Сверхзадача Ахмадинежада

Евгения Новикова
12 октября 2010, 19:15

Четыре месяца международных санкций оказались для Ирана сложными. По данным The Wall Street Journal, растут инфляция и безработица, что вызывает недовольство граждан страны. В этих условиях власти, похоже, решили приступить к налаживанию контактов с внешним миром. Министр иностранных дел заявляет о готовности к переговорам по ядерной программе. А в Москву, вызвавшую взрыв недовольства Тегерана из-за поддержки санкций СБ ООН и отказа в продаже С-300, с важной миссией прибыл советник президента Ирана.

Центробанк Ирана вот уже три года не публикует отчетов о ВВП, инфляции и динамике других экономических показателей. Официальная статистика не дает возможности оценить состояние экономики страны. В то же время, согласно данным The Wall Street Journal, с июня 2010 года, когда СБ ООН были введены новые жесткие меры в отношении этой страны, экономическая ситуация ухудшилась — об этом изданию рассказали иранские бизнесмены. Проблемы связаны как с открытием кредитов, так и со страхованием грузов. По словам предпринимателей, занимающихся импортом, операционные издержки выросли как минимум на 30%. А пенсионерам теперь не хватает пенсий на самое необходимое. Санкции все же ударили по населению Ирана, хотя предполагалось, что влияние на граждан будет не таким уж серьезным.  

На грани разрыва

Введение санкций — довольно привычное событие для Ирана, не выполняющего требования резолюций ООН, направленных на ограничение ядерных разработок страны. Вместе с тем введенные летом нынешнего года новые санкции принципиально отличаются от всех предыдущих: дело в том, что Россия и Китай, которые ранее не поддерживали ужесточение жестких мер, теперь не стали ветировать резолюцию и согласились с коллегами по СБ в том, что Иран заслужил серьезной реакции со стороны мирового сообщества.

Более того, президент РФ Дмитрий Медведев 22 сентября подписал указ «О мерах по выполнению резолюции Совета безопасности ООН 1929 от 9 июня 2010 года», где четко расписано, как Москва намерена выполнять санкции. В рамках реализации этого документа РФ отказалась, сославшись на требования резолюции ООН, от обязательств по продаже Тегерану зенитно-ракетных комплексов С-300, предназначенных для обороны, а не для нападения.

Это вызвало в Тегеране волну возмущения. Министр обороны ИРИ Ахмад Вахиди фактически пригрозил разрывом отношений, заявив, что только выполнение взятых на себя обязательств может сохранить дружественные связи двух стран. Он заявил, что РФ идет на поводу у США.

Подобные высказывания официальных лиц Ирана звучат и по сей день. Например, вчера Алладин Боруджерди, глава парламентской Комиссии по национальной безопасности и внешним делам, пригрозил подать на Россию в суд, если отказ от поставок Исламской Республике зенитно-ракетных систем С-300 останется в силе. Россия намерена вернуть Ирану предоплату, внесенную за ракеты. По данным главы «Ростехнологий» Сергея Чемезова, эта сумма составляет 166,8 млн долларов. Но Иран хочет ЗРК, а не возврата денег. Как результат, по неофициальным данным, Россию решено не допускать к тендеру на строительство двух новых атомных электростанций, тогда как ранее, до указа президента об С-300, «Росатом», достроивший и запустивший «Бушер», считался фаворитом этого конкурса.

Таким образом, отношения с Россией, крупным экономическим партнером Ирана, заметно ухудшились, хотя высшие чины Исламской Республики — президент и рахбар — в сторону Москвы камней не бросили.

Начнем с культуры

Сегодня стало известно, что Иран предпринимает активные многовекторные усилия по налаживанию отношений с зарубежьем. В Москву прибыл высокий чин из Тегерана — советник президента, руководитель Организации по культуре и исламским связям ИРИ Мехди Мостафави. Встретившись с российской прессой на площадке РИА «Новости», он сообщил, что провел переговоры с российским министром культуры Александром Авдеевым и договорился об углублении связей в гуманитарной и культурной сфере. «Мы с министром культуры России договорились создать условия для совместного производства телесериалов. В голливудских фильмах — всегда насилие и секс. Все это способствует развитию семейных кризисов. Иранский кинематограф проповедует человеческие ценности. Они укрепляют семейные устои. Мы чувствуем, что со стороны российского зрителя есть интерес к этой теме», — сообщил Мостафави. Кроме того, в Москве вчера вновь открылся Иранский культурный центр, сегодня — Международный фонд иранистики. Культурные связи, как видно, крепнут вне зависимости от политической обстановки. «Исторические события не стали препятствием в развитии культурных связей, основанных на соседских отношениях и общности истории и культуры», — заявил советник президента Ирана российской прессе. Он напомним, что в отношениях РФ и Ирана были времена падений и взлетов, но не было так, чтобы отношения прерывались.

Интересна трактовка нынешней конфликтной ситуации между Ираном и Россией, предлагаемая советником Ахмадинежада. «Высшее руководство государств прилагает усилия для укрепления национальных интересов. Иногда принятые решения препятствуют развитию двусторонних отношений. Но мы надеемся, что вопросы будут разрешены. И это послужит тому, что принимаемые решения будут более логичными и дальновидными», — заявил он «Эксперту Online». По-видимому, можно считать, что это официальная точка зрения Тегерана. Отметим, эта тема озвучена впервые после начала усложнения отношений в связи с указом Медведева о выполнении резолюции СБ ООН. Тегеран готов смириться с позицией России по ЗРК и санкциям, делая шаг навстречу: «Соседи должны понимать интересы друг друга. Именно культурные связи могут оздоровить отношения между странами». Вместе с тем, как это всегда делают представители иранской власти, советник Ахмадинежада не преминул напомнить, что его страна не намерена отказываться от избранного пути в освоении атома: «Наши убеждения основаны на логике и разуме. Поэтому многие народы нас поддерживают. Могущественные державы не могут препятствовать нашим целям».

Мехди Мостафави признался, что накануне отъезда в Россию встречался с президентом ИРИ Махмудом Ахмадинежадом. Тот поставил перед ним сверхзадачу: «Укрепить двусторонние связи, акцентируя на нашей общности». Общность между РФ и ИРИ в исторической и культурной сферах необходимо сохранить и развивать, несмотря на исторические события, уверен он.

Риторика иранских властных чиновников среднего звена и митинги с антироссийскими лозунгами, прошедшие в крупных городах республики, пояснил он «Эксперту Online», вызваны естественными причинами. «Когда старший брат хочет оказать давление на младшего, тот, младший, обижается и выражает протест. Важно, чтобы поведение братьев было основано на законах и логике. Другие люди будут смотреть на поведение двух братьев и судить их. Конечно, их суждения войдут в историю», — иллюстрирует Мостафави простым бытовым примером конфликтную ситуацию между Россией и Ираном. Таким образом, Тегеран желает «замять» обострение, возникшее в отношениях с Москвой, и по возможности вновь заручиться поддержкой на переговорах по ядерной тематике и, если получится, в СБ ООН.

Дружить с Западом

Параллельно ИРИ действует и на западном фронте. 9 октября в субботу стало известно, что Тегеран не против возобновления переговоров по ядерной тематике. Об этом сообщил глава МИД ИРИ Манучехр Моттаки: «Мы думаем, что конец октября или начало ноября будут подходящей датой для проведения переговоров между представителями Ирана и стран группы “пять плюс один”».

Отметим, 22 сентября 2010 года главы внешнеполитических ведомств «шестерки» переговорщиков по иранской ядерной проблеме подтвердили твердую готовность к урегулированию ядерной проблемы Ирана путем диалога. Они настаивают на выполнении Тегераном резолюций Совета безопасности ООН и конструктивного решения вопроса дообогащения иранского урана в одной из третьих стран.

Сегодня глава российского МИДа Сергей Лавров указал на позитивные импульсы ИРИ: «Сейчас, насколько я понимаю, из Тегерана слышны сигналы о том, что в ближайшее время они готовы к таким переговорам». По словам Лаврова, Россия выступает за то, чтобы переговоры «шестерки» с Ираном начались как можно скорее. Дата встречи пока не установлена. Вероятно, она состоится в Вене или Женеве.