Лоббизм атомной промышленности в США

Сергей Костяев
28 марта 2011, 14:55

Обама не может последовать примеру Меркель и закрыть свои АЭС, поскольку, во-первых, их нечем заменить, во-вторых, эта идея могла бы подпортить и без того непростые отношения с республиканским большинством в Палате представителей, которое находится «на коротком поводке» у американской атомной промышленности.

Иллюстрация: Эксперт Online

После аварии на японской АЭС «Фукусима-1», вызванной цунами, по всему миру прокатилась волна «антиатомной истерии». Многие страны пересматривают планы развития атомной энергетики, а канцлер ФРГ Ангела Меркель даже распорядилась создать комиссию по вопросу об отказе от атомной энергии. Более того, после катастрофы правительство Германии рекомендовало немцам покинуть территорию всего Токийского мегалополиса, тогда как администрация США ограничилась рекомендацией не приближаться к 20-мильной зоне вокруг «Фукусимы-1», которая позже стала 50-мильной.

«Ядерная энергия – очень важная часть нашего энергетического будущего», – заявил Барак Обама после аварии на АЭС в Японии. Чиновники уровнем ниже высказывали ту же позицию. Так, выступая на слушаниях в конгрессе США, министр энергетики Стивен Чу заявил, что администрация США не намерена пересматривать роль АЭС в энергетической стратегии страны. Аналогичной точки зрения придерживаются Чили, Франция, Беларусь, Турция, Индия, Китай и ряд других стран.

Причина раскола мира на два лагеря в отношении ядерной энергии – в различной степени зависимости этого источника. Например, в энергетическом балансе США доля электроэнергии, вырабатываемой 104 атомными реакторами, составляет около 20%. Во Франции 50 и 80% соответственно.

При этом алармисты имеются и в США. Так, Дэвид Марки, конгрессмен-демократ от штата Массачусетс, призвал ввести мораторий на строительство новых АЭС. Union of Concerned Scientists направил доклад в Белый дом с призывом изменить отношение к атомной энергетике. При этом следует понимать, что Обама включил атомную энергетику в свою энергетическую стратегию для того, чтобы обеспечить себе поддержку среди республиканцев, давних сторонников этого источника электричества.

Тем не менее под давлением общественности 17 марта Барак Обама приказал Грегори Яцко, главе комиссии по регулированию ядерной энергетики, провести обследование всех американских АЭС на предмет соответствия стандартам безопасности.

Думается, проверка не выявит нарушений, которые можно будет устранить не иначе, как только закрытием АЭС. Дело в том, что, по подсчетам автора статьи, основанным на отчетной документации лоббистов по закону 1995 года «О раскрытии лоббистской деятельности», с 1999 года различные объединения американской атомной промышленности потратили на представительство своих интересов в Вашингтоне 46 млн долларов. Из них 30 млн приходится на главного лоббиста американских атомщиков – Институт атомной энергии, который, несмотря на свое название, не имеет ни малейшего отношения к науке. С 1999 года этот «институт» для продвижения целей своих членов в федеральном округе Колумбия пользовался как собственным вашингтонским представительством, так и услугами 51 консалтинговой фирмы. Марвин Фертел, президент Института атомной энергии, отметил: «Проверка АЭС – ожидаемый шаг после событий такого масштаба, и мы рассчитываем, что комиссия по регулированию атомной энергетики сделает свое собственное заключение».

Институт атомной энергии был основан в 1994 году на базе нескольких организаций, представлявших интересы атомной промышленности: Совета по управлению ресурсами атомных предприятий, который занимался вопросами регуляторной технической политики; Совета США за энергетическую информированность, который делал акцент на связях с общественностью; Американского совета по ядерной энергии, специализировавшегося на лоббизме; отдела по ядерной энергии Электрического института Эдисона. В результате слияния получилась организация с 350 членами, практически монополизировавшая представительство интересов американских атомщиков в Вашингтоне.

Руководство лоббистской деятельностью «института» осуществляет его вице-президент Макс Флинт, который ранее руководил аппаратом сенатского комитета по энергетике, а затем – подкомитета по энергетике сенатского комитета по ассигнованиям. Именно этот подкомитет контролирует бюджеты комиссии Грегори Яцко и министерства энергетики США. Кроме того, бывшим сотрудником комиссии по регулированию ядерной энергетики является вице-президент ИАЭ Эллен Гинсберг. Это дает основания полагать, что, согласно сложившейся в Вашингтоне практике, чиновник, подавшийся в лоббисты, сделает пару звонков своим бывшим коллегам и попытается «решить вопрос» в нужном для себя ключе.

В отчетах своих лоббистов за прошлый год Институт атомной энергии в качестве целей деятельности среди прочего указывал развитие программы государственных кредитных поручительств министерства энергетики США предприятиям атомной промышленности. Государственное кредитное поручительство используется частной компанией тогда, когда она не может привлечь заемные средства на приемлемых для себя условиях. Это поручительство означает, что в случае невыплаты долга ответчиком будет государство. Такая форма позволяет существенно снизить процентную ставку по банковскому кредиту и не обременительна для бюджета, поскольку в подавляющем большинстве случаев кредиты исправно выплачиваются. Для увеличения программы кредитных поручительств использовались как свои сотрудники отдела по отношениям с правительством, так и внешние структуры – The Mathis Group, EOP Group, Inc. и др. В результате в проекте федерального бюджета на 2012 год, направленном месяц назад Обамой в конгресс, на обеспечение государственных кредитных поручительств предприятиям атомной промышленности планируется выделить 36 млрд долларов.

На этом атомщики не остановились, и в качестве приоритетов лоббистской деятельности на 2011 год значится введение налоговых вычетов для АЭС. Реализацией этой задачи по контракту с Институтом атомной энергетики занимается Raffaniello & Associates.

Таким образом, условием эффективной защиты атомной промышленности от атак зеленых является высокая доля в энергетическом балансе своей страны, а организационная форма представительства интересов – будь то отраслевая ассоциация частных предприятий или государственная собственность на средства производства – менее существенна. Хотя специфика политической системы: наличие союзников, как республиканцы в США, – может сыграть свою роль в поддержании благоприятного режима государственного регулирования.