.

— COVID повлиял на ваши планы?

— Больше в положительную сторону, потому что ИT-сфера начала развиваться невероятными темпами. Мощный толчок получила тема синтетических персонажей, когда люди участвуют в создании контента, не приходя на съемки, не контактируя друг с другом. Несомненно, ограничения в передвижении для съемочных групп стали вызовом, поначалу количество заказов на создание контента резко упало, да и рекламные бюджеты все урезали. В первое время многие процессы в рекламной сфере перешли в онлайн, но потом начали возвращаться в обычный режим. Мы тоже какие-то процессы организации труда перестроили, часть персонала перевели на удаленку, и далеко не все сотрудники потом захотели возвращаться в офис, люди сохранили за собой право выбора. Поэтому мы сделали офисное пространство в формате коворкинга. И это интересный опыт организации бизнес-процессов через удаленные средства связи.

— Главная проблема на рынке информационных технологий — дефицит квалифицированных кадров. Как ее решать?

— С наукой у нас все хорошо, ребята, которые приходят, очень сильны в теории. Но на soft-skills в вузах вообще никто не обращает внимание. На выходе мы получаем талантливых инженеров, которые работают на очень высоких должностях и зарплатах в крупных компаниях за рубежом. Чтобы запускать свои проекты, необходимы soft-skills. А эти навыки отсутствуют, особенно у выпускников инженерных специальностей. Кроме того, нет ориентации на практику, нужно учиться на решении реальных задач для производства. Мы в своей компании идем в вузы сами: создали курсы машинного обучения, находим заинтересованных ребят и подкидываем им практико-ориентированные задачи. Ну и, конечно, скорость реакции. Рынок с очень большой скоростью меняется. Если раньше можно было прогнозировать, что будет через десять лет, то сейчас пять — это максимум. Каждый год происходят невероятные прорывы в области того же машинного обучения. А на них наша система образования реагирует очень медленно.

— На каких специалистов сейчас самый большой запрос в технологическом секторе?

— Больше всего нужны специалисты средней и высокой квалификации в области искусственного интеллекта и машинного обучения, а также креативные специалисты в области компьютерной графики, визуализации и создания виртуальных миров. Но эта задача решаемая, потому что hard-skills мотивированного человека очень быстро можно подтянуть, настроив его на решение практико-ориентированных задач. А вот научить проходить внутреннюю «долину смерти» гораздо труднее, нам нужны люди, умеющие преодолевать собственный страх что-то изменить в жизни или пойти не в ту сторону. Нужно прививать навык гибкости, готовности к получению новой информации, образования.

Воспитание смелости

— А что лично вас мотивирует в технологическом предпринимательстве?

— Мне очень нравится, что в последнее время все больше проектов, которые зародились в провинции и выросли до глобальных международных. И мне очень приятен тот факт, что я вношу свой вклад в этот тренд. Сейчас человек может реализовать свой потенциал, не привязываясь ни к городу, ни к стране. Раньше для этого нужно было как минимум приехать в Калифорнию, получить там инвестиции. Перевернуть мир сегодня может любой, имеющий за собой определенный бэкграунд.

— На какие деньги вы строили компанию?

— Начинали потихоньку собственными средствами. Какое-то время было непросто, обходились самым минимальным. Были моменты, когда приходилось туго, чтобы выплатить заработную плату сотрудникам, а для нас это всегда приоритет. В модели развития без внешних инвестиций есть, конечно, определенные минусы, но мы сохраняем независимость. Поэтому стараемся не рисковать чужими деньгами и не привлекаем венчурный капитал.

— А у вас лично есть опыт работы по найму?

— Я работал в университете лаборантом, потом пришел программистом в компанию, которая разрабатывала веб-сайты. Но так вышло, что заказы, которые я делал в свободное время, начали приносить больше дохода, и мы решили с однокурсниками организовать компанию на троих. Нам тогда казалось, что это даст свободу. В итоге оказалось, что свободы еще меньше, чем в работе по найму. Зато есть риск, и этот риск всегда был мотивирующим для того, чтобы двигаться вперед.

— Какие ошибки вы допустили, а какие решения отнесли бы в разряд удачных?

— Ошибки — это самое ценное. Они стоили мне и моим партнерам много денег, поэтому я к ним отношусь с бо?льшим уважением, чем к успехам. Мы не оценивали перспективы продукта, который делали, часто выпускали очень нишевой продукт, где риск неуспеха был достаточно велик и сложно было сделать разворот и переформатировать проект в другой сегмент. Я не могу сказать, что все наши проекты выстрелили. Наверное, одна из десяти продуктовых идей, которые мы тестируем, закрепляется. Но я бы не стал недооценивать нашу предпринимательскую смелость, которая до сих пор позволяет нам бросать вызовы. Поэтому и случаются чудесные моменты. К таким я бы отнес эпизод в нашей истории, когда мы делали продукт по оценке эстетического качества изображений для внутренних нужд, а решение выстрелило на весь мир: о нас за один день написали более сотни мировых СМИ. Самый крупный блогер на YouTube PewDiePie упомянул наш продукт, и тогда наши серверы просто умерли от нагрузки, столько народу пришло. Никто этого не ожидал. В инновационном предпринимательстве есть место таким «черным лебедям» — в хорошем смысле. И это самое ценное.

Конкуренция со стороны синтетических медиа будет ужесточаться. За два-три года на рынке произойдет революция, когда искусственный интеллект потеснит рroduction-студии, которые делают обычный продукт через съемку рекламы и монтаж

— Что бы вы порекомендовали тем, кто только начинает путь в технологическое предпринимательство?

— Я очень хорошо изучил этот вопрос, потому что мы нашу образовательную структуру строили на базе инженеров,

обучающихся в вузах, которых хотели бы видеть на своем рынке в будущем. Для этого мы создали в Челябинске «Корпус» — это целое сообщество, где люди помогают друг другу и с нашей помощью запускают стартапы. Поэтому я точно могу сказать, что работает помимо собственной мотивации. В команде должны быть люди, которым ты доверяешь, эксперты, которые могут помочь понять сегмент рынка, должен быть человек опытный, который уже сделал кучу ошибок. Нужно создать эту гремучую смесь и начать проверять гипотезы. И ни в коем случае не пилить в стол. Не стоит слепо верить в свои собственные идеи, не проверенные рынком.