Африканский интерес

Али Алиев
13 мая 2010, 17:55

«Северсталь» Алексея Мордашова сообщила о том, что покупает долю в компании Core Mining Limited (СМL), которой принадлежат лицензии на месторождения железной руды Avima в Конго и Kango в Габоне.

Как говорится в сообщении российской компании, речь идет о приобретении на начальной стадии сделки 16,7% CML. Однако в дальнейшем «Северсталь» планирует наращивать свои инвестиции в этот проект. Как ожидается, сделка будет закрыта в мае, а средства от нее пойдут на геологоразведку проектов в Конго и Габоне.

CML – частная компания, зарегистрированная на острове Мэн. Основной профиль ее деятельности – геологоразведка, а также развитие и управление железорудными проектами в Центральной и Восточной Африке. Avima и Kango находятся на ранней стадии геологоразведки. Запасы месторождения Avima предварительно оцениваются в 500 млн тонн руды, включая минимум 100 млн тонн руды с содержанием железа более 60%. На проекте Kango исследования показали существенные залежи железа протяженностью 60 км. В сообщении говорится, что оценка запасов обоих месторождений будет уточнена позднее в ходе проводимой в 2010-2011 годах геологоразведки.

Сумма сделки не разглашается, однако, по данным агентства Reuters, она может составлять около 15 млн долларов. По мнению ведущего эксперта УК «Финам менеджмент» Дмитрия Баранова, возможные общие инвестиции «Северстали» в проект, согласно приобретенной доле, «могут составить десятки миллионов долларов, возможно даже до 100 млн долларов». Впрочем, весь объем инвестиций, конечно же, будет зависеть от объемов месторождения в Габоне и итоговых оценок по месторождению в Конго.

«Приобретение пакета в Core Mining – это часть нашей стратегии по созданию портфеля активов мирового класса по добыче сырья для металлургии, имеющих выгодное положение для транспортировки продукции на наши целевые рынки – в Европу, Северную Америку и Азию», – приводятся в пресс-релизе российской компании слова директора по стратегии и корпоративному развитию «Северсталь ресурса» (горнодобывающего дивизиона «Северстали») Бориса Грановского.

«Северсталь» имеет предприятия в России, на Украине, в Казахстане, Италии, Франции, Великобритании, Соединенных Штатах и Африке. Однако в последние месяцы компания несколько раз объявляла о том, что избавляется от ряда своих активов за рубежом. В частности, был закрыт завод Carrington Wire в Великобритании, продан завод Allenport и четыре компании по обработке и дистрибуции стали в США. Впрочем, как отмечает Дмитрий Баранов, недавняя продажа части активов в Северной Америке вполне коррелирует с приобретением активов в Африке. «Там продавались активы, которые показали неудовлетворительные финансовые результаты и которые не вписываются в обновленную стратегию развития компании в Северной Америке. А в Африке приобретены активы, которые увеличивают ресурсную базу компании, делают ее более независимой от колебаний рынка железной руды и политики ведущих мировых поставщиков», – считает аналитик.

Российская компания уже имеет опыт работы в Африке – в конце 2008 года она завершила сделку по приобретению железорудного месторождения в Либерии. Поэтому, как считает директор департамента НКГ «2К Аудит – Деловые консультации» Александр Шток, руководство «Северстали» учитывает все инвестиционные риски, которые в Африке, несомненно, выше, чем в Европе или США. «„Северсталь” вряд ли будет строить здесь сталелитейные заводы, поэтому договориться об инвестиционных обязательствах с правительствами африканских стран будет проще, чем тому же „Русалу”, который в Африке не только ведет добычу, но и располагает производственными активами», – говорит аналитик.

«„Русал” и „Северсталь” работают в разных странах Африки, и говорить о том, что уровень коррупции на континенте везде одинаков, в корне неверно, – отмечает Дмитрий Баранов. – Да, определенные проблемы есть, но они вполне преодолимы. Во многих африканских странах очень хорошо относятся к России. Помнят о том, сколько сделал СССР для них и сколько делает Россия, поэтому особых проблем у „Северстали” при общении с местными властями в Конго и Габоне быть не должно».

Не должно возникнуть у «Северстали», по мнению аналитиков, и серьезных проблем в конкуренции с китайскими компаниями, которые в последние десятилетия активно осваивают африканский сырьевой рынок. «Расходы на транспортировку руды в Азию с западного побережья Африки будут гораздо дороже, возможно, поэтому пока „Северстали” удается обойти китайские компании при покупке железорудных месторождений в этой части континента», – считает Александр Шток.

С ним согласен и Дмитрий Баранов. «Китайцы не так уж и могущественны и не так вездесущи. С ними можно и нужно конкурировать, можно побеждать их в конкурсах и на аукционах, – уверен он. – Африка же стала приложением сил многих компаний по вполне объяснимой причине: это одно из последних мест на земле, где остались крупные месторождения природных ископаемых, если, конечно, не брать месторождения на шельфе Мирового океана, но их разработка пока слишком дорога. Поэтому компании многих стран, транснациональные корпорации и стремятся „застолбить” себе место в Африке».