О неполезном для здоровья лимонаде

Елена Чудинова
24 февраля 2010, 18:39

Еще в январе волгоградский завод «Пивовар» решил порадовать любителей безалкогольных напитков портретом товарища Сталина на этикетке лимонада «Саяны». (Жаль, что не «Буратино».)

И всего несколько дней назад мы узнали, что на 9 Мая Москву щедро разукрасят всевозможными изображениями генералиссимуса. Это уже будет посерьезнее шипучей водички.

А вчера мне попались чрезвычайно типичные для нашего сегодняшнего дня рассуждения одного претендующего на правоконсервативную позицию публициста.

Нынешних сторонников Джугашвили-Сталина он делит на две разновидности. Одни, дескать, на самом деле хотят репрессий и расстрелов, а заодно рисуют лик вождя на «иконах». Такой-де сталинизм в нашем обществе «достаточно последовательно маргинализируется и скоро не будет иметь места». Утешил, спасибо. Что же касается других, те «не хотели бы ни в коем случае восстановления сталинского режима или сталинских методов управления, никто из них не говорит о том, что Сталин и его подручные „были правы”, когда уничтожали храмы и расстреливали священников». Еще раз утешил, еще раз спасибо. Этих, «правильных» сталинистов публицист всячески хвалит как жаждущих всего лишь объективности, спокойной оценки, исторической справедливости. Такие «правильные защитники Сталина» противостоят «шумливым антисталинистам», желающим однобокого очернительства, вместо разделения дел данного деятеля на «плохие» и «хорошие». В это стоит вдуматься. Только что человек произнес «расстреливали священников», ведь сам сказал, никто за язык не тянул. Но это «плохие» дела.

А когда мы просыпаемся и видим отремонтированную «Курскую-кольцевую» (а дальше, надо думать, возвращение несчастному Царицыну названия Сталинград?), мы должны расслабиться и сказать себе: так это же за дела «хорошие»! Как все удобно и просто. Объективно признаем расстрелы священников «плохим» делом и идем праздновать День Победы с таким обилием уличных изображений Иосифа Джугашвили, какого не было даже в 1945 году.

Не о чем было бы и говорить, будь сие нравственным сбоем одного человека. Но ведь оный не самовыражается. Он излагает определенную позицию, причем отнюдь не каких-то мифических ветеранов, а позицию целой группировки внутри властных структур. Бороться с кризисом национальной идентичности они планируют раскруткой бренда «Сталин», наивно полагая, что он и сослужит тут замечательную службу.

Добродушно-благостный бренд с усами и победами, с коротенькой трубкой в руке. Все возгордятся и сплотятся.

Повторюсь – это наивно. Как «объединяющая идея» Джугашвили неэффективен хотя бы потому, что на самом деле никого не объединяет. Этих Иосифов Джугашвили, как я уже писала неоднократно, на самом деле несколько. Для ортодоксальных коммунистов «товарищ Сталин» прежде всего – верный последовательный ленинец (и в мавзолее-то лежали оба-два рядышком), интернационалист и, конечно же, материалист-атеист. (Они, конечно, обеими руками за расстрелы священников.) Для псевдоправославных «патриотов» он же – «истинно русский» правитель, любитель Иванов Грозных и Александров Невских, разобравшийся с «ленинской нерусью», ревнитель православия, летавший вокруг Москвы самолетным крестным ходом, паломник ко старцам и старицам. (Никаких священников вообще не расстреливал.) Для «государственников» вроде Михаила Леонтьева «товарищ Сталин» будет у нас эффективным менеджером, которого «все боялись». (Наибольшей эффективности достиг, когда от расправ над духовным сословием перешел к попыткам превратить Церковь в один из винтиков государственной машины.) И это они-то подарят нам целостную идеологию? Полноте! Навязав стране свой якобы общий бренд (и для сего ненадолго объединившись), они вскоре друг на дружку пойдут стенка на стенку. И смею уверить, накал страстей вокруг вопроса – в одиночку Иосифу Виссарионовичу возлежать в щусевском зиккурате или валетом с Владимиром Ильичом – будет куда неистовей, нежели нынешние дебаты о том, «отец» он или «сука». Споры, в которых правда не представлена ни одной из сторон, всегда самые злые. (Вспомним хотя бы, как ненавидели друг дружку большевики с эсерами.) Впрочем, от таких споров обычно быстро переходят к делу и начинают физически разбираться, дай Бог, если между собой.

Что же, не будем драматизировать и без того скверное положение и поверим, что возвращения к репрессиям наше сталинское лобби действительно не хочет. Но за раскруткой бренда, как нитка за иголкой, неизменно кое-что следует. Я читала работы современных неосталинистов (отнюдь не в блогах выложенные, а добротно изданные). И могу наверное утверждать: все эти мыслители – несомненные сторонники изоляционизма. Со всеми прилагающимися к оному прелестями.

Из бутылки с надписью «Саяны» может быть выпущен такой джинн, что мало не покажется самим «пивоварам». Есть исторические механизмы, которые включаются сами, стоит их только чуть-чуть спровоцировать. Мало кого утешит потом, что включать их всерьез никто «не хотел».

Против такого 9 Мая и прочих интересных новшеств звучат общественные протесты. Но откуда они идут? Из либерального лагеря. Рада бы я была тут сказать, что в этом случае они бесполезны, да выйдет недобор.

Нашим лоббистам либерально-демократическое негодование только на руку. Чем чернее станет образ России за рубежом, тем чаемый изоляционизм реальнее. Да и вообще демократическая идея сделалась при Ельцине столь непопулярна, что антисталинские выступления правозащитников только раскручивают бренд.

Только правый и консервативный отпор может остановить этот морок. Сплоченный отпор. Автору этих строк неоднократно доводилось писать о разобщенности носителей без кавычек правой идеологии. Не пора ли ее преодолевать? А то ведь и поздно будет. Как говаривал Серафим Платинский, «сейчас уже намного позже, чем вам кажется».