Хороший полицейский

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
19 мая 2009, 19:06

Основной целью визита премьер-министра Израиля — главного союзника США на Ближнем Востоке — было найти хоть какие-то точки соприкосновения в региональной политике этих двух стран. До сегодняшнего дня у «миротворческой» администрации Барака Обамы и «ястребиного» правительства Беньямина Нетаньяху методы реализации своих интересов в регионе были не просто разными, но даже противоположными.

Для израильтян сейчас основной проблемой является иранская ядерная программа, развивающаяся поступательно и без помех. Все остальные вопросы — вторичны. По словам профессора Хаги Бен-Арци (шурина Беньямина Нетаньяху), когда в Тегеране сидит новый Гитлер, угрожающий уничтожить евреев, все вопросы израильско-палестинского мирного урегулирования — идея двух государств, судьба израильских поселений, статус Иерусалима — должны быть отставлены в сторону, поскольку заниматься ими сейчас — «нонсенс».

У Обамы задача другая. В условиях нехватки ресурсов для проведения агрессивной внешней политики по всем фронтам новому президенту необходимо спокойствие на Ближнем Востоке для того, чтобы бросить все силы на решение его основного внешнеполитического вызова — противодействия Талибану в Афганистане и Пакистане. Поэтому действия кабинета Нетаньяху по подрыву основ переговорного процесса (уже вызвавшие ответную радикализацию позиции лидера ФАТХ Махмуда Аббаса и провоцирующие палестинцев на третью интифаду) являются серьезной помехой для американского президента — не говоря уже о намерении Тель-Авива бомбить Иран. Еще одним элементом стратегии Обамы является попытка примирения с арабским миром. Большинству арабских правителей, конечно, судьба палестинцев неинтересна (некоторые из них были бы даже не против, если бы Израиль радикально разобрался с палестинцами), однако они вынуждены учитывать позицию «арабской улицы», где сочувствие палестинскому вопросу является главным мерилом арабского патриотизма. И если Израиль не вернется к формуле «два государства для двух народов», то выстраивать публичные отношения с арабскими странами Бараку Обаме будет непросто.

Дипломатический пат

Однако найти точки соприкосновения двум союзникам не удалось. В своих официальных речах в Вашингтоне Нетаньяху ни разу не использовал термин «Палестинское государство», не говоря уже о формуле «два государства для двух народов». Однако у израильского премьера были свои основания не идти на компромисс с американским президентом в палестинском вопросе. По словам профессора Хаги Бен-Арци, если бы Нетаньяху произнес слова о двух государствах, то по возвращении домой тут же стал бы безработным. Ведь на сегодняшний день существование правящей коалиции в Израиле полностью зависит от поддержки партии «Наш дом — Израиль» во главе с радикальным правым политиком Авигдором Либерманом, занявшим в израильском правительстве пост министра иностранных дел и не желающим идти на компромиссы с палестинцами. Поэтому американскую администрацию должно устроить хотя бы то, что Нетаньяху публично не выразил нежелание возобновлять палестино-израильский мирный процесс.

По некоторым данным, небольшого компромисса американскому президенту и израильскому премьеру удалось достичь в иранском вопросе. Барак Обама пообещал Беньямину Нетаньяху, что если до конца года дипломатический подход в отношении Ирана не даст результатов, то Соединенные Штаты пересмотрят свою политику и, весьма вероятно, наложат новые санкции на Исламскую республику — а возможно, и примут более радикальные меры. По всей видимости, Барак Обама в жестких словах потребовал от израильского премьера не предпринимать никаких атак на иранские объекты в течение этого года. И Израиль, видимо, подчинился.

Хоть Иран попугали

Но это давление было единственным в своем роде. В целом же позицию Обамы усложняло то, что, несмотря на серьезную зависимость Тель-Авива от Вашингтона, хозяин Белого дома не мог говорить с Беньямином Нетаньяху языком ультиматумов. «Обама должен быть очень осторожным, — объясняет американский политолог Дэвид Кун. — Он не может себе позволить изолировать Израиль от процесса переговоров. Не только потому, что этот его шаг вызовет серьезную критику в самих Соединенных Штатах. Просто изолированный Израиль, скорее всего, посчитает, что никаких надежд на дипломатическое решение беспокоящих его вопросов больше нет». И в этом случае Тель-Авив может принять одностороннее решение об ударе по иранским ядерным объектам.

Впрочем, несмотря на фактический провал переговоров, Белый дом все-таки смог извлечь из них определенную пользу. «Нам сейчас нужно сделать все, чтобы убедить иранцев в том, чтобы они серьезно восприняли наши попытки наладить с ними диалог, — объясняет бывший американский посол в Израиле Мартин Индик. — Визит Нетаньяху в этом плане серьезно помог администрации Барака Обамы, подняв значение диалога с ней в глазах иранцев. Израиль предстал в роли “плохого полицейского”, и мы продемонстрировали, что наше желание сдержать его будет зависеть от того, насколько открыто Иран ответит на проводимую нами политику вовлечения. Возможно, теперь до иранских политиков все же дойдет, что им лучше начать вести серьезные переговоры с Соединенными Штатами. Ведь если они их не начнут, то у Америки просто не останется выбора, кроме как снять свои возражения по поводу возможности израильской военной операции. Поймите, на Ближнем Востоке страх — гораздо более эффективная мотивация, чем надежда».