Жертва национальных интересов

Евгения Новикова
4 августа 2010, 20:58

Обстановка на Южном Кавказе сейчас еще более взрывоопасная, чем когда-либо. Об этом заявляют российские и британские эксперты, обсуждая вопрос геополитических перемен в регионе, где ровно два года назад произошел грузино-югоосетинский вооруженный конфликт, к которому подключилась Россия и принудила Грузию к миру. По их словам, обратной дороги нет, но и движение вперед затруднено из-за диаметрально противоположных позиций переговорщиков, стремящихся урегулировать ситуацию.

В

оенные действия в августе-2008 шли без малого пять суток. Результат — суверенные Южная Осетия и Абхазия, мало кем признанные за истекшие два года, потерявшая земли Грузия, выигравшая эту войну и во многом проигравшая на постсоветском пространстве Россия, которую теперь побаиваются бывшие «коллеги» по СССР. Уроки извлекли также Запад и весь мир в целом: соседи поняли, на что способна Россия, к тому же теперь стало ясно, что два «золотых принципа» ООН — территориальная целостность и право наций на самоопределение — очень легко и просто вступают в противоречие друг с другом. И вопрос приоритета одного перед другим рано или поздно предстоит решать.

Ныне обстановка в регионе «достаточно многогранная», и нельзя говорить «о новом статусе-кво», заявил Джеймс Шерр, директор программ по России и Евразии в Королевском институте международных отношений. «Достигнуто равноправие сил, но ни у кого нет четкого понимания того, куда двигаться дальше», — отметил он. И призвал не обсуждать вопрос, кто виноват, а искать выход из сложившейся ситуации, отойдя от догм. Именно такой догмой, по его мнению, стал принцип территориальной целостности: «Если мы хотим выбраться из этой ситуации, нужно признать, что в ближайшее десятилетие не будет разумной основы для обсуждения вопросов территориальной независимости».

По мнению другого британского эксперта Домитиллы Саграмосо, специалиста по вопросам безопасности и конфликтов на территориях Северного и Южного Кавказа, Центральной Азии и России, на данном этапе следует отойти от обсуждения политических вопросов и отдать приоритет решению насущных задач населения региона, чтобы жизнь людей стала приемлемой. Отложить политическую тематику, по ее словам, следует из-за того, что конфликтовавшим сторонам за два года так и не удалось сблизить позиции. «Страны Запада все еще поддерживают Грузию и заявляют, что ее территория оккупирована, Грузия не поддерживает позицию осетин и абхазов» и надеется вернуться к конфигурации двухлетней давности, отмечает эксперт. Между тем, по мнению британского аналитика, требовать от России шагов назад бессмысленно: экономическое, военное, политическое влияние России в Абхазии и Южной Осетии возросло и укрепилось. Вместе с тем она уверена, что Москва должна признать: мотивировать мир ко всеобщему признанию суверенитета Южной Осетии и Абхазии не вышло. Политическое решение грузино-югоосетинского конфликта может быть найдено лишь совместно, в ходе диалога между РФ, НАТО, ЕС и США, полагает Саграмосо.

Проблема в том, что в регионе нет прочного режима обеспечения безопасности, поэтому акты насилия пресечь невозможно, указывает Оксана Антоненко, директор по программам России и Евразии в Международном институте стратегических исследований. Женевские консультации, которые шли почти полтора года с участием делегаций из новых независимых республик, Грузии, России, ЕС и США, так ни к чему и не привели. И, как отметил посол РФ в Великобритании Юрий Федотов, до сих пор нет письменного обязательства Тбилиси воздерживаться от применения силы в регионе. Поэтому ситуация нестабильна. И как никогда вероятна, по словам Антоненко, новая волна насилия.

И поскольку от Грузии не следует ожидать изменения позиций, по крайней мере пока у власти стоит Михаил Саакашвили, следует уйти от дискуссии на политические темы и решать насущные вопросы жизнеобеспечения. С регионом можно работать и не признавая независимости, полагает Антоненко. Инвестиции в отсталые республики гораздо важнее политики.

Отметим, переговорный процесс так труден и безрезультатен, а до нормализации обстановки так далеко, потому что все участники урегулирования ситуации преследуют свои национальные интересы. Хотя совершенно очевидно, что России на пространствах СССР логичнее было бы реализовывать свои интересы в гораздо большем объеме и формате, чем любой другой структуре, будь то ЕС, НАТО, США, фигурирующих в попытках найти ключ к решению конфликта между Южной Осетией и Грузией.

Очевидно, что Запад хочет как минимум получить контроль над нефтеносными районами Ближнего и Среднего Востока и для этого заявляет об интересах на Южном Кавказе и участвует в разруливании ситуации. Вместе с тем так же очевидно, что «никакой Грузии, которая сейчас изображается на картах, больше не будет». Так считает председатель программы «Религия, общество и безопасность» Московского центра Карнеги Алексей Малашенко. Перспективы Абхазии в плане признания более радужны, чем у Южной Осетии. Абхазских ресурсов и возможностей, усилий абхазских диаспор достаточно, чтобы продвигать вопрос международной легитимизации страны. Другое дело Южная Осетия, которая может стать уже в ближайшее время серьезной проблемой для России. Но РФ этот вопрос решит, можно не сомневаться, путем дипломатических усилий, экономической и политической поддержки. По словам Малашенко, итоги этой войны — «влиятельного эпизода» — ревизии подвергаться не будут и являются необратимыми.

Михаил Саакашвили тоже не забыл сегодняшнюю памятную дату, когда в августе 2008 года отдал приказ стрелять по российским миротворцам в Цхинвали. Как пишут грузинские СМИ, сегодня он побывал на кладбище Мухатгверди у мемориала погибшим в конфликте воинам. Он заявил, что очень гордится результатами отчетов международных правозащитных организаций, согласно которым жители, оставшиеся в Цхинвальском регионе Грузии, отмечают человечное отношение грузинских военных во время конфликта в 2008 году. Бодрость президента Грузии понятна. Недавно он получил большую моральную поддержку от США: госсекретарь Хиллари Клинтон, побывавшая с визитом в Тбилиси, назвала Абхазию и Южную Осетию «оккупированными территориями» и заверила в поддержке территориальной целостности Грузии. Вашингтон тоже можно понять: во-первых, не принято бросать союзников, даже запятнавших репутацию, во-вторых, новой подходящей кандидатуры на пост президента Грузии, на которую США могли бы делать ставки, пока что нет. Поэтому Вашингтону приходится совершать сложные маневры между поддержкой существующего грузинского режима и перезагрузкой ситуации с Россией, как того требуют его национальные интересы.