Эвакуированная Осетия

Москва, 12.08.2008
«Ты не расстраивайся, вот сейчас мой папа из пушки стрельнет, и все будет хорошо!» -- объясняет девчушка лет четырех-пяти собравшейся было заплакать соседке примерно того же возраста. Соседями по комнате девочки стали несколько дней назад, когда их вместе с мамами привезли из тогда еще предвоенного Цхинвали в Ростовскую область, на берег Азовского моря. Мамы тут же, в комнате, не отрываясь смотрят на маленький экран телевизора. Только что начался очередной выпуск новостей.

«Телевизор у нас тут – проблема номер один, – сетует Любовь Лоташ, директор туристической базы "Азовское взморье", где временно размещены 230 женщин и детей из Южной Осетии. – Они и так все в состоянии шока, а посмотрят новости – и полдня рыдают. У каждой ведь там – муж, брат, родители… Запретить смотреть не можем, но понимаем – им от этого только хуже». Но еще хуже всего тем, у кого все эти дни молчит телефон, кто ничего не знает о судьбе оставшихся в зоне конфликта родственников. Как призналась корреспонденту «Эксперта Online» главный врач Азовского района Ростовской области Галина Якунь, из всего набора медикаментов, которыми специально оснащен здешний медпункт, наибольшим спросом пользуются седативные (успокоительные) препараты. С беженцами постоянно работают психологи.

Марине Садзеаглишвилли повезло – вчера до нее дозвонился муж. Кстати, это он – тот самый «папа», который должен «стрельнуть из пушки», чтобы все стало хорошо. Супруг Марины работает в Минобороны Южной Осетии, и с самого начала грузинских атак («сильно стрелять», по словам беженок, начали еще 2 августа) они не виделись. Детей в семье шестеро: старшему – девять лет, самой маленькой – Сусанне – всего три месяца. «Мы сначала в подвале сидели несколько дней. А потом муж позвонил, сказал, чтоб брала детей и уезжала куда угодно. Я с детьми до границы доехала, а дальше не пускают – у меня ведь паспорт только югоосетинский, на российский документы подали, но получить не успели. А тут как раз колонна с беженцами шла, они нас и подобрали», – рассказывает Марина подробности бегства.

Первые беженцы из Южной Осетии прибыли в Ростовскую область в ночь на 7 августа. Потом была вторая волна, потом – третья. Сейчас в лагере – 50 женщин, остальные – дети от трех месяцев до 14 лет. Некоторых – тех, что старше девяти лет, – эвакуировали и вовсе без родителей. Первыми в регионе инициативу по размещению беженцев взяли на себя казаки Всевеликого войска донского. «Правительство Южной Осетии еще до вторжения грузинских войск обратилось к нашему атаману Виктору Водолацкому, попросили, чтобы мы пригласили к себе детей. А получилось, что мы как в воду смотрели – только привезли, и началась война. Сейчас решаем все проблемы – по организации питания, досуга, по доставке одежды и обуви – они же уезжали, кто в чем был, ничего не брали с собой!» – рассказывает представитель Войска донского Евгений Черных.

«Мы не знали, что так далеко и что это надолго! Думали – пара дней, и мы вернемся домой, потому и не брали ничего. Да и не до вещей было – детей бы увезти. Теперь сидим и думаем – что дальше, а ничего не придумывается. Вернулись бы – но где жить, как быть, где детей учить?» – говорит Мадина Гобозова, старшая из трех сестер, вместе с детьми разного возраста оказавшаяся в лагере под незнакомым до сих пор городом Азовом Ростовской области. Не знали, что это надолго, и владельцы частной турбазы. «Вопрос стоял так – сможем ли мы принять людей. На какой период – не обсуждалось, да и не знал никто, – объясняет Любовь Лоташ. – А дальше все покатилось все одно за другим. Сейчас расторгли все контракты, которые у нас были на август, всем отказали. Понятно ведь, что им, женщинам этим, возвращаться некуда. Вот только домики у нас – летние. До октября они тут продержатся, а дальше надо будет что-то решать».

Но в администрации области уверяют, что вопрос будет решен. Для размещения беженцев готовят санатории, пансионаты, больничные стационары, для детей без родителей резервируют места в детских домах и интернатах. «Область готова принять две тысячи беженцев. Утром 11 августа в Осетию выдвинулась колонна автобусов – туда везут гуманитарную помощь, оттуда привезут людей», – сообщил руководитель пресс-службы ростовской администрации Геннадий Головко. Часть беженцев, временно размещенных в Северной Осетии (только на территории Алагирского района республики развернуто четыре временных пункта пребывания, во Владикавказе людей размещают во всех более или менее приспособленных помещениях), в ближайшие дни уедут в другие регионы. Небольшая северокавказская республика уже не вмещает поток братьев-осетин, оставшихся без крова в Цхинвали и югоосетинских селах. К тому же пока никто не берется подсчитать, сколько мирных жителей все еще остается в Южной Осетии – в частности, в разрушенном Цхинвали.

«Сестра звонила, говорит, что они все еще в подвалах сидят. Выходить боятся. Говорит, были случаи, когда прямо в подвалы с людьми гранаты кидали – на звук человеческой речи», – говорит Залина Газзаева, жительница Цхинвали. «Мы боимся, что там какая-нибудь эпидемия начнется. Там же ни воды нормальной, ничего! У меня родители там, так они запасами на зиму, какие успели сделать, кормились все это время. Наверное, кончилось все уже», – вторит ей Оксана Гобозова.

Вечером 11 августа в Цхинвали прибыл транспортный конвой МЧС РФ. На территории городской больницы разворачивается временный пункт пребывания на 500 человек, где смогут разместиться еще не эвакуированные беженцы. «Мы привезли 50 тонн груза – продовольствие, медикаменты, оборудование – портативные электростанции, приборы для очистки воды, в общем, все, что позволит лагерю хотя бы временно функционировать в нормальном режиме», – сообщил «Эксперту Online» из Цхинвали руководитель пресс-службы МЧС Северной Осетии Владимир Иванов. Кроме того, по его словам, спасатели разворачивают в городе два мобильных госпиталя на 100 человек каждый. «Здесь будет оказываться помощь раненым. Пока что им оказывают помощь прямо в подвалах», – сказал представитель МЧС.

О готовности оказать поддержку Южной Осетии и принять беженцев из пострадавшего региона заявили большинство глав регионов Южного федерального округа – Краснодарского и Ставропольского краев, Ростовской и Волгоградской областей, Кабардино-Балкарии, Чеченской Республики, Дагестана, Адыгеи. По данным Федеральной миграционной службы РФ, на сегодняшний день в ЮФО зарегистрировано около 10 тыс. беженцев. Но всего зону грузино-осетинского конфликта с его начала покинуло в три раза больше народа. И эти цифры неокончательные: поток людей, оставшихся на непризнанной родине без крова, продолжается.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Выплаты на детей споткнулись о прошлые доходы
    Из-за коронавируса ежемесячные пособия на детей в возрасте от 3 до 7 лет вводятся на месяц раньше. Если не возникнет проблем с выдачей в регионах, то уровень бедности среди семей с детьми в этом возрасте может сократиться на 26%. Мера своевременная, но условия получения этих выплат вызывают вопросы у нуждающихся семей.
  2. В правительстве явно обозначились две партии
    Вице-премьер Юрий Борисов заявил, что России пора перестать гордиться профицитным бюджетом и начинать увеличивать заимствования. Заимствовать обязательно надо, считают эксперты, а также и резервы расходовать, ведь за это не придётся платить никому 6.5% годовых и более. Но решится ли правительство включить денежный насос?
  3. Миннесота в огне
    В Миннеаполисе четвертый день продолжаются беспорядки, вызванные убийством полицейскими безоружного афроамериканца
Реклама