Назло Совбезу

Евгения Новикова
19 июля 2011, 17:20

Иран начал монтаж новых каскадов центрифуг на ядерных предприятиях. Это противоречит резолюции СБ ООН, требующей приостановки работ по обогащению урана. Тегеран не намерен останавливаться на достигнутом и намерен ускорить получение 20-процентного ядерного топлива.

Фото: <A HREF="http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/6/69/Gas_centrifuge_cascade.jpg/750px-Gas_centrifuge_cascade.jpg">Fastfission</A>, <A HREF="http://www.doedigitalarchive.doe.gov/index.cfm?CFID=594931&CFTOKEN=41416503">Licensing</A>
Иран начал монтаж новых каскадов центрифуг на ядерных предприятиях, что противоречит резолюции СБ ООН

Очередной прорыв

Новые центрифуги обладают большей мощностью, передает AFP со ссылкой на МИД Ирана. Они позволяют значительно расширить производство по обогащению урана до 20%. Как заявил официальный представитель МИД Рамин Мехманпараст, МАГАТЭ в курсе: «С установкой новых центрифуг, более быстрых и более эффективных, продолжается наша деятельность в использовании мирного атома. Мы сообщили об этом МАГАТЭ, которое осуществляет контроль за данными действиями».

Напомним, Тегеран в июне текущего года официально заявил о планах по увеличению производства обогащенного до 20% урана. Это топливо используется в ядерных реакторах. (Иран утверждает, что 20-процентный уран необходим для Тегеранского реактора, который производит изотопы для медицины.) Выработку 20-процентного урана власти Ирана намерены начать на заводе «Форду» близ города Кум. О его сооружении МАГАТЭ узнало от Тегерана в сентябре 2009 года.

Глава Организации по атомной энергии ИРИ Ферейдун Аббаси в июне 2011 года сказал, что на «Форду» будут размещены 164 новые центрифуги. И, согласно планам Тегерана, когда объем производства обогащенного до 20% урана на «Форду» возрастет в три раза, на предприятии в Натанзе можно будет свернуть обогащение. В Натанзе производится низкообогащенный 3,5-процентный уран, а с февраля 2011 года — 20-процентный.

Известно, что в планах властей страны сооружение десяти заводов по обогащению урана.

Такой размах волнует Запад, который не доверяет заверениям иранцев о мирном характере ядерной программы.

Отметим, для производства ядерной бомбы 20-процентного урана недостаточно, нужно обогащение более высокой степени — до 90%. А вот для АЭС 20-процентный вполне подойдет. Вместе с тем «грязную» бомбу можно создать и с гораздо меньшими концентрациями.

Досье в Совбезе

Благодаря позиции США и ряда европейских стран ядерное досье ИРИ было перенесено из МАГАТЭ в Совет безопасности ООН. С тех пор Совбез ООН занимается проблемой, а Иран всячески пытается мотивировать возвращение досье из СБ ООН в МАГАТЭ, объясняя это тем, что все в ядерной программе открыто и доступно инспекторам. Для обсуждения иранской ядерной тематики была создана «шестерка» посредников: Россия, Китай, США, Франция, Великобритания, а также Германия.

На сегодняшний день всех беспокоют два момента: большое количество низкообогащенного урана, получаемого ИРИ и остающегося на территории этой страны в неиспользованном виде, и характер ядерной программы. Для того чтобы снять первый вопрос, в 2009 году «шестерка» предложила дообогатить низкообогащенный уран до 20-процентного на каком-либо предприятии за рубежом и передать его Ирану. В тот момент технологий дообогащения у ИРИ не было. Условия передачи топлива обсуждались долго и безрезультатно. Тегеран не устраивали детали. Суть сводилась к одному — ИРИ опасалась того, что низкообогащенный уран будет изъят с территории страны, а 20-процентного она не получит. Тем временем иранские ядерщики получали время на работу над технологиями обогащения.

Ирану грозили новые санкции ООН (за невыполнение предыдущих требований о приостановке ядерной программы) в том случае, если обсуждение проблемы не сдвинется с мертвой точки. Поэтому почти накануне заседания СБ по Ирану договоренность была достигнута, но не с «шестеркой», а с Турцией и Бразилией. Анкара предоставляла свою территорию для обмена топлива, а Бразилиа бралась переработать. Санкции все же были введены СБ ООН, причем единогласно, без возражений РФ и Китая, которые обычно выступали против. Это произошло в 2010 году.

Некоторое время спустя после введения санкций, в январе 2011 года, Иран объявил о создании полного цикла производства ядерного топлива. И уже в обозримом будущем сможет сам производить то, что ему нужно, независимо от Европы и Америки. А выполнять требования СБ ООН о приостановке работ по обогащению урана не будет. Более того, как заявил посол ИРИ в МАГАТЭ Али Асгар Солтание, невыполнение резолюций — принципиальная позиция его страны. Требования, заложенные в этих документах, «не имеют юридических оснований».

Step by step

Переговоры по ядерной проблеме пытались возобновить несколько раз. Последний из них — встреча в Стамбуле в январе 2011 года. Тактика ИРИ не изменилась: страна готова обсуждать проблемы ядерной безопасности «вообще», в глобальном смысле, а вот о своей программе предпочитает не распространяться, ссылаясь на то, что все под контролем МАГАТЭ и носит исключительно мирный характер.  

В начале июля 2011 года глава МИД России Сергей Лавров сделал несколько важных заявлений. Москва заинтересована в скорейшем начале переговоров с ИРИ по ядерной проблеме. И поддерживает предложения «шестерки». Россия против новых международных санкций. Россия не имеет «никаких доказательств того, что в Тегеране приняли политическое решение создать ядерную бомбу. В свою очередь, данные МАГАТЭ также не могут подтвердить того, что Иран создает бомбу». Вместе с тем никто в мире, по словам главы российской дипломатии, не может подтвердить мирный характер ядерной программы.

Спикер парламента Ирана Али Лариджани — человек далеко не последний в иранской политической иерархии — заявил, что его страна готова к обсуждению по ядерной программе. Но не хочет возвращаться к прежнему формату: «шестерка» постоянно путается в вопросах, превращая обсуждение ядерной программы Ирана в шоу, сказал он. Лариджани сообщил, что ИРИ готова провести переговоры в формате «один на один», при этом должны быть обозначены предмет и цели переговоров, которых в формате «шестерки», по мнению спикера, нет.

Неделю спустя глава МИД Ирана Али Акбар Салехи в очередной раз подтвердил, что его страна не отступит от своего законного права на реализацию мирной ядерной программы. Он сообщил, что в военной доктрине его страны нет ядерной составляющей и что духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи объявил: производство, накопление и применение ядерного оружия является харамом — то есть запретом. Ну а к переговорам с «шестеркой» Тегеран готов.

В середине июля в ходе визита Лаврова в Вашингтон снова возникла тема иранского атома. Он предложил коллеге Хиллари Клинтон идти навстречу Ирану в формате step by step: иногда допускать уступки, довольствуясь малыми результатами, и предпринимать новые шаги для продвижения к цели. Цель — прояснение вопросов, поставленных МАГАТЭ. А уступки для Ирана — это частичное снятие санкций. Такой подход может обеспечить продвижение от простых вопросов к более сложным. «Мы предлагаем по каждому требованию МАГАТЭ, которое должен выполнить Иран, составить что-то вроде "дорожной карты". В ответ на каждый конкретный, именно конкретный, а не декларативный шаг Ирана мы считаем возможным делать шаг навстречу в виде замораживания, а затем, по мере движения вперед, сокращения объема санкций», — пояснил он.

Сегодня официальный представитель МИД ИРИ Рамин Мехманпараст заявил, что Тегеран изучит эти предложения России. Но текст из российского МИДа еще не получен. Об этом сообщает иранский ресурс Press-TV. Мехманпараст не преминул сообщить, что деятельность его страны в атомной сфере «отвечает нормативным положениям МАГАТЭ и ДНЯО. Она полностью законна и основана на правах иранской нации».

Санкции и война

На мирном фоне мирного изучения предложения дипломатов в прессу просочилась информация о том, что Израиль якобы готов нанести удар по Ирану в сентябре, до голосования в ООН о суверенитете Палестины. Сообщения о серьезных намерениях Израиля в отношении ИРИ время от времени появляются в СМИ, чтобы тема не забывалась.

На сей раз дезавуировать сообщение пришлось экс-сотруднику Госдепартамента США Джозефу Кроули: «Израиль не намерен атаковать Иран в ближайшем будущем. Возможная выгода все еще не перевешивает ущерб от этой операции».

С Кроули сложно не согласиться: у Израиля достаточно своих проблем, связанных с палестинцами, с революциями у соседей — в Египте и Сирии, с неспокойной обстановкой в Иордании. Тель-Авиву надо заниматься разработкой стратегий на все случаи развития событий в регионе. А с Ираном пока придется подождать.